June 24th, 2016

Когда Кафка стал болью

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=973395189440808&id=100003110090383
"Я был уверен, что Кэмерон уже выторговал у Брюсселя всё, что можно, и теперь английский истеблишмент спокойно сольёт референдум. Боюсь, что английский истеблишмент тоже был в этом уверен, равно как и брюссельская бюрократия. Ан, нет: второй раз за два месяца - стоит дать голос народу, как народ высказывается против Европейского союза.
Возможно, глас европейских народов меня теперь удивляет потому, что меня уже давно перестала удивлять единая политика ЕС. В конце концов я принял её абсурдность и кафкианский бред как данность и перестал удивляться. Безумная миграционная политика распростертых обьятий для сотен тысяч, а в перспективе - миллионов и десятков миллионов африканцев и арабов. Безумное расширение еврозоны с разбавлением немецкой, французской, голландской и других сильнейших экономик континента откровенными нищебродами вроде Словакии или Литвы. Непостижимый рациональному обьяснению кафкианский бред с санкциями, которые "будут действовать всех пунктов минских договоренностей", субьектом которых Россия не является и процесс выполнения которых демонстративно саботирует Украина. Зачем-то понадобившееся евробюрократии влезание в польский внутриполитический конфликт и перерастание его в грандиозный конфликт между Польшей и Европой.

И такие проявления абсурдности и бреда можно перечислять до бесконечности. От самых серьезных проявлений (борьба с исламским терроризмом митингами и аватарками "вы не заставите нас изменить наш образ жизни") до самых смехотворных (голосование идеологически подкованных худсоветов против России на евровидении по партийной разнарядке сверху). До сих пор я думал, что это всё моя русская ментальность - я не понимю чего-то важного в логике действий европейцев, сужу со своей колокольни и лезу со своим уставом в чужой монастырь. Однако последние организованные евроскептиками референдумы убеждают меня, что ментальность у нас с европейцами одинаковая, европейская, а законы логики и пправила рационального мышления универсальны и едины для всех. Евросоюз обьективно переживает тяжелейший кризис, который я бы назвал кризисом рациональности, и вчерашний brexit был самым сильным за несколько лет сигналом этого кризиса.

Многие со мной согласяться, что Советский Союз перед распадом также переживал кризис рациональности: любой человек старше 40 по моему опыту может поведать множество историй начальственном идиотизме и партийно-комсомольской дури брежневских и горбачевских времен. Я не хочу чтобы Европейский союз кончил как Советский, потому что понимаю, к чему приведет разрушение нарабатывавшихся более полувека интеграционных связей. России, какие бы у нее не были сложности с взаимопониманием с европейцами, не нужна тотальная катастрофа своего главного, несмотря ни на что, внешнеэкономического партнера. Но и Европейский союз в его нынешнем маразматическом состоянии ей тем более не нужен - как показал brexit, в нынешнем состояни он не нужен и самим европейцам. Поэтому только реформы, системные реформы европейских институтов и переосмысление всех без исключения направлений единой европейской политики. В противном случае деградация общеевропейского проекта станет необратимой и европейская интеграция окончательно и бесповоротно сменится европейской дезинтеграцией".

"Какие процессы разворачиваются!"

"Ключевая идея неолиберальных реформаторов — от Мэгги Тэтчер до Анатолия Чубайса состояла в «необратимости» проводимой ими политики. Нравится вам или не нравится, то, что у нас в итоге получилось, успешно работают созданные нами институты или всё валится на каждом шагу — это не имеет ровно никакого значения. Принятые решения необратимы, созданные институты неотменяемы, а любая политическая, социальная, экономическая или даже личная стратегия должна строиться уже в этих новых рамках, не посягая на их изменение. Выбор, который предоставлялся гражданам, состоял в разных вариантах приспособления к данному процессу, без возможности изменить направление самого процесса или пустить его вспять. Манипуляция массовым сознанием через систему пропаганды являлась необходимым элементом подобного порядка. При всей остроте дискуссий, вопросы по-настоящему важные оставались вне публичного обсуждения.

Голосование британского большинства стало переломным событием, обозначившим крушение культурно-психологических барьеров, гарантировавших незыблемость неолиберального порядка. Теперь невозможно уже отметать критические подходы и альтернативы как нечто заведомо маргинальное и несерьезное. И наоборот, обнаружилось: то, что многие годы подряд объявляли «менйстримом», на самом деле отвергается обществом. Можно, конечно, предположить, что общество и его настроения изменились. Но это не совсем так. Настроения и интересы, которые победили в Англии на референдуме 23 июня, были массовыми на протяжении всего периода евроинтеграции, просто им не давали возможности выражения, их игнорировали, их подавляли, на них не обращали внимания.

Это были «всего навсего» настроения и интересы большинства — рабочих, служащих, мелких лавочников, фермеров. Того самого «плебса», презрение к которому давно уже стало принципом интеллектуалов и политиков, независимо от идеологического окраса. Проголосовав за Brexit, люди показали, что бесконечно манипулировать ими не получается, а игнорировать их не удастся. А заодно поставили на место политический класс и масс-медиа, показав им границы их влияния.

Но у этой медали есть и обратная сторона. Значительная часть населения Европы не только приветствует решение британцев, но и будет стремиться повторить его
Созданный Маастрихтским и Лиссабонским договором Союз давно уже превратился в «тюрьму народов», а Brexit продемонстрировал людям, что есть практический механизм, реальная возможность выхода. Неудивительно, что финансовые рынки в панике. Ведь за англичанами потянутся другие — требование референдума или выхода из ЕС будет повторяться снова и снова, в разных частях континента. По мере того, как будет усугубляться институциональный и социальный кризис, этот процесс будет набирать силу.

Идеология «необратимости» и психология запугивания больше не работают. Массы людей в Европе понимают, что путь к действительному единству и интеграции континента лежит через демонтаж структур Евросоюза, направленных не на собирание народов в единую семью, а на утверждение над ними диктатуры финансовых рынков.Как было написано на одном из плакатов сторонников Brexit — «Другая Европа возможна. Другой Евросоюз — нет».
https://um.plus/2016/06/24/britaniya-ushla-iz-tyur-my-narodov/