May 18th, 2017

Лето 1917-го Главное действующее лицо

Деникин:
«Все, что накапливалось годами, столетиями в озлобленных сердцах против нелюбимой власти, против неравенства классов, против личных обид и своей по чьей-то вине изломанной жизни,- все это выливалось теперь наружу с безграничной жестокостью. ...Теперь я увидел яснее подлинную жизнь и ужаснулся. Прежде всего – разлитая повсюду безбрежная ненависть – и к людям, и к идеям. Ненависть ко всему, что было социально и умственно выше толпы, что носило малейший след достатка, даже к неодушевленным предметам – признакам некоторой культуры, чуждой или недоступной толпе. В этом чувстве слышалось непосредственное, веками накопившееся озлобление, ожесточение тремя годами войны, воспринятая через революционных вождей истерия. Ненависть с одинаковой последовательностью и безотчетным чувством рушила государственные устои, выбрасывала в окно вагона «буржуя», разбивала череп начальнику станции и рвала в клочья бархатную обшивку вагонных скамеек».

Алексеев:
"Армия наша – наша фотография. Да это так и должно быть. С такой армией в ее целом можно только погибать. И вся задача командования свести эту гибель к возможны меньшему позору. Россия кончит прахом, оглянется, встанет на все свои четыре медвежьи лапы и пойдет ломать… Вот тогда мы узнаем ее, поймем, какого зверя держали в клетке. Все полетит, все будет разрушено, все самое дорогое и ценное признается вздором и тряпками… Будущее страшно, а мы должны сидеть сложа руки и только ждать, когда же все начнет валиться. А валиться будет бурно, стихийно. Вы думаете, я не сижу ночами и не думаю, хотя бы о моменте демобилизации армии. Ведь это же будет такой поток дикой отваги разнуздавшегося солдата, который никто не остановит».

Фундаментальная ошибка атрибуции

Это когда свое плохое объясняешь СИТУАЦИЕЙ, а плохое соседа - ЕГО НАТУРОЙ.
На примере отношения нашего к небратьям: мы склонны сюрреализм их действий объяснять природной тупизной и прочим, между тем ситуация (юг, буйство природы, память о запорожцах, страх Империи) такая у них, что и австрийского Генштаба не надо для прыжков. Потом ситуация еще поддала копоти и прыжки пошли до небес.

Что касается натуры, то "морды то у нас у всех хороши". Т.е. она у нас с ними разная, но именно разная, а не плохая-хорошая, разумеется.

Холми лютует



"Жизнь Клима Самгина":
"Лицо Лютова вдруг вспыхнуло красными пятнами, он хлопнул шапкой об пол и завыл:
– Эт-та безумная, трусливая свинья! К-кочегар... людями шурует, а?
Он начал цинически, бешено ругаться, пристукивая кулаком по ручке дивана, но делал он все это так, точно бесилась только половина его, потому что Самгин видел: мигая одним глазом, другим Лютов смотрит на него.
– Не было у нас такого подлого царствования! – визжал и шипел он. – Иван Грозный, Петр – у них цель... цель была, а – этот? Этот для чего? Бездарное животное..."