August 15th, 2017

Август 17-го. Раскол

Милюков "История второй русской революции"
"Корнилов приехал из Ставки на другой день, 15 августа, и был принят в Москве с большой помпой представителями союзов, которые раньше посылали ему телеграммы (см. выше), некоторыми депутатами Государственной думы, общественными деятелями, юнкерами Александровского училища и прапорщиками 6-й школы. После ряда приветствий (в том числе и Ф. И. Родичева) Корнилов был вынесен на руках к толпе, встретившей его восторженными криками, и проехал в сопровождении живописного эскорта охранявших его текинцев к Иверской часовне. Там он отстоял молебен в присутствии многочисленной толпы народа, встретившей и проводившей его взрывами «ура». Затем, не посетив Керенского, он вернулся в свой вагон на вокзале. Политическая символика этого дня пополнилась еще одной чертой. В то время, когда генерал Корнилов принимал приветствовавшие его воинские части, командующий военным округом Верховский устроил для Керенского смотр войск Московского гарнизона. Министр-председатель и главнокомандующий в течение всего дня друг с другом не виделись, несмотря на неоднократные напоминания Корнилову, что его ждут с визитом. ...В 11 часов вечера А. Ф. Керенский, наконец, лично вызвал его по телефону.

...На обратном пути к себе в ложу генерал Корнилов был замечен в зале и сделался предметом горячей продолжительной овации, в которой не приняла никакого участия левая часть. Тотчас после того как Корнилов, дважды откланявшись, отошел в глубину ложи, левая взяла свой реванш. В эту минуту появились члены правительства с Керенским. Левая демонстративно встала и при криках «Да здравствует революция, да здравствует революционный народ и революционная армия» устроила Керенскому долгую овацию, в которой на этот раз так же демонстративно не участвовала правая, оставшаяся сидеть. «Да здравствует Корнилов», — снова раздается из рядов офицерства.

...в последних фразах Керенский уже вступил в область своего тогдашнего психоза-страха. Он имел еще самообладание оговориться, что дальше будет говорить уже лично от себя. Но затем и по форме, и по содержанию, его речь потеряла характер объективности и спокойствия. Оратор как бы впал в своего рода транс. Прерывающимся голосом, который от истерического крика падал до трагического шепота, А. Ф. Керенский грозил воображаемому противнику, пытливо отыскивая его в зале воспаленным взглядом лихорадочно блестевших глаз и пугая публику погибелью собственной души. От него требуют суровых методов в управлении? Да, может быть, его приведут к этому! Его принудят вырвать из души и растоптать цветы, и сердце его станет, как камень! «Нет, Александр Федорович, вы этого не сделаете», — раздался из ложи истерический женский голос. Министры сидели смущенные, опустив головы. Настроение аудитории достигло страшного напряжения. А оратор, охваченный порывом страсти или душевным припадком, говорил, говорил — и не мог кончить речь. Наконец, взрыв аплодисментов облегченно вздохнувшей публики оборвал эту мучительную сцену. Измученный оратор не сел, а упал на председательское кресло. Затем, не успев еще прийти в себя, он быстро оставил свое место, как трибуну, позабыв закрыть совещание. Друзья напомнили ему об обязанности председателя. Он торопливо вернулся к столу и кое-как произнес необходимые фразы. Была половина второго ночи.

...правительство вышло из совещания скорей с ослабленным авторитетом. Оно не только демонстрировало перед всей страной свое бессилие и, что еще хуже, безволие, но и покрыло себя в лице своего главы налетом того «смешного, которое убивает».

Как я провел этим воскресеньем"

"Жизнь и больше ничего" 1989 С Филиппом Нуаре. В который раз сталкиваюсь со специфическим отношением европейцев к Америке - как к брутальной стихии всегда готовой помочь, главное вовремя позвать и направить на врага европейской культуры. Много надежд, восхищения, страха, немного иронии. Разговор двух французов: "- Где шампанское? - То что не выпили немцы увезли американцы". И то сказать, после унасекомления тевтонов вояк в Европе нет а рядом Россия вольготно раскинулась на две части света.
"Сука" 1931 Фильм про "от судьбы не уйдешь" и про "свинцовые инстинкты". Наверное за кружкой чифиря такое душевно смотреть на шконке, но мне не понравилось действо. Слишком все уроды до единого.
"Малена" 2000 Архискверное подражание архискверному Феллини (шутка). Мы все любим итальянский киномир маленьких итальянских городков середины прошлого века, наполненных... Впрочем, все знают чем наполненных, см. "Амаркорд". В данной киновариации на известную тему лишь добавлена щепотка "фестивальных" штучек-дрючек. Короче - вторичная хрень.
"На западном фронте без перемен" 1930 Только посмотрев эту дотошную экранизацию Ремарка понял насколько плох первоисточник, сенсационный роман пронырливого журналиста. Потом он расписался, но этот роман плох.