June 22nd, 2017

Зверь из бездны

Дмитрий Евстафьев
"– Что такое Германия? Лидер европейской экономики, страна, которая наиболее динамично в Европе развивается. Вокруг нее сконцентрированы сателлиты, которые обеспечивают устойчивость экономики «метрополии».

Наша ошибка в том, что мы оцениваем Германию второй половины десятых годов XXI века по образу Германии 1970-х – 1980х годов. Германия уже не такова. Это вполне себе неоколониалистский хищник. Который обеспечивает себя дешевыми ресурсами и снимает маржу с зависимых территорий. Да, иногда вступая в противоречия с общеевропейскими структурами и США, которые тоже хотят иметь свою долю.

Немцы делают это жестко, последовательно и запредельно цинично. Если мы думаем, что германский капиталист, который плачет перед мемориалом жертвам Холокоста, чем-то по своей ментальности отличается от германского капиталиста, который использовал труд заключенных концлагерей, то мы сильно ошибаемся. Современный немецкий капитализм – это калька с советского учебника, где описывался «неоколониализм», который мы приписывали американцам. Хотя их подход был иным.

А Германия просто рассматривает Европу как свою колониальную империю.

С 2000 года номинальный ВВП Германии ушел в минус лишь раз – в кризисном 2009 году. Теперь сравните его с динамикой ВВП всех остальных стран Европы. И ведь это происходит в глубоко взаимосвязанной экономической системе. Проще говоря, Германия усиливается, тогда как другие европейские страны либо деградируют, либо с трудом удерживаются «околоноля».

Немцы последовательно, как яйцо через соломинку, высосали содержимое из Прибалтики, затем пришла очередь Восточной Европы, сегодня – Балкан. Во что превратилась Болгария, цветущая и преуспевающая тридцать лет назад? Скорлупа, оклеенная туристическими плакатами, а внутри – неубранный мусор! Пиренейские страны – Португалию, Испанию – тоже высосали, а потом еще насмехались, раскручивая в СМИ унизительное название «группа PIGS». Греция? Тут вообще лучше молчать. А сейчас пришла очередь Италии и Франции.

– А потом на очереди стояли мы. С учетом того, что британская элита проявила благоразумие и отчалила, очередь России пришла бы уже сейчас. И, поверьте, высасывали бы нас без всякой жалости. Сумрачный германский экономический гений был бы особенно жесток, поскольку идет о сохранении стабильности в метрополии. Нас спас Крым.

Кстати, первые признаки того, что германский бизнес переходит от диалога с Россией о «взаимодействии на льготных условиях» к диалогу по принципу неограниченного доступа, были обозначены еще году так в 2011—12. Когда немецкий капитал показал российскому правительству зубки в дискуссии о режиме промсборки автомобилей в России. Казалось бы – мелочь. Но для людей, понимавших контекст, не случайная. Немцам предложили выгодно сыграть «в долгую», они выбрали меньшие деньги, но здесь и сейчас. Вывод лежал на поверхности – они уже тогда не рассчитывали на длительное партнерство с Россией, уже тогда делали ставку на то, что получат всё.

Неслучайна и стратегическая поддержка немецким бизнесом Ангелы Меркель. Мы постоянно говорим, что Меркель действует вопреки интересам германского бизнеса. Мы так это видим. Но «Меркель» – не личность, а долгосрочный вектор развития Германии. В основе этого вектора лежат именно экономические интересы.

Отношения же США и Германии очень вписываются в классическую советскую формулу «обострение империалистических противоречий». США не могут форсировать ситуацию вокруг Ирана и тем более – Китая. Для того, чтобы подмять под себя Пекин, нужно показательно решить проблему с КНДР. Германия споткнулась на Украине, втянулась в конфликт с Польшей, с Россией совсем не заладилось. Не имея возможности расширять кардинально зону контроля, два хищника пытаются вырвать друг у друга куски имеющегося операционного пространства.

России это в целом выгодно. Пускай пока дерутся".
https://www.nalin.ru/pust-derutsya-imperialisticheskie-xishhniki-nam-obostrenie-mezhdu-ssha-i-germaniej-tolko-vygodno-5652

(no subject)

Алексей Исаев
"В любом случае возникает вопрос о столь огромном числе пленных, что вызывает разного рода спекуляции о «нежелании воевать», «второй гражданской» и так далее. На самом деле проблема крылась в качественном скачке в развитии средств вооруженной борьбы, в появлении немыслимых для Первой мировой крупных механизированных объединений численностью 150-200 тысяч человек, способных быстро прорываться на большую глубину и окружать сразу несколько армий.

Белостокско-Минский, Уманский, Киевский, Брянский и Вяземский «котлы» — это результат применения нового средства борьбы в виде немецких танковых групп. В результате оказывались отсечены и изолированы сотни тысяч человек, включая не только боевые подразделения, но и тыловиков, артиллеристов, связистов, военных строителей, просто не располагавших навыками для прорыва из «котлов». Военные строители были еще и не вооружены (именно они часто попадали в объективы камер рот пропаганды вермахта).

Все это обусловило крайне тяжелые безвозвратные потери Красной армии именно в 1941-м — более 5,3 миллиона человек, по недавним подсчетам. Оставшиеся потери (свыше 8 миллионов) приходятся на 1942-1945 годы.
Такая ситуация с разницей в средствах борьбы позже уже не повторялась: стороны пришли к примерно одинаковым структурам подвижных соединений, использовавшихся для окружений и противодействия им".
https://lenta.ru/articles/2017/06/22/casualties/