February 1st, 2016

Любопытная деталь

А.Н.Аксаков «Анимизм и спиритизм»
"Продолжаю рассказ об этих опытах. Их надо было проделать так, чтобы исключить возможность участия каких бы то пи было глаз. Я воспользовался первым удобным случаем, чтобы довести их до конца, и на сеансе 28 апреля обратился к нашему собеседнику с такими словами:
- По поводу вашего зрения рождаются недоумения и вопросы. Вы говорили, что сами видите, не нуждаетