August 4th, 2016

Гендерное в былинах

"Камское побоище"

"...Да поехал Добрынюшка к бабы Латыягорки;
А ударились они да сабли вострыма —
У их сабельки да поломалисе;
Ударились они ко́пьеми борзоменьскима —
По рук копья у них согнулисе:
Не дали на собя раны кровавыя;
Они ско́чили со добры́х коней
И начели боротисе.
Не по Божьей-то было всё по милости,
Не по Добрыниной-то было учести:
Порвало́сь-то у ей платье цьветное,
А права́ рука у ёго да скольёну́ласе,
А лева́-то ножка у ёго да подвернуласе;
А как падал Добрынюшка на сыру́ землю,
А как села баба Латынгорка на белы́ груди,
А хоче́т спороть да Добрыни всё белы́ груди,
Досмотрить Добрынина да ретива́ серця.
Она едет своей жопой по белу лицю,
Она едет да приговариват:
«А целуй-ко-се мою жопу белую!»

Как во ту пору едет стары́й казак Илья Муромець;
...Говорит Илья Муромец сын Иванович:
«Гой еси, мой названой брат,
Молоды Добрынюшка Никитич млад!
Не умеешь ты, Добрыня, с бабой дратися,
А бей ты бабу, блядь, по щеке
Пинай растуку мать под гузно,
А женской пол от тово пухол!».

...Да как толкнул Илеюшко бабу латынгорку,
Ишше пнул сапогом как ей по́ гузну,
Да сьвернуласе ведь бабушка, будто овсяной сноп.
Ише сел тогды Добрыня к ей на белы́ груди,
Розьметал, присек Добрыня на мелки́ ей часьти жа,
Розьметал ею бабу латы́нку по чисту́ полю,
Сам поехал де Добрынюшка, куда ёму путь лежит.
Говорил жо восударь тогды Илья Муромець:
«Ай скажу-то я, Добрынюшка, да во Киеви,
Шьто как езьдила латынгорка по белу́ лицю».

Тут-то Добрыня стал с сырой земли,
А садилсэ Добрыня на добра́ коня,
Отъезжал-то Добрыня во чисто́ поле;
Со того-то со стыду да со великого
А втыкал он востро́ копьё да во сыру землю,
Ишшо падал Добрыня на копьё ретивы́м сердьчем;
Со того жо со страму-стыду с латыньго́ркину:
Шьто как езьдила баба по белу́ лицю,
По белу́-ту лицю езьдила своим гу́зьнишшом.
Ишше тогды восплакал Илья-та Муромець:
«Уж ты вой еси, брателко да крестовыя!
Не сказал бы про тебя я да в городи Киеви».

"Не секрет"

Пришвин Дневник 1947 год
"Столяр Александр Лаптев (родился в 17 году, весь советский) приходил стекло вставлять. ...Выпив, Лаптев начал говорить кругами-руладами, начиная каждый круг и кончая: «Это не секрет, конечно!» ... как он воевал, где был, где ранили и как он соединился с американским фронтом. Это не секрет: они нас хорошо встретили и кормили как! это не секрет! И тут он подружился с одним американцем, и тот восхищался русским народом: какой большой, какой сильный. «Мы не такой народ, зато у нас вот это», – и показал на себя, как он одет, какое оружие, какая палатка и все. И вдруг он меня спрашивает... Это не секрет, конечно, спрашивает меня: – Скажи, за что ты воевал? – Я отвечаю: – За родину. – А что есть родина? – Папаша, говорю, и мамаша. Правда, это не секрет, говорю, у меня нет ни папаши ни мамаши, а все равно каждый пожилой человек есть папаша и каждая старушка мамаша. Вот я за них воевал. – Да нет, говорит, это у всех папаша и мамаша, а вот что ты им дал, что сам получил? И показывает на себя: вот у меня, а что у тебя? Ну, это не секрет, конечно, я ничего не мог ответить, и сейчас это мне вопрос".

Античная история

Станислав Петухов - хоккеист московского "Динамо", олимпийский чемпион-1964 года:
- ...Шура Чудина...
– Величайшая спортсменка! Многократная чемпионка по пятиборью. И метала, и в высоту прыгала. Капитан сборной СССР по волейболу. А еще – гермафродит.
– Мы-то думали, как к этой теме подойти деликатнее. Шура брилась?
– Да что вы! У нее нормальное женское лицо! Бюст проступал. Может, что-то подкладывала. По слухам, какой-то зачаточный мужской член. Недоразвитый. Поэтому, приезжая играть в волейбол на "Динамо", переодевалась первая. Выйдет в майке и спортивных трусиках, – заходят все остальные. В душе тоже мылась отдельно.
– Курила "Беломор".
– "Приму". Это во время войны "Беломором" дымила, работая на полуторке. Шура – человек, приятный во всех отношениях! Мы мотались по воинским частям, пионерлагерям с рассказами. Настолько задорно излагала! После засадит граненый стакан водки, и ни в одном глазу.
– Надо думать, в пионерлагерях не рассказывала о романе с конькобежкой Ингой Артамоновой. Из-за этого романа Артамонова погибла – муж узнал и зарезал.
– Мы были соседями в динамовском доме на Башиловке. Чудина – на седьмом этаже.
– Как они познакомились?
– Артамоновой в этом доме дали квартиру на двоих с конькобежцем Генкой Ворониным, чемпионом мира. Расписались. Внезапно Воронин узнает, что его жена с Чудиной! Схватил сувенирный китайский ножичек, типа ятагана, – и убил.
– В советском хоккее "голубые" были?
– Вообще темы не возникало. Ни одного не знаю".

http://maxpark.com/community/6535/content/4930817

(За убийство жены Г. Воронин получил лёгкое наказание - в тюрьме провёл всего полтора года и три года на "свободном режиме", работая "на стройках народного хозяйства").
Александра Чудина

Инга Артамонова: