September 1st, 2016

"36 часов" 1965



Американский черно-белый фильм 1965 года. Накануне высадки союзников в Нормандии немцы усыпляют и похищают американского офицера и он просыпается якобы в 1950 году в специально воссозданном "военном санатории США". Война с Гитлером выиграна, вокруг одни американцы (которых изображают сотрудники абвера), газеты с фотографиями нового президента, по радио джаз, все прекрасно - почему бы проснувшемуся герою не рассказать подробности про самую замечательную операцию конца войны?

Весь интерес у меня был - как он поймет? Над санаторием пролетит армада B-17 и начнет что нибудь бомбить неподалеку? У кого нибудь вырвется "Ферфлюхтер!" Ворвется пьяный Штирлиц с гармошкой?

Увы, они вкусно не обыграли самое интересное. Герой собирает рассыпавшуюся соль и вдруг замирает...
"Началось - но как?!"
Он подходит к свету и начинает разглядывать пальцы.
"Что, бл*дь, происходит? У немцев соль другая? Но "санаторий" то в Германии, может быть немецкая".

Оказалось он почувствовал от соли маленький порез на пальце, который был у него в 1944 но не мог сохраниться до 1950. Так вот кисло все вышло.

Порошенко в Мариуполе



Мог бы не пить за обедом (на таймере 15 часов) или спланировать визит так, чтобы не выступать после обеда - нет, он напился, спланировал СПЕЦИАЛЬНО чтобы как в тумане все прошло и на автопилоте.
Потому что нечего украинской власти сказать русским Юго-Востока, заведомо наплевавшим на вышиванки, европейский шлях и "агрессию Путина", на всю украинскую "идеологию", за пределами которой, КАК ВИДНО остается укровласти только плакать пьяными слезами.



(Александр Зубченко:
"И тут аккурат появился верховный в телевизоре. Где-то в Мариуполе открывал центр каких-то услуг. Всегда слушаю его выступления без звука. Это лишнее. Артикуляция, жесты рук, характерное подергивание ног и цвет лица заменяют собой словесный ряд. Так вот, выглядит он крайне убедительно. Уверен на сто процентов: если бы опять встал вопрос о лидере нации, то его бы закрыли быстро, решительно, непреклонно еще до проведения первого тура. Подонки, м…ть. У кого еще только рука поднимается формулировать вопросы в анкете таким подлым образом: за кого вы собираетесь проголосовать? Ну не с…ки ли? Надо же писать так: за Порошенко вы собираетесь голосовать, или Путин нападет?")

Как правило она безжалостна



Герцен:
"История обманула, обманула в свою пользу: ей нужны для закваски сумасшедшие, и дела нет, что с ними будет, когда они придут в себя; она их употребила – пусть доживают свой век в инвалидном доме".

Оно так



Мартин ван Кревельд "Трансформация войны":
"Уникальные характеристики стратегии требуют от людей личных качеств, необходимых для того, чтобы чувствовать себя уверенными в хитросплетениях всех маневров и уловок; неспроста многие знаменитые стратеги-практики имели репутацию повес. Юлия Цезаря с симпатией называли «лысым распутником». Король Франции Генрих IV имел обыкновение бросать знамена поверженных врагов к ногам своей любовницы Габриэлы Д’Эсте. Молодой герцог Мальборо соблазнил любовницу самого короля Карла II Нелл Гвинн, и однажды ему пришлось убегать через окно, чтобы не быть пойманным. Еще один, а именно Наполеон, любил жульничать в картах, равно как и совершать марши незаметно для противника. Одновременно с этим он обладал исключительными организаторскими способностями, и его сила ума и управленческие навыки были совершенно незаурядными. Мольтке также был исключительно талантливым организатором; его распоряжения были образцом ясности и четкости; однако в его характере присутствовала хитринка, благодаря которой он блестяще играл в карты и отпускал едкие, язвительные шутки в свой адрес и в адрес созданного им генштаба. Эйзенхауэр и его британский коллега, генерал Арчибальд Уэйвелл, походили в этом отношении на Мольтке. Оба отличались некоторой хитростью, даже коварством, что в обоих случаях скрывалось за обманчиво открытой и непосредственной манерой держаться".

Два ковбоя



Клинт Иствуд (на вопрос чем он отличается от Джона Уэйна):
"Джон Уэйн не мог выстрелить в спину, а я могу".