September 30th, 2016

К.Р.

"Когда креста нести нет мочи,
Когда тоски не побороть,
Мы к небесам возводим очи,
Творя молитву дни и ночи,
Чтобы помиловал Господь.

Но если вслед за огорченьем
Нам улыбнется счастье вновь,
Благодарим ли с умиленьем,
От всей души, всем помышленьем
Мы Божью милость и любовь?"
10 июня 1899. Красное Село

"С позволения пана Гетьмана"

Продолжаю листать том "Документы внешней политики СССР" относящийся к первым послереволюционным месяцам.
И опять натыкаюсь на онижедетей тогдашнего разлива, пребывающих в их тогдашних мриях. Оказывается они и тогда на Крым хлебало разевали - и посмотрите в каком имперско-плодовоягодном стиле!

"Нота Полномочного Представителя РСФСР в Германии Статс-Секретарю Министерства Иностранных Дел Гинце
27 сентября 1918 г.
"В киевских газетах напечатано следующее официальное правительственное заявление: «Последнее заседание Совета Министров было посвящено вопросу о положении Крыма. Обсуждение этого вопроса находится в связи с выраженным авторитетными кругами в весьма определенной форме пожеланием о прекращении ненормальных отношений между Крымом и Украиной. После обмена мнениями по поводу доклада г-на председателя Совет Министров вынес следующее постановление: «Совет Министров Украинской Державы, осведомившись о решении представителей Крыма вступить с украинским правительством в переговоры об условиях объединения Крыма с Украиной, идя навстречу тяжелому положению населения Крыма, которое не может в условиях таможенной войны реализовать урожай фруктов и винограда, с позволения пана Гетмана постановил временно прекратить таможенную войну при условии немедленной присылки представителями Крыма в Киев уполномоченного ими лица для открытия вышеупомянутых переговоров.

В заявлении председателя украинского Совета Министров г-на Лизогуба, что Крым представляет собою «самостоятельную государственную единицу», Рабоче-Крестьянское Правительство так же, как и в 'признании Украиной независимой Донской республики усматривает недружелюбный в отношении России акт. Признание Украиной независимого Крыма и независимого Дона и отказ устанавливать с Российской Республикой государственную границу в этих областях лишают Россию возможности выполнить принятое ею на себя обязательство заключения мирного договора с Украиной. Рабоче-Крестьянское Правительство указывает вследствие этого вторично, что, снимает с себя всякую ответственность за невыполнение этого обязательства".

"Игры престолов" Эпизод

"...Этот полковник рассказал ей, что его «патрон» тоже был тогда на «Травиате» и его крайне удивило, что такая молодая, жизнерадостная, полная энергии на вид девушка так горько рыдала. Он подумал, не постигло ли ее какое-нибудь горе, не встретила ли она на своем жизненном пути какую-либо преграду, которую ее небольшие силы не могут преодолеть.

Одним словом, он хочет видеть ее, поговорить и помочь. Нина Шумская была очень озадачена, взволнована и растрогана, а когда она узнала, что этот государственный муж — JI. П. Берия, взволнованность ее еще более усугубилась. Она согласилась на встречу, т. к. ей просто хотелось увидеть такого большого человека в своей личной обстановке, а не на трибуне мавзолея, во время демонстрации на Красной площади.

И вот полковник и Галина Стефановна везут ее в Спиридоньевский переулок, останавливаются у какого-то большого особняка с садом. Полковник проводит их через вестибюль, ряд комнат в столовую, где их встречает женщина в белоснежном халате и приглашает всех к столу, уставленному винами и закусками.

Полковник и Галина Стефановна ужинают, у наэлектризованной Нины куски застревают во рту, она полна трепета ожидания. Вскоре оба ее спутника начинают торопиться домой, она просит не покидать ее, но они непреклонны и уходят. Оставшись в полном одиночестве в огромном особняке, она начинает бесцельно бродить по комнатам и останавливается в небольшом спортивном зале, где и садится на диванчик, рассматривая какой-то альбом.

Через некоторое время дверь открывается и входит Берия — улыбающийся, довольный, в благожелательном расположении духа. Нина срывается с места, здоровается, ее ласково берут за плечи, сажают и говорят: «Ну, Ниночка, вас похитили?..» Она отвечает: «У вас тут, в доме, как во дворце эмира Бухарского...»

Начинается разговор, расспросы о ее семье, о ее делах, о причине слез в театре и т. п. Одновременно с разговором ее проводят по всему особняку, показывая устройство и убранство комнат и зал.
Ей показывают две ванные комнаты с бассейнами, причем, когда ее проводят во вторую, черного мрамора, ей говорят: «Это только для моих жемчужин...» Затем они проходят в рабочий кабинет, где Берия показывает ей портрет своего сына Серго и говорит ей, что если бы на его месте был бы его сын, то Нина не была бы так насторожена и холодна.

Он показывает ей ряд книг, написанных им, и говорит, указывая на одну брошюру по истории Грузии, что написание этой книги сделало то, что его заметили, и он начал свою большую жизнь.
Нина спрашивает удивленно, зачем ему, такому большому человеку, она, такая маленькая, глупенькая девушка, с ней ведь и поговорить не о чем, она только еще формирует себя как человека, с ней ведь, должно быть, скучно и неинтересно.
Ей Берия отвечает, что он хоть и на огромной важности государственной работе, на нем лежит колоссальная ответственность, но в личной своей, частной жизни он такой же простой человек, со всеми страстями, пороками и качествами, что он-де, мол, такой же мужчина, которого влечет к свежести юной девушки.

Он удаляется на несколько минут в какую-то боковую дверь, и у него в руке девушка видит шприц для инъекций, но она не совсем хорошо видела его, и с полной уверенностью об этом говорить нельзя.
Возвращается он особенно возбужденный, глаза искрятся, движения порывисты, он снимает пенсне и становится очень смешным, весь он напряжен, напружинен, как струна.
Он увлекает ее в следующую комнату, которая оказывается спальней, заставляет выпить несколько рюмок крепкого вина, сажает ее рядом с собой, лепечет какой-то бессвязный вздор и, находясь в состоянии крайнего аффекта, начинает рвать на ней платье, обнажая плечи, целуя их. Затем в экстазе вонзается зубами в ее правую грудь, она от боли и ужаса кричит, он увлекает ее, полубессознательную, на постель и овладевает ею.

Не имея возможности противостоять патологическим инстинктам Берия, находясь в полном подчинении его величия и власти, маленькая московская девушка Нина Шумская несколько раз привозится в особняк в Спиридоньевском переулке и на личную дачу Берия на 36-м км шоссе Москва — Киев, где он, надругиваясь над ее молодостью, над ее моралью, чувством собственного достоинства, удовлетворяя свою извращенную, дикую похоть, не любя эту девушку, совершенно берет ее как вещь, как предмет своего наслаждения, своей прихоти, полностью теряя облик советского человека, члена партии, находясь в крайнем пределе бытового разложения, думая, что ему все сойдет, поскольку ему удалось занять такой пост.

Но правда у нас, в Советском Союзе, всегда восторжествует, и он, отвечая за свои тягчайшие преступления огромной политической значимости, ответит и за поступок с простой московской девушкой — Ниной Шумской.
Все вышеизложенное стало мне известно 10 июля 1953 года от Нины Константиновны Шумской, женщины, с которой я состою в гражданском браке и которая по нездоровью не могла приехать в г. Красноярск сама и все это изложить.

А. Вестерблом
Верно: Начальник секретариата У МВД Майор Кустов"