June 29th, 2017

Еще безумствует Париж

"Еще пожар на гребнях крыш
Бушует при народных кликах,
Еще безумствует Париж
И носит головы на пиках,
А уж, подняв лицо от карт,
В окно своей мансарды тесной
На толпы смотрит Бонапарт,
Поручик, миру не известный.
С улыбкой жесткой на лице
Он, силой внутреннего взора,
Проводит отблеск термидора
На императорском венце".

«Вы хоть понимаете, что вы натворили?!»

А.С.Пушкин:
"Россия по своему положению, географическому, политическому etc. есть судилище, приказ Европы. - Nous sommes les grands jugeurs (Мы великие критики (франц.).). Беспристрастие и здравый смысл наших суждений касательно того, что делается не у нас, удивительны - примеры тому".

Их скрепа



"Сегодня председатель правления Сбербанка Герман Греф выступит с публичной лекцией в Ельцин Центре. Начало выступления запланировано на 16:00. Герман Греф прибыл в Екатеринбург вечером 28 июня, вместе Евгением Куйвашевым и дочерью Бориса Ельцина Татьяной Юмашевой Греф возложил цветы к памятнику первому Президенту России".

Жизнь внесла коррективы

"А вот тут пишут — «яркий интеллектуал, экспериментирующий в зоне массового мейнстрима…» Это тоже контркультура?
— Нет, — сказала Ася. — Это один Абраша капусту рубит, а другой его пиарит".(Пелевин)

"Экс-директора "Гоголь-центра" Алексея Малобродского арестовали на основе показаний Кирилла Серебренникова и ещё нескольких фигурантов дела. "Причастность Малобородского А.А. к совершению преступления подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, а именно показаний Серебренникова К.С., Итина Ю.К., Итиной М.Ю., Апфельбаум С.М., — говорится в ходатайстве об аресте".

"То надлежит оных дядей вешать"

Александр Дугин:
— Я думаю, что Путин — это народ. Его плюсы и минусы — наши плюсы и минусы. И мне кажется, что народ с Путиным общается теневым образом, на уровне бессознательном, на уровне сновидений. Когда ситуация становится жёсткой, Путин даёт русские ответы на любые вызовы. Другой вопрос, что политически в девяностые патриотическое движение проиграло, и Путин пришёл не от нас. Это не наш кандидат. Но именно он стал выразителем русской стратегии или русского ответа вопреки всему. И сейчас мне кажется, что элита, которая отделяет Путина от народа, — рациональная сторона, которая не нам принадлежит. То есть дискурс, уровень беседы, уровень осмысления — всё это фундаментально заминировано. Либо одним, либо другим, либо третьим. И разомкнуть систему, которая отделяет Путина от народа, на мой взгляд, — задача и его самого тоже. И он должен бурить, и мы должны бурить тоннель сквозь массу этого кошмара.
Александр Проханов:
— Как бы не промахнуться.
Александр Дугин:
— Вы правы, можно и промахнуться, потому что налицо очень твёрдая гранитная порода — коррупционеров, шпионов и дебилов. Каждый имеет свою собственную конфигурацию, свои собственные кланы. И уже существуют десятки тысяч кандидатов. Уже подрастают юные коррупционеры. На подходе юные дебилы. И, конечно, формируются либеральные поколения. Это такая гранитная плита политических элит России. Они обладают определённой жизненной, своего рода вампирической силой. Они втягивают новых людей. Независимо от смены руководителей этих магистральных направлений, к ним притягиваются новые и новые. Они меняются, а система нет. Система меняется только принципиально ...надо создать некую четвёртую колонну между шпионами, дебилами и коррупционерами в общении нашего президента с его собственным народом".
http://ru-prokhanov.livejournal.com/532691.html

Солоневич "Народная монархия":
"...Тяглый мужик действовал совершенно разумно, действовал будучи в здравом уме, как дай Бог всякому. И я буду действовать так же — независимо от Византий и от татар, от Гегеля и от Маркса — буду действовать по собственной воле. И если между мною, тяглым мужиком Иваном Лукьяновичем и Императором Всероссийским вздумает снова протиснуться какое-то «средостение», в виде ли партийного лидера, или трестовского директора, или титулованного боярства, или чиновной бюрократии, и сказать мне: — Вот это, вы, Иван Лукьянович, здорово сделали, но так как вы собираетесь уехать на Урал и писать ваши книги, то позвольте нам установить над царём наш контроль, — то в таком случае я сделаю всё от меня зависящее, чтобы претендентам в контролёры свернуть шею на месте. Мне, тяглому мужику, никакой контроль над царём не нужен. И не контролем над царской волею строилась Россия. И того у нас искони не важивалось. А если какие-то дяди попытаются втиснуться новым клином между царём и народом, то надлежит оных дядей вешать, ибо если они и будут контролировать, то в свой карман: партийный, банковский, боярский или бюрократический. И за мой и за царский счёт, то есть за счёт России. Я считаю, что вот эта психология и есть обычная нормальная средняя русская психология — до цыганской мне никакого дела нет".