June 2nd, 2017

"Сталин с нами!"

Платошкин "Гражданская война в Испании. 1936–1939 гг"

"...Несмотря на варварские бомбежки, не прекращавшиеся с начала ноября, были заполнены мадридские кинотеатры. Самыми популярными фильмами были советские «Мы из Кронштадта» и «Чапаев». Посмотрев фильм про кронштадтских матросов, их испанский собрат — боец морской пехоты Антонио Коль в одном бою гранатами, идя во весь рост, как в полюбившемся кинофильме, уничтожил два танка, прежде чем его сразила пулеметная очередь. Бойцы милиции по примеру далеких русских братьев опоясывались крест-накрест пулеметными лентами и передавали друг другу недокуренные сигареты, хотя недостатка в них не было.

В эти дни бомбардировки шли целый день по выработанной немцами из легиона «Кондор» схеме. Сначала целые кварталы Мадрида уничтожались тяжелыми бомбами. Затем их руины «перепахивались» более легкими бомбами — по 100 килограммов каждая. Далее приходил черед зажигательных бомб, которые сбрасывались двумя волнами. Через некоторое время, когда жители горящих и разрушенных домов выходили из убежищ и пытались спасти остатки своего имущества, их накрывала новая волна бомбардировщиков, на этот раз сбрасывавших осколочные бомбы.

4 ноября 1936 года настал судный день для германо-итальянской авиации, вот уже почти два месяца бомбившей республиканцев практически безнаказанно ... мадридцы смогли воочию наблюдать мастерство советских летчиков. Сначала все было как обычно. Издалека были слышны моторы заходивших на бомбежку девяти «юнкерсов», которых сопровождали десять истребителей. И вдруг новые незнакомые моторы зазвучали в небе, и жители столицы увидели два скоростных новеньких самолета с красными кончиками крыльев. Они сбросили листовки: «Мадридцы, республиканская авиация с вами!». Это были И-15 из эскадрильи Егора Захарова. Советские самолеты вступили в бой с «юнкерсами» и один вражеский бомбардировщик быстро был сбит, а остальные в панике повернули назад. Восторгу мадридцев не было предела. Толпы людей, не обращая никакого внимания на сигналы воздушной тревоги, высыпали на улицы и радостно кричали: «Наши! Наши!» и «Вива Русия!».

...И чудо случилось — Мадрид устоял. Но хотя непосредственная угроза городу и миновала, мятежники не оставили попыток взять столицу, так как справедливо видели в этом кратчайший путь к победе".

РФ на стройке

Народ вокруг как то даже нездорово увлечен материальными улучшениями своей жизни. "Сытые нулевые" уже кажутся просто разбегом а полет начался только теперь. Все что-то строят, пилят, улучшают, путешествуют. Недавно где-то вычитал о чудовищном снижении потребления алкоголя в России - так и есть. Не до водки когда все бегают.
На новый уровень вышла прежняя уральская деловитость - наблюдаю (а может и везде так?)
Социологи по своему это объяснят, культурологи по другому, мне же кажется - это санкции наконец заработали (как в 98-м батюшка-дефолт).

Моление о кошках и собаках

Из письма Вениамина Айзенштадта (В.Блаженного) Г.А.Корину, 1980 год.
"Когда же я, наконец, вышел к Поэзии, как нищий к заветной двери, никто мне этой двери не открыл, никто в этот дом не впустил. Зато меня заперли в Дурдом, где профессор психиатрии читал мои стихи студентам-медикам. Я сидел на стуле в виде экспоната-приложения. Ассистент психиатрии построчно разъяснял их как бред параноика. Особенно досталось «Молениям о кошках и собаках»…
Студенты потом так и спрашивали: «А где тот дурак, который пишет про собак?..»

"Моление о кошках и собаках,
О маленьких изгоях бытия,
Живущих на помойках и в оврагах
И вечно неприкаянных, как я.

Моление об их голодных вздохах...
О, сколько слез я пролил на веку,
А звери молча сетуют на Бога,
Они не плачут, а глядят в тоску.

Они глядят так долго, долго, долго,
Что перед ними, как бы наяву,
Рябит слеза огромная, как Волга,
Слеза Зверей... И в ней они плывут.

Они плывут и обоняют запах
Недоброй тины. Круче водоверть -
И столько боли в этих чутких лапах,
Что хочется потрогать ими смерть.

Потрогать так, как трогают колени,
А может и лизнуть ее тайком
В каком-то безнадежном исступленье
Горячим и шершавым языком...

Слеза зверей, огромная, как Волга,
Утопит смерть. Она утопит рок.
И вот уже ни смерти и ни Бога.
Господь - собака и кошачий Бог.

Кошачий Бог, играющий в величье
И трогающий лапкою судьбу -
Клубочек золотого безразличья
С запутавшейся ниткою в гробу.

И Бог собачий на помойной яме.
Он так убог. Он лыс и колченог.
Но мир прощен страданьем зверя. Amen!
...Все на помойной яме прощено.

1963