February 28th, 2017

Экономика

Мёллер ван ден Брук "Третий рейх"
"Маркс ... обыскал все предшествующие века в поиске возможности увязать самые героические моменты с материальной заинтересованностью, стремлением к наживе или, по крайней мере, усилением своей власти. И он «убедился» в том, что такая связь существовала как между зависимыми и свободными крестьянами, так и городами и феодалами, монархами и «биржевыми баронами». В немецких князьях периода освободительных войн он видел всего лишь ландскнехтов, нанятых Англией, в приверженности тори королевской власти и старым английским порядкам — следствие земельной ренты. После Маркса пришли популярные последователи материалистичного восприятия истории, которые полагали, что сделали удивительные открытия. Например, они делали заявление, что язычники потому приняли христианство, что в новой религии было значительно больше праздников. Или борьба Катилины против кредиторов была начата потому, что он являлся одним из должников. Или крестовый поход имел коммерческую подоплеку, так как европейцам требовались новые рынки, в частности средиземноморский. Материализм давал повод переписать всю историю.

Нет никакого сомнения в том, что в любое время существует своя альтернативная, материалистичная история, что даже в самые хорошие времена свершаются неблаговидные поступки, что всегда имели место люди, партии и классы, которые были движимы лишь пошлой корыстью. Но этот материалистичный момент всегда находился на втором плане. Решающим всегда является то, чем являются люди кроме чисто материального явления. Решающим является, куда направят их собственные влечения, страсти и устремления. Решающим всегда является вопрос: что одержит в это время верх — физическое или духовное? Мы полагаем, что язычники стали христианами, так как в мир прибыл Христос. Мы думаем, что крестовые походы вызвала сама мысль о них. Мы уверены, что эпоха Катилины состоялась потому, что был особый тип людей. Суждение о времени зависит от его сомнительности или возвышенности, от его грязи или его блеска. Все зависит от этого. Войну между государствами можно трактовать с точки зрения притязаний на могущество, на которое они претендуют, или же исходя из проблем, которые двигают этими странами, или из противоречия интересов. Само собой разумеется, они определяются и экономикой, которая является неотъемлемой частью всего человеческого. Но мы не должны никогда забывать, что часть не может претендовать на полноту целого. События можно рассматривать на уровне искусства управления государством, когда политикам удается или не удается договориться, на уровне сражений, в которых полководцы одерживают победу или проигрывают, а можно рассматривать с точки зрения мародеров, которые существуют всегда и везде, которые двигаются вслед за военными колоннами. Маркс рассматривал историю именно с точки зрения мародера.

Духовная сфера опирается сама на себя. И в то время, как она воздвигает сама себя, меняются люди. Именно в то время, когда меняются люди, они получают возможность изменить свои условия жизни. ... Идеи, власть, право, государство — это не «надстройка», которая создавалась людьми на базисе экономики, как полагал Маркс. Наоборот, это экономика надстройка, в то время как идеи, власть, государство являются фундаментом. История не может быть независимой от экономики, однако она создает экономику. А потому экономика зависима от истории. Экономика — лишь последствие, причиной является историчность, А история живет по собственным законам, среди которых преобладают политические. ... (После 1918 года)Историчность и далее продолжила развиваться в виде государственности, в то время как потрясенная экономика не только не привела к новому экономическому порядку, но оказалась полностью беспомощной, предоставленной самой себе. Прав оказался не Маркс, а Гегель, который оценивал историческую жизнь как осознанную жизнь. Оказался прав Наполеон, который однажды произнес: «Политика — это судьба». Мы же, напротив, являясь экономическими людьми, опустились на самый низший уровень человеческого мышления, на котором совершенно неполноценные и близорукие позволяют себе говорить: «Судьба — это экономика!» Это было низшей точкой, которой только могло достичь ... мышление. После нее могут следовать или погибель, или поворот, или крах, или же поворот к духовному, крушение или поворот к политике".

"Стена Трампа"

"Либеральную общественность" США - совершенно очевидно - не интересуют нижеизложенные факты. Они просто хотят продолжать "наслаждаться жизнью" за счет долларовой эмиссии и "посткапитализма". Их не волнует даже своя страна. Представьте же - как им наплевать на другие страны. Представьте же - в какое зверство по отношению к другим странам это обратиться, если их удовольствия окажутся под угрозой. Если Трамп не свернет Америку с такого пути, то так все и произойдет рано или поздно.

-----------------------------
Роберт Каплан "Месть географии"
"К сожалению Мексика находится на грани катастрофы, а мы не обратили на это внимания из-за того, что полностью сконцентрировались на Большом Ближнем Востоке. Если ситуация не изменится, это приведет к большему потоку эмигрантов из страны, легальных и особенно нелегальных, весьма способствующих осуществлению сценария, которого боялся Хантингтон. Кампания Кальдерона против наркобаронов, начиная с 2006 г., уже унесла 23000 жизней, причем около 4000 человек погибло только в первой половине 2010 г. Более того, картели перешли к нападениям в армейском стиле, с тщательно расставленными ловушками и отрезанными путями к отступлению. «Они используют военную тактику», — такой вывод делает Хавьер Ангуло, мексиканский эксперт по вопросам безопасности. «Это вышло далеко за рамки обычных стратегий организованной преступности».

...Расположенный по ту сторону границы от техасского Эль-Пасо мексиканский город Сьюдад-Хуарес. Здесь постоянно на улицах происходят перестрелки и свободно разгуливают серийные убийцы. Сьюдад-Хуарес занимает первое место в Мексике по количеству убийств, где только за первые месяцы 2010 г. было убито 700 человек. В 2009 г. в городе с населением 1,2 млн жителей насильственной смертью умерли 2600 граждан, а около 200000 человек, возможно, спаслись бегством. То, что большинство убийств, связанных с наркотиками, происходили только в 6 из 32 штатов Мексики, главным образом на севере, — это еще один показатель того, как Северная Мексика отделена от остальной территории страны. Если кампания против наркокартелей, проводимая при поддержке вооруженных сил страны и начатая в 2006 г. президентом-консерватором Фелипе Кальдероном, потерпит неудачу и Мехико снова станет заключать сделки с картелями, столица в функциональном смысле может потерять контроль над севером, что повлечет серьезные последствия для США. Роберт Боннер, бывший руководитель Управления по борьбе с наркотиками в США, пишет, что, если преступные группировки добьются успеха, «Соединенные Штаты будут делить границу протяженностью 3200 километров с наркогосударством, управляемым мощными транснациональными наркокартелями, угрожающими стабильности Центральной и Южной Америки».

Как говорит Хантингтон, «ни одна группа иммигрантов в американской истории не претендовала и даже не была в состоянии предъявлять исторически оправданные претензии на американскую территорию. Мексиканцы и американцы мексиканского происхождения не только могут, но и предъявляют такие претензии». Бо́льшая часть Техаса, Нью-Мексико, Аризоны, Калифорнии, Невады и Юты были частью Мексики до Техасской войны за независимость 1835–1836 гг. и Мексикано-американской войны 1846–1848 гг. Мексика — это единственная страна, в которую США вторгались, оккупировали столицу и аннексировали значительную часть ее территории. Следовательно, как отмечает Скерри, мексиканцы приезжают в США, селятся в регионах страны, которые когда-то были частью их родины, и поэтому «чувствуют себя на своей территории», в то время как другие иммигранты такого чувства не испытывают. Американцы мексиканского происхождения в третьем поколении и дальше поддерживают знание родного языка в значительно большей степени, чем другие иммигранты, главным образом из-за географической концентрации испаноязычных общин, которая является демографическим обратным эффектом техасской и мексикано-американской войн".

