June 1st, 2017

Не его день


"Командир Ту-154 Роман Волков «стал испытывать затруднения в определении своего местоположения» еще на земле — во время перемещения машины по рулежным дорожкам. Офицер никак не мог понять, с какой из двух полос аэродрома ему предстоит взлетать и каким путем лучше выруливать к началу этой полосы. С помощью автомобиля сопровождения лайнер тем не менее добрался до точки старта и в 5:24 поднялся в воздух с курсом 238°. Однако уже на седьмой секунде после взлета в кабине пилотов, как полагают расследователи, возникла особая ситуация: командир Волков начал эмоционально, с применением ненормативной лексики, выяснять у экипажа, каким именно курсом они взлетели. При этом майор, по мнению экспертов, упустил контроль за параметрами взлета сам, да еще и отвлек от работы коллег.

Оторвавшись от земли и задав машине правильный тангаж 15°, майор совершил первое нелогичное, с точки зрения расследователей, действие — отклонил штурвал от себя, замедлив таким образом набор высоты. На 53 сек. полета, когда самолет поднялся всего на 157 м, майор Волков приказал подчиненным убрать закрылки, хотя по регламенту их уборка предполагалась на высоте 500 м. При этом он сам продолжал отклонять штурвал от себя. В итоге машина, оказавшись на отметке 231 м, перешла на снижение. «Ух, ё-моё!» — выругался штурман, почувствовав, как перегрузки из обычных при взлете положительных вдруг стали отрицательными. Действия командира тем временем стали не просто странными, а, по сути, самоубийственными: шедший в разворот с небольшим правым креном примерно 10°, он резко перевел в крутой левый крен 53°. С учетом этого маневра снижение пошло втрое быстрее.

На высоте 67 м сработала сигнализация «Левый крен велик», а когда до воды оставалось 34 м, командир Волков, видимо, попытался исправить свою ошибку, повернув штурвал до упора вправо. Это его действие, впрочем, уже не имело смысла: на 73-й секунде полета машина, задев левым крылом поверхность моря, развалилась на части и затонула. В момент столкновения левый крен был около 50°, а приборная скорость — 540 км/ч,

...управляющий пилот оказался во власти соматогравитационных иллюзий. Вместо того чтобы довериться показаниям приборов, как того требуют все летные инструкции, пилот Волков стал ориентироваться на собственные физиологические ощущения. Вестибулярный аппарат «подсказал» ему, что машина слишком интенсивно набирает высоту, и летчик начал опускать нос самолета. Иллюзорным, очевидно, было и ощущение самопроизвольного увода самолета вправо, который командир решил компенсировать поворотом штурвала влево. В итоге его действия из системных превратились в хаотичные и стали напоминать, по выражению одного из экспертов, «паническое шараханье из стороны в сторону заблудившегося в лесу человека».
https://www.kommersant.ru/doc/3313458#comments