September 2nd, 2016

О возможности войны

С точки зрения теории НАСТОЯЩУЮ ВОЙНУ на Украине развязала и в один день окончила Россия безжалостно поубивав под Илловайском карателей:
Ведь с точки зрения теории:
"Стратегическая мысль впадает в заблуждение: мол, суть войны состоит в том, что представители одной группы убивают представителей другой. В действительности война не начинается тогда, когда одни убивают других; она начинается тогда, когда те, кто убивают, рискуют сами быть убитыми.Те, кто осуществляют первое, но не второе (а такие всегда найдутся), называются не воинами, а головорезами, убийцами, палачами или награждаются еще более нелестными эпитетами".

Т.е. было до Илловайска - «В Запорожье замесили, в Одессе испекли», а стало:

"Война — это не просто ситуация, когда один человек или группа людей убивает других, даже если убийство организованно осуществляется для достижения некоей цели и считается законным. Война начинается тогда, когда нанесение смертельных ран становится взаимным — деятельность эта известна как сражение. На любой войне готовность терпеть страдания и умереть, наравне с готовностью убивать, является единственным существенным фактором. Исключите его — и даже самая многочисленная, самая организованная, самая обученная и лучше всех в мире вооруженная армия превратится в хрупкий механизм".

Винницкие менеджеры и западенские сверхчеловеки грозятся ВОЙНОЙ, но на самом способны организовать только УБИЙСТВА, для войны (не убийств!) нужно даже не государство (которого, кстати, нет) а массовая готовность пасть на полях сражения. После Илловайска, однодневной настоящей войны, они вернулись к убийствам (обстрелам) и чем дальше, тем меньше вероятность, что кто-то с территории Руины пойдет за нее ВОЕВАТЬ.
(Цитаты из труда Мартина ван Кревельд "Трансформация войны")

Частности и главное

Общество деградирует или «развивается» и доходит до стадии, когда его существование начинает зависеть от теплой зимы - урожайного лета – проигранной битвы - курса валюты - здравомыслия генсека - жизни диктатора. От чего оно рухнет? - хлебных очередей – евроассоциации - бомбежек НАТО - «смерти Каримова» - некий ужас все равно начнется, если оно на пределе.

Уже бы отвязались

"8 сентября состоится согласованный с властями митинг с требованием демонтировать доску Маннергейму и отправить в отставку Мединского, как инициатора ее установки".

Алексей Волынец "Жданов":
"Почти все присутствующие с обеих сторон, включая маршала Маннергейма и генерал-полковника Жданова, были в военной форме. Языкового барьера между высокими сторонами не существовало — и президент Маннергейм, и военный министр Вальден некогда были офицерами царской армии. И тут произошло нечто удивительное. Со слов почитателей Маннергейма, в процессе представлений и приветствий Жданов признался президенту Финляндии, что в годы Первой мировой войны «имел честь служить» в артиллерии кавалерийского корпуса, которым в 1917 году на Румынском фронте командовал Маннергейм. Старый 77-летний кавалерист, генерал-лейтенант Российской империи и маршал Финляндии в ответ тут же предложил выпить за это приятное совпадение, вероятно, руководствуясь справкой разведки о пристрастии советского представителя к «сухому грузинскому вину». Жданов и Маннергейм, оставив своих помощников, уединились в кабинете маршала. Как пишет Вейо Мери, «всего через несколько минут из комнаты, где хозяин уединился со своим гостем, послышались довольный смех и цивилизованный разговор». Для советской стороны в те дни барон Карл Густав Эмиль Маннергейм был не только давним врагом большевиков, но и главным инициатором и гарантом прекращения огня на советско-финляндском фронте. Более того, именно Маннергейм являлся тем, кто мог заставить вооружённые силы Финляндии, прежде всего её антисоветски настроенный офицерский корпус, воевать против своих недавних союзников — на севере Финляндии всё ещё располагались почти 200 тысяч войск гитлеровской Германии из горной армии «Лапландия». Поэтому ради высших интересов Советского Союза необходимо было установить с президентом и маршалом доверительные отношения.
...Конечно, ни Жданов, ни Маннергейм после установления контакта не перестали быть изощрёнными противниками с полярными интересами. Но в сложной гамме чувств присутствовало и свойственное сильным натурам взаимное уважение — маленькая Финляндия показала себя серьёзным противником, а Советская Россия вдруг стала мировой державой из постреволюционного небытия и краха 1941 года. В обоих случаях личные заслуги высоких договаривающихся сторон были очевидны. С этого момента Маннергейм обращался к Жданову «генерал», а Жданов к нему — «господин президент».