June 30th, 2017

Три формата

Тягостная сцена: программа "60 минут" по "Россия-1", Третьяков кричит на поляка: "Как вы смеете оскорблять мою страну! Вы ходите по всем каналам и говорите везде одно и то же, все одни тупые оскорбления! Ведущие - зачем вы его приглашаете?!" Ведущим нечего ответить, люди подневольные, в растерянности передают слово украинцу (не лысому, чубатому). Тот начинает говорить, все утомлены сценой с сумасшедшим поляком и его не прерывают. Он говорит и говорит. Что-то про то как нам обустроить Россию. Говорит и говорит. Его никто не прерывает и создается впечатление, что этот хохол имеет право нас учить...

Рассмотрим ситуацию. Сейчас у нас на 1 и 2 каналах есть программы, где обсуждают в скандальном "телевизионном" формате разные заметные происшествия, получившие общественный резонанс ("Пусть говорят" и "Прямой эфир"), есть передачи такого же толка, где обсуждают "Украину" и козни Америки ("Первая студия" и "60 минут"). Есть Соловьев-шоу и Дмитрий Киселев-шоу.
Другой сегмент: пять - шесть итоговых еженедельных передач, где всего помаленьку и новости, где то же самое, сухо и скороговоркой (таков формат). Третий сегмент, более обстоятельный: спокойные программы, без большого рейтинга, на любителя "несенсационности".

Т.е. три типа передач, которые охватывают всех: эпатажные, "сухие", "умные".
И если убрать из эпатажного формата лысых, чубатых, поляков и мистера Бома, то как прикажете В ЭТОМ ФОРМАТЕ информировать общество про про реальность нас окружающую? Самим бесноваться, брызгая слюной объясняя текущую политику? Или запретить В ЭТОМ ФОРМАТЕ про Америку и Руину рассказывать - но с какого перепугу? Максимум, что можно делать - приглашать не окончательно свидомых, а приглашать в легкой степени, которые хотя бы гимн не спивают посреди передачи. Вот и получается, что ковтуны и кшепшицюльские - рациональный и необходимый элемент обеспечения свободного доступа к информации ДЛЯ ВСЕХ, а не только для занятых и умных. И когда у вас от них порой волосы дыбом встают, понимайте, что вы просто заглянули не на свой формат.

Просто понравилось

"Уллис"
"– Одну минуту, – сказал профессор Макхью, подняв два спокойных когтя. – Не следует поддаваться словам, звучанию слов. Мы думаем о Риме имперском, императорском, императивном.
Он сделал паузу и ораторски простер руки, вылезающие из обтрепанных и грязных манжет:
– Но какова была их цивилизация? Бескрайна, согласен: но и бездушна. Cloacae: сточные канавы. Евреи в пустыне или на вершине горы говорили: Отрадно быть здесь. Поставим жертвенник Иегове. А римлянин, как и англичанин, следующий по его стопам, приносил с собою на любой новый берег, куда ступала его нога (на наш берег она никогда не ступала), одну лишь одержимость клоакой. Стоя в своей тоге, он озирался кругом и говорил: Отрадно быть здесь. Соорудим же ватерклозет .
- Каковой неукоснительно и сооружали, – сказал Ленехан. – Наши древние далекие предки, как можно прочесть в первой главе книги Пития, имели пристрастие к проточной воде.
– Они были достойными детьми природы, – тихо сказал Дж.Дж.О'Моллой. – Но у нас есть и римское право.
– И Понтий Пилат пророк его, – откликнулся профессор Макхью".

Русский человек от Карафуто до Терека

Чехов "Остров Сахалин"
"...Если внимательно и долго прислушиваться, то, боже мой, как далека здешняя жизнь от России! Начиная с балыка из кеты, которым закусывают здесь водку, и кончая разговорами, во всем чувствуется что-то свое собственное, не русское. Пока я плыл по Амуру, у меня было такое чувство, как будто я не в России, а где-то в Патагонии или Техасе; не говоря уже об оригинальной, не русской природе, мне всё время казалось, что склад нашей русской жизни совершенно чужд коренным амурцам, что Пушкин и Гоголь тут непонятны и потому не нужны, наша история скучна И мы, приезжие из России, кажемся иностранцами. В отношении религиозном и политическом я замечал здесь полнейшее равнодушие. Священники, которых я видел на Амуре, едят в пост скоромное, и, между прочим, про одного из них, в белом шёлковом кафтане, мне рассказывали, что он занимается золотым хищничеством, соперничая со своими духовными чадами. Если хотите заставить амурца скучать и зевать, то заговорите с ним о политике, о русском правительстве, о русском искусстве. И нравственность здесь какая-то особенная, не наша. Рыцарское обращение с женщиной возводится почти в культ и в то же время не считается предосудительным уступить за деньги приятелю свою жену; или вот еще лучше: с одной стороны, отсутствие сословных предрассудков - здесь и с ссыльным держат себя, как с ровней, а с другой - не грех подстрелить в лесу китайца-бродягу, как собаку, или даже поохотиться тайком на горбачиков.."

Толстой "Казаки"
"Казак, по влечению, менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защищать его станицу, но который закурил табаком его хату. Он уважает врага-горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата. Собственно русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо, которого образчик он видал в заходящих торгашах и переселенцах малороссиянах, которых казаки презрительно называют шаповалами. Щегольство в одежде состоит в подражании черкесу. Лучшее оружие добывается от горца, лучшие лошади покупаются и крадутся у них же. Молодец-казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже с своим братом говорит по-татарски. Несмотря на то, этот христианский народец, закинутый в уголок земли, окруженный полудикими магометанскими племенами и солдатами, считает себя на высокой степени развития и признает человеком только одного казака; на всё же остальное смотрит с презрением".

"Украинская военная история"

Наткнулся:
"Забытая победа: поход Украинской армии на Крым. Чонгарский блицкриг. 22 апреля – особая дата в украинской военной истории. В этот день в 1918 году войска Петра Болбочана прорвали большевистские укрепления на Чонгаре и двинулись на освобождение Крыма. К 99-летию одной из самых выдающихся кампаний Украинской революции."

Читаю:
"Пока немецкие колонны 18 апреля 1918 года шли на штурм Перекопа, к югу от Мелитополя продолжали наступление украинские части. ... Во второй половине дня 18 апреля украинские и немецкие подразделения вступили в бой с «красными», занимавшими позиции в Акимовке ... состоялась встреча украинского и немецкого командующих. Болбочан был вынужден, как младший по чину, открыть Роберту Кошу цель своей экспедиции и признать его главенство в случае проведения совместных операций. ... В середине дня нарком иностранных дел России Георгий Чичерин послал в Берлин ноту протеста..."