June 1st, 2016

Немец опять дуреет



"Немец вел себя как маленький хозяин на слишком большой территории. Он умен у себя, маленький хозяин, но он наивен и глуп на огромной чужой территории ...глупый немец есть продукт технической переработки человека, что-то вроде сухой перегонки. Завлекающая и одуряющая сила техники: человеку кажется, будто он умнеет, а для других видно, как он дуреет".
Пришвин Дневник 1944 год

Текущее

Выстоять, не сдаться еще не значит победить. Сейчас, когда все в мире идет вразнос, оценивать бы несдавшихся не по наличному положению а по пути, которым они идут. "Стойкость" без движения ничего не значит и даже опасна.

Мифы, они кругом

Мария Галина:
"Очень сильный одесский миф — Одесса-мама, боже ж мой и все такое, хотя на самом деле это очень мрачный, жесткий и равнодушный город. Киевский миф явно слабее… Во Львове меня поразило наличие нескольких взаимоисключающих друг друга мифов. И я подумала: хорошо бы написать роман, герой которого последовательно погружался бы во все эти мифы, пока не дошел бы до полного безумного распада всего и вся".
---
А у нас этого нет, разве что Питер.

"Странная война". Предыстория

"Франция в тот момент оказывала сильнейшее давление на Варшаву с целью добиться от поляков изменения их позиции относительно пропуска советских войск. Еще 15 августа в Варшаву был отправлен генерал Мюссе. Не вылазил из польского генштаба военный атташе Франции в Париже Мюс. Думенк из Москвы отправил в польскую столицу своего личного представителя, члена французской военной миссии капитана Боффра. Последний предельно предметно обрисовал маршалу Рыдз-Смиглы сложившуюся обстановку и какое решающее значение имеет позиция Польши. Рыдз-Смиглы непреклонен: «С немцами мы рискуем потерять свою свободу, с русскими мы потеряем свою душу». На этом фоне 18 августа был получен еще один отказ Польши — соответствующую телеграмму прислали в Париж французские посол и военный атташе в Варшаве Ноэль и Мюс. Все их усилия склонить Варшаву к сотрудничеству с Москвой оказались безуспешными. Ответ Бека — категорический отказ. Поляки были готовы к самоубийству — лишь бы не иметь дела со столь ненавистными им русскими.

Маршал Рыдз-Смиглы раздает самоуверенные интервью — мол, «Польша готова обойтись и без союзников»!.
Да что там — вместо того чтобы подумать о спасении себя самой и привлечении для этого как можно большего числа участников, Польша другим готова была давать военные гарантии! Официоз разглагольствовал «о недопустимости принятия гарантий для Прибалтики» (имеется в виду — гарантий со стороны Англии, Франции и СССР). Одновременно послов прибалтийских государств в Варшаве обрабатывали на предмет «недопустимости появления Красной Армии на территории Восточной Европы».
Польша сама бралась «курировать» этот регион, в связи с чем в те тревожные дни в Варшаве не придумали ничего лучше, как вернуться к обсуждению старой идеи антисоветского блока от Балтики до Черного моря. Вопрос ставился «об объединении Эстонии, Латвии и Литвы под высокой рукой самого сильного славянского государства — Польши, единственно могущей защищать интересы остальных как от Германии, так и от СССР».
Как видим, витавшие в облаках поляки совершенно утратили чувство реальности. В Варшаве, судя по всему, вообще не понимали, что происходит. Польское руководство даже не поняло, что и Англия с Францией, несмотря на то что дали Польше гарантии, начали мало-помалу списывать своего «союзника» со счетов.

Раздражение французов поляками было так велико, что они даже перестали скрывать его в ходе дипломатических бесед с представителями стран, не вовлеченных в переговоры о создании единого фронта против агрессии. В частности, 18 августа посол США во Франции Буллит в телеграмме госсекретарю Хэллу опишет, как премьер-министр Франции, отбросив в сторону дипломатический этикет, в беседе с ним покрывал поляков едва ли не бранью.
Даладье очень «сердит на польского посла в Париже», «считает величайшей глупостью со стороны поляков отвергать русское предложение о действенной военной помощи», а вот советскую позицию назвал «благоразумной» — излагал Буллит точку зрения французского премьера.
«В заключение Даладье сказал, что, если поляки отвергнут это предложение русской помощи, он не пошлет ни одного французского крестьянина защищать Польшу», — телеграфировал американский посол в Париже, прибавив, что Даладье повторил эту фразу «три раза». И, добавим, через две недели Даладье сдержал слово — не послал французские войска на помощь Польше. По сути, как мы уже отмечали ранее, поляки сами организовали «странную войну» на Западе осенью 1939-го".
(Сергей Лозунько «Уродливое детище Версаля» из-за которого произошла Вторая мировая война")

Страницы современной истории

"Борисла́в Ефи́мович Берёза (Борух Бляхер род. 13 июня 1974, Киев, УССР, СССР) — украинский политический деятель, глава информационного отдела «Правого сектора». Родился 13 июня 1974 года в Киеве, проживает там же. Имеет высшее образование. По национальности — еврей, знает иврит, русскоязычный. С 1991 по 1993 году проживал в Израиле, после чего вернулся на Украину. В дальнейшем занимался книготорговлей".
1 июня 2014 года пишет:




"18 июня 2014-го началось крупное наступление украинских войск. Непосредственно отрезала Новороссию от российской границы группировка, собранная из батальонно-тактических групп наиболее боеспособных украинских бригад – 24-й и 72-й механизированной, 79-й и 95-й аэромобильных бригад, 3-го полка спецназа, а также различных добровольческих формирований. Суммарная численность группировки составляла около 5,5 тыс. человек. Одновременно с началом продвижения этой группировки увеличили интенсивность боевых действий другие силы украинской армии, начав “обжимать”Новороссию со всех сторон. Первоначально продвижение украинцев шло быстрыми темпами – противопоставить такому натиску ополченцам было физически нечем, группировка украинцев уверенно “пробивала коридор”. Однако у украинцев на этом направлении была своеобразная ахиллесова пята – высота Саур-Могила.

...За время продвижения, украинская группировка оказалась предельно растянутой – длина “коридора” составляла почти 50 километров. Это позволило ополченцам нащупать слабые места в порядках украинских войск и нанести ряд сконцентрированных ударов, что рассекло украинскую группировку на части. Самое главное – ополченцы перехватили единственную дорогу, по которой велось снабжение украинцев. Котёл поначалу был не плотным, и по большей части “огневой”, т.е. ополченцы могли только обстреливать дорогу. У Украинских войск в тоже время оставалось достаточно большое количества топлива и боеприпасов, что при условии энергичных действий позволяло им быстро выйти из захлопывающегося “котла”. Но украинское командование совершенно не придало этому никакого значения, а когда опомнилось – было уже поздно.

...Украинское командование при этом фактически бросило окружённых, давая лишь приказы “держаться”. Даже никаких попыток хоть как-то помочь своим предпринято не было. В начале августа ситуация стала предельно критической, многие отряды украинцев стали переходить границу, что бы интернироваться. Как правило, им оказывалась необходимая помощь, после чего их отправляли обратно на Украину. Часть при этом даже “осела” в России.+
7-8 августа окруженцы окончательно поняли, что никакой подмоги не будет, и рассчитывать можно только на себя. Оставшиеся отряды начали спонтанно покидать свои позиции и пошли на прорыв".

Разговор христопродавца с поэтами

Интервью Лаврова https://www.facebook.com/leonbogd/posts/634874280009244
Спутник и Погром дает такую подводку:
"Корреспондентка "КП" Дарья Асламова буквально размазала Министра Иностранных Дел Лаврова во время интервью. Почитайте стенограмму - это реально разговор с мелким врущим ничтожеством. Крайне рекомендуем всем, у кого еще остались какие-то надежды на "хитрый план" и "грозное русское мычание".

Читаем:
Асламова: Вопрос в том, что мы были не готовы к майдану.
Лавров: Я об этом и хочу сказать. Вы говорите: мы проиграли майдан. А если вы в этом так уверены, если вам много говорят о том, что он проигран, потому что у нас дипломатия не сработала, какие альтернативы имеются в виду, что мы должны были бы делать? Раз так уверенно люди говорят о том, что это был провал.
Асламова: Простите, у нас в руках были все карты. К нам бежал законно избранный президент страны, произошел военный переворот в стране, которая нам близкая и дружественная. Президент просит нас о помощи. Мы имели все права, для того чтобы помочь ситуации наладиться.
Лавров: Воевать?
Асламова: Просто горстка бандитов захватила власть, это военный переворот.
Лавров: Да, правильно.
Асламова: Мы постоянно цепляемся за теорию суверенного государства, которая нас путает по рукам и ногам. Американцы прекрасно разработали теорию гуманитарной интервенции, обязанность вмешаться и т.д. Мы все время говорим: суверенное государство. И сами уже запутались в нем, и мы идеологию не выдвигаем. Мы тоже имеем право вмешаться морально.
Лавров: Давайте без терминов. Вы ответьте мне прямо на вопрос.
Асламова: Мы должны были ввести войска.
Лавров: Вы считаете, что мы должны были ввести войска?
Асламова: Это была наша обязанность вмешаться и гуманитарная интервенция.
Лавров: Я с этим не согласен. Воевать между русскими и украинцами… Эту войну затеяли те, кто пришел к власти в результате государственного переворота. Войну против собственного народа. Я считаю, что русские и украинцы это один народ. И если вы считаете, что наша позиция должна заключаться в том, чтобы мы развязали войну против собственного народа, я с ней не согласен категорически.
Асламова: Не развязали, а расправились бы с бандой, которая захватила власть.
Лавров:Сейчас за этой бандой огромное количество людей в погонах, и не обязательно в погонах, в тех же национальных батальонах.
Асламова: Это хунта.
Лавров: Как бы к ним ни относиться, их десятки тысяч. Значит, вы предлагаете разобраться с десятками тысяч граждан Украины.
Асламова: Их стало десятки тысяч после того, как мы оставили и пустили на самотек.
Лавров: Армия присягнула новому руководство, и новое руководство отдало бы приказ этой армии противостоять российской армии. Это ужас, я даже не могу себе этого представить".

-----
"Буквально размазала", "разговор с мелким врущим ничтожеством", "мы постоянно цепляемся за теорию суверенного государства", "расправиться с бандой, которая захватила власть"...
- ну не верю, не верю, что они и спустя два года такие поэты.