October 4th, 2016

Про плутоний

Если ты относишь себя к узкому кругу суверенных государств (аналог из XIX века - "держав") то обязан именно так и действовать. Особенно если ее, суверенность (статус "державы"), упорно не желают признавать и ведут себя так, словно это оскорбление приличий и наглый вызов ("Путин находится в параллельной вселенной" - Меркель).

Говорят, что это связано с выборами в США. Мне же больше ситуация напоминает разрыв с Украиной - терпели до последнего, предлагали (и дали) многое - а потом вычеркнули из одной графы и вписали в другую. "И в дальний путь на долгие года". Мы и 20% не знаем из того что известно Путину, но общий тренд легко уловить - он с 2003 года (когда впервые "не послушались"), вел именно к этой ситуации откровенного противостояния.

И последнее: Знаменитый вопрос Валлерстайна - "Сумеют ли Соединенные Штаты тихо уйти, или же американские консерваторы станут сопротивляться и тем самым превратят постепенное угасание в быстрый и опасный упадок?" похоже получил печальный для судеб мира ответ. Кстати, мне кажется, плутоний сохраняют именно для угрозы военного использования, без всяких околичностей. После Быстрого глобального удара (Prompt Global Strike, PGS) русские будут сидеть в горах Урала и клепать новые и новые бомбы как в последнюю войну тридцатьчетверки.

"Меж двух огней Верховного Совета..."

Юрий Кузнецов
Федора-дура
"На площадях, на минном русском поле,

В простом платочке, с голосом навзрыд,
На лобном месте, на родной мозоли
Федора-дура встала и стоит.

У бездны, у разбитого корыта,
На перекате, где вода не спит,
На черепках, на полюсах магнита
Федора-дура встала и стоит.

На поплавке, на льдине, на панели,
На кладбище, где сон-трава грустит,
На клавише, на соловьиной трели
Федора-дура встала и стоит.

В пустой воронке вихря, в райской куще,
Среди трёх сосен, где талант зарыт,
На лунных бликах, на воде бегущей
Федора-дура встала и стоит.

На лезвии ножа, на гололёде,
На точке i, откуда чёрт свистит,
На равенстве, на брани, на свободе
Федора-дура встала и стоит.

На карусели, на словечке «надо»,
На пятом колесе, что восьмерит,
На чарах зла, на гребне водопада
Федора-дура встала и стоит.

На граблях, на ковре-пансамолёте,
На колокольне, где набат гремит,
На истине, на кочке, на болоте
Федора-дура встала и стоит.

На лилии, на плеши мухомора,
На снежном коме, что с горы летит,
На трёх китах, на яблоке раздора
Федора-дура встала и стоит.

На опечатке, на открытой ране,
На камне веры, где орёл сидит,
На рельсах, на трибуне, на вулкане
Федора-дура встала и стоит.

Меж двух огней Верховного Совета,
На крышах мира, где туман сквозит,
В лучах прожекторов, нигде и где-то
Федора-дура встала и стоит".