Опоздание "мягкой силы"

Вот что человек пишет, очевидец.
Что "окно возможностей" не упустить молодежь Украины из под влияния русской культуры было как раз в те года, когда мы сами от нее полуотказались - в "золотое клинтовское десятилетие". Что спорили мы не с Лесей Украинкой а с Арнольдом Шварцнеггером на украинском - и проиграли. Оранжевая революция - как раз про это была (фиксация проигрыша).
-----
"...Я благодарен России, что она меня приютила. Живу в России. Даже убирал снег на улицах. Всё нравится. Давно пропал дуализм сознания, это когда говорим по-русски, а в документах пишем на украинском языке. Это чувство мне напоминает начало 90-х годов, когда я об Украине, будучи ребенком, живя там, — ничего, не слышал, смотрел «Спокойной ночи» из Москвы, передачи «Тихий Час» от Останкино, видел слезы родителей из-за трагедии в Будённовске… но потом, в году так 1996.. в ящике появилась креативная и коммерческая Украина, а в школе стало мало русского языка…

С 95 года украинское ТВ уходит от формата «хуторянства»….
…с 1997-1998 годов украинское медиапространство взрывается такими украиноязычными продуктами, как телеканалы «1+1» и « ICTV». Эти каналы на порядок отличаются от государственных украиноязычных каналов УТ-1 и УТ-2, где только и говорили про удивительный растительный мир Украины и стихи Шевченко. Оказывается, украинцы могут выпускать классные телепрограммы в стиле Запада, оказывается, ребята, которые вещают на украинском, тоже любят брейк, тусовки и всякие шоу-программы. Отдельного внимания заслуживает телеканал « ICTV», который крутит относительно новые американские фильмы с украинским переводом. И всё это на фоне отсутствия российских телеканалов и фильмов, не считая пиратских русскоязычных моноголосных видеокассет. До широкого проникновения спутникового ТВ, классического кабельного и Интернета, которые могли остановить первую волну украинизации и формировать свободный информационный выбор, оставалось 5-8 лет в зависимости от региона. И этого было достаточно. Как следствие, появляются первые кумиры и любимые программы…"
https://news-front.info/2017/02/12/pochemu-kriptobanderovcy-steshina-nadelali-stolko-shuma-vyacheslav-nevzorov/#.WKDbHP5XVFR.facebook

Напуганные "Енисеем"

"В воскресенье в чемпионате России по хоккею с мячом состоялся матч "Водник" (Архангельск) – "Байкал-Энергия" (Иркутск). Встреча в Архангельске завершилась победой иркутян со счетом 11:9, при этом все 20 голов команды забили в свои ворота. Причиной этого стало нежелание побеждать: команды, по предварительной информации, выбирали себе более удобного соперника в плей-офф

То, что хозяева поля не были настроены на борьбу в этом матче, стало понятно еще за час до игры, когда "Водник" подал техническую заявку – в ней отсутствовали практически все ведущие хоккеисты клуба, а в резерве кроме вратаря оказался единственный игрок, – отмечается на сайте "Байкала". – На поле, собственно, произошло то, что и ожидалось. Хоккеисты "Водника", в предыдущем туре сыгравшие на равных с лидером чемпионата – хабаровским "СКА-Нефтяником", – на этот раз с первых же минут фактически уклонялись от борьбы за мяч, ведь в сложившейся турнирной ситуации им надо было не набирать более очков, чтобы выйти на более комфортного по их мнению соперника по четвертьфиналу предстоящей серии плей-офф. "Байкал-Энергия", которую в этом матче устраивал практически любой счет, приняла такую модель игры.
На 68-й минуте матча нападающий "Водника" Олег Пивоваров забивает мяч в собственные ворота. Но сожалений хозяев по этому поводу никаких не следует. Более того, вскоре он же становится автором еще двух мячей, которые беспрепятственно залетали в ворота архангелогородцев. При счете 3:0 лучшим решением не отвечать на провокацию и заявить об отказе от продолжения матча, но произошло то, что произошло. После обмена сериями автоголов все тот же Олег Пивоваров выводит "Байкал-Энергию" вперед и матч завершается со счетом 11:9 в ее пользу".

Особенно понравилось, когда игроки защищают чужие ворота:

(no subject)

Эмоциональная привязанность к существующему социальному строю (капитализм) или политической системе невозможна и абсурдна у нас в России. И пышаться мы не можем т.к. многонациональны (империя).
На чем же все у нас держится?
На великодержавности. Это наш утес и наше проклятие и это надо принять.