March 24th, 2017

Путин, астановись!

"Гозман: Убили Немцова, Политковскую, адвокат Магнитского выпал из окна.
Попов: Скажите, что он делал, когда выпал из окна.
Гозман: Это не имеет значения.
Попов: Нет уж, скажите.
Гозман: Не скажу.
Попов: Тогда я скажу, он затаскивал ванну".

«У нас очень много вопросов относительно произошедшего, на которые мы не можем получить ответы. Лебедка рассчитана на очень большой вес — несколько тонн, гораздо больше, чем сама ванна. Почему эта лебедка оборвалась — непонятно. И как упал Николай — тоже вопрос», — заявили в фонде.

"Сегодня в Новой Москве в городе Троицке двое грузчиков и хозяин квартиры пытались доставить в помещение большое джакузи, но занести в подъезд элитную ванну не удалось, поэтому мужчины решили доставить её через окно.
Смастерив конструкцию из верёвок, двое грузчиков приподняли конструкцию, а хозяин дома тянул ванну за верёвки с четвёртого этажа. Но верёвка порвалась, и мужчина выпал вместе с джакузи из окна.
Прибывшие медики доставили мужчину в ближайшую больницу, где диагностировали многочисленные ушибы и переломы".

Коммент
"Интересно, перекрытие в доме на джакузи рассчитано? Но сам факт затягивания верёвкой (!) джакузи из окна квартиры вполне говорит об умственных способностях адвоката. Если джакузи не пролезла в подъезде, как он собирался протащить её в окно?"

Вот он затаскивал джакузи веревкой на четвертый этаж:

Пластика

изменила форму носа, значительно увеличела губа и отточила скулы и увеличила грудь:


Раньше:

С этого и живет

Михаил Шишкин, пейсатель:
"Когда меня просят написать для газет в Европе и Америке о том, что происходит в России, помочь во всем этом разобраться, я пишу для них статьи и эссе. В России ничего никому объяснять не нужно, все всё понимают и никого уже не переубедишь. А здесь, на Западе, мне кажется, я делаю этим важную работу. Люди хотят понять, им нужно объяснить.

...Эта война идет уже много поколений, но никто никому свои ценности ни привить, ни навязать так и не смог. «Крымнаш» forever. В 1917-м сначала мы навязали им несколько месяцев демократии, потом они нам несколько десятилетий поголовного уничтожения. Идею Endlösung — полного истребления носителей «европейских ценностей» в России — Сталину вроде и удалось претворить в жизнь, но эти «нацпредатели» опять народились. Что с ними ни делай, а они только мутируют, и все равно выживают.

..Вот в этом, наверно, главная проблема — в невозможном сожительстве в стране-коммуналке двух невыносимых соседей. Ни удавить друг друга не получается, ни перевоспитать. Единственный компромисс — мирное сосуществование. Вы сами по себе, мы сами по себе. Вы — читайте, снимайте, пишите, ставьте в своих театрах что хотите, только не мешайте нам тут нефтяную орду строить. Их главное оружие — выдавливание «нацпредателей» за границу выкачиванием воздуха, чтобы невозможно было дышать. Действует весьма эффективно.

Можно представить себе, что чувствовали Томас Манн или Германн Гессе в тридцатые годы, о чем думал Стефан Цвейг в Бразилии перед тем, как покончить с собой. Ведь среди той массы, которая с восторгом шла за своим фюрером в пропасть, были их читатели. Я с неприятным чувством думаю: неужели среди тех людей, кто читал мои книги, «Взятие Измаила», «Венерин волос», «Письмовник», есть те, кто может кричать: «Ура, Крым — наш!» и ненавидеть украинцев? Не может быть, не хочу в это верить.

...В книгах моих точно никогда не будет политики, никогда не будет Путина или чего-то в этом роде, потому что ты не должен из пушек стрелять по воробьям. Какой смысл в книгах о нем писать, когда через двадцать-тридцать лет о нем никто не вспомнит?

...Естественно, у меня есть паспорт РФ, но быть гражданином этой криминальной системы, я считаю, — позор. Я считаю себя гражданином совсем другой России, гражданином которой быть не стыдно, а радостно. Там, в этой стране, мои сограждане не Гиркин с Путиным, а Рахманинов с Буниным.

...В 90-е, да и в начале 2000-х иногда казалось, что Россия возвращается в семью цивилизованных народов. Очень этого хотелось.

...У одной из моих героинь есть монолог об отечестве. Несколько пламенных страниц с такой концовкой: «Здесь нечего больше ждать, — повторяла Маша, закрыв глаза, сжимая ладонями виски, — на этой стране лежит проклятие, здесь ничего другого не будет, никогда не будет, тебе дадут жрать, набить пузо до отвала, но почувствовать себя человеком здесь не дадут никогда, жить здесь — это чувствовать себя униженным с утра до ночи, с рождения до смерти, и если не убежать сейчас, то убегать придется детям, не убегут дети, так убегут внуки»

Отсюда: https://medium.com/@culttrigger/молчать-значит-соучаствовать-3048564f7e8d#.ec1x4y4hk