June 6th, 2016

(no subject)


"...Здесь, в бронзе вознесен над бурей, битвой, кровью,
Он молча слушает хвалебный гимн веков,
В чьем рокоте слились с имперским славословьем
Молитвы мистиков и марш большевиков".

Чарльз Буковски

Давно, в 2008 году в голову взбрело:
Оригинал взят у kirovtanin в Чарльз Буковски "Женщины"
Вот глупо, но мнится порой, что Чарльз Буковски - это псевдоним, за которым скрывается какая ни будь старая дева-нимфоманка. Короче - литературная мистификация.
Когда читаю - то прямо вижу Фаину Раневскую, с папиросой в зубах, только стучащую не по клавишам рояля, как в фильме, а - пишущей машинки ("Здравствуйте Иван Петрович!").


---------
И вот, недавно наткнулся:
Станислав Львовский:
«Алексей Цветков не зря не любит Буковски, — это все слишком просто сделано и произведено в огромных количествах к тому же. Когда приходишь в Barnes & Noble, видишь четыре-пять полок толстых книг [Буковски], — и думаешь, что это все-таки проект, у этого человека ни на что не могло хватать времени. Ни на выпивку, ни на женщин, — он просто сидел и всю жизнь писал, а больше ничего. Посмертные сборники, насколько я понимаю, до сих пор выходят. На самом деле, конечно, он просто садился за пишущую машинку (а потом, как мы знаем, и за компьютер) всякий раз, когда ему что-нибудь приходило в голову. У меня есть опыт перевода целого толстого сборника, в свое время я по заказу АСТ перевел книгу „Sifting Through the Madness for the Word, the Line, the Way: New Poems” (она так и не вышла). Это было тяжело, потому что там огромное количество совершенно графоманских текстов".

Халатец


"Интересно происхождение этого халата. Лидия Николаевна Федосеева рассказывала Ирине Александровне Сергиевской о том, как однажды они были с Шукшиным в гостях у Андрея Тарковского и Андрей Арсеньевич был одет в роскошный халат. «Я тоже такой хочу», — сказал Шукшин жене, а дальше, по мнению Сергиевской, можно истолковать использование халата в фильме поразному: либо как пародию на Тарковского, либо как пародию на самого себя, захотевшего халат как у Тарковского"
Алексей Варламов "Шукшин"

О чем писали американские послы 70 лет назад

Джордж Ф. Кеннан «Длинная телеграмма» Телеграмма посольства США в Москве №511 22 февраля 1946 г.
"...Советская власть в отличие от власти гитлеровской Германии не является ни схематичной, ни авантюристической. Она не следует жестко установленным планам. Она не рискует без необходимости. Невосприимчивая к логике рассуждений, она весьма восприимчива к логике силы. По этой причине она может легко ретироваться — что она обычно и делает — в любой момент, когда встречает сильное сопротивление. Таким образом, если противник достаточно силен и ясно показывает готовность использовать свою силу, ему редко приходится применять силу. Если выбрать правильную линию поведения в таких ситуациях, то не возникнет необходимости проводить унизительные переговоры с противником.

...Успех советской системы как формы власти внутри страны еще не доказан окончательно. Необходимо наглядно продемонстрировать, что она может выдержать решающее испытание успешного перехода власти от одного отдельного лица или группы лиц к другому. Смерть Ленина стала первым таким переходом, и его последствия губительно сказывались на советском государстве в течение 15 лет. После смерти или отставки Сталина будет второй переход. Но даже это не будет решающим испытанием. Вследствие недавней территориальной экспансии советская власть внутри страны испытает ряд дополнительных трудностей, которые однажды уже подвергли суровым испытаниям царский режим. Здесь мы убеждены, что никогда еще с момента прекращения гражданской войны русский народ не был в эмоциональном плане так далек от доктрин коммунистической партии, как в настоящее время. В России партия стала гигантским и на сегодняшний день преуспевающим аппаратом диктаторского правления, но перестала быть источником эмоционального вдохновения. Таким образом, внутреннюю прочность и стабильность коммунистического движения еще нельзя считать гарантированной.

...Многое зависит от здоровья и энергии нашего собственного общества. Мировой коммунизм подобен болезнетворному паразиту, который питается только пораженными тканями. Это точка пересечения внутренней и внешней политики. Смелые и четкие меры по решению внутренних проблем нашего общества, повышению уверенности, дисциплины, морального и общественного духа нашего народа являются дипломатической победой над Москвой, которая стоит тысяч дипломатических нот и совместных коммюнике. Если мы не откажемся от фатализма и безразличия к недостаткам нашего общества, Москва извлечет из этого выгоду для своей внешней политики.

...Мы должны сформулировать и представить на рассмотрение других государств более позитивную и конструктивную картину того, каким мы себе представляем мир в будущем. Недостаточно просто заставить народы следовать нашему примеру в развитии политической деятельности. Многие зарубежные страны, в особенности страны Европы, измучены и запуганы опытом прошлого и менее заинтересованы во всеобщей свободе, чем в собственной безопасности. Они ищут совета, а не наделения ответственностью. Мы должны быть в состоянии предложить им такую помощь в лучшей мере, чем русские. И если мы этого не сделаем, это сделают русские".