April 3rd, 2016

Великие Моголы

"В политической системе США устойчиво сложилась двухпартийная модель. Эта модель представляет собой поляризацию американского субъекта, воплощая в себе два полюса американской элиты. Смысл этой системы станет совершенно понятен, если мы вновь обратимся к американскому пониманию времени и пространства. США в структуре американской идеологии являются одновременно чем-то качественно двойственным: это одновременно и локальное (страна), и глобальное (территория будущего), и национальное (государство), и универсальное (судьба человечества).

Если продолжать параллели с советской идеологией, можно условно соотнести первое с американ-сталинизмом (либерал-сталинизмом) и тезисом о «построения образцового капитализма в одной стране», а второе — с американо-троцкизмом (либеральным троцкизмом) и тезисом о приоритете мировой «либеральной революции». Эти два полюса распределены условно между республиканцами и демократами: республиканцы (не имея ничего против «мировой либеральной революции»), полагают, что прежде всего надо защитить национальные интересы США (как оплота мирового либерализма), а демократы подталкивают к тому, чтобы не ограничиваться национальными интересами, и уже сейчас, не медля, мыслить и действовать как Мировое Правительство, ответственное за всё человечество (по ходу дела ускоренным образом свергая все те режимы, в которых либеральная демократия недостаточно глубока).

Между обеими партиями существует глубинный идеологический консенсус относительно главного: необходимость и даже предопределённость американской (то есть западной и либеральной) доминации никто не ставит под сомнение, речь идёт только о спорах относительно последовательности этапов исторического процесса и об оптимальной на каждом конкретном этапе тактике.Первые смотрят на актуальное положение дел довольно оптимистично и спешат с мировой либеральной революцией и установлением Мирового Правительства, а вторые, напротив, действуя как либерал-сталинисты, полагают, что следует укрепить сами США, превратив их в могущественную империю, и лишь потом, преодолев многие вызовы со стороны других цивилизаций, плавно переходить к чисто интернациональным Соединённым Штатам Мира. В обоих случаях США отчаянно стремились укрепить свою гегемонию, ослабить конкурентов, нанести удары по реальным соперникам, демонизировать и по возможности сокрушить тех, кто бросал вызов американской идеологии.

В некоторых случаях, как например, в Грузии и на Украине, в ходе цветных революций и свержения законных правительств, сети СМО и неоконсерваторов действуют до определённого момента в едином ключе, расходясь лишь в мелочах и деталях. Так, Майдан 2014 г. финансировали структуры Джорджа Сороса (СМО), но главарей Майдана поддерживали и неоконсерваторы (В. Нуланд). И наконец, сети влияния американской гегемонии в тех странах, которые не является полностью лояльными к США, представлены приоритетно структурами СМО. Так, в СССР они выдвинули идеологическую модель конвергенции, которую взял на вооружение М. Горбачев, что способствовало, в конце концов, падению СССР. В 1990-е гг. либералы, связанные с СМО, вообще оказались на первых ролях в руководстве страны. Точно также обстоит дело и в других странах, хотя в Китае и в Иране свобода аналогичных инициатив по созданию открытых и влиятельных проамериканских центров существенно ограничена, и им остаётся опираться на оппозицию и маргинальные (диссидентские) круги.

Мы имеем дело с полноценной идеологической системой организации мира, ориентированной одновременно и на укрепление и сохранение американской гегемонии, и на продвижение либеральных идей и принципов в целях постепенного подчинения и упразднения национальных государств, установления Мирового Правительства. Важно, что и МО-либералы, и деятели СМО практически не скрывают своих целей и задач: всё, о чём мы говорим, можно легко обнаружить в открытых источниках — статьях, публикациях, монографиях, интервью, и даже в учебниках по МО.

Если мы не согласны с самим фактом этой гегемонии и хотим ей противостоять, это будет тщетно в том случае, коль скоро мы будем бороться со следствиями вместо причин — с теми или иными вызовами, исходящими от США или их ближних и дальних сателлитов, от тех или иных организационных структур, обслуживающих американскую идеологию или от отдельных компаний. Всё это будет фрагментарно и бессистемно. В короткой перспективе любое отчаянное сопротивление может дать положительный эффект или как минимум затормозит наступление американской идеологии на наше общество. Но в более широком масштабе системе противостоять от лица бессистемности нельзя.
Точно также нельзя эффективно сопротивляться идеологии от лица деидеологизированной структуры. Прямых агентов иностранных спецслужб, представляющих собой низший состав в идеологической войне, можно идентифицировать и обезвредить, но агентура влияния, причём действующая вполне открыто, аналогичными прямолинейными методами не выявляется.Из этого следует простой вывод: для эффективного оппонирования американской идеологии необходима более или менее симметричная структура. В центре её должна быть также именно идеология. И наконец, для противостояния американской идеологии нам необходимы институции, аналогичные СМО и неоконсерваторам, но только с обратным знаком. Это должны быть интеллектуальные центры элиты, отчётливо понимающей свою собственную цивилизационную и историческую идентичность и готовой эту идентичность укреплять и утверждать в отчаянной идеологической борьбе, которая будет неизбежна. Альтернатива же такой идеологической борьбе одна: полная идейная капитуляция перед американской идеологией.
http://ss69100.livejournal.com/2728043.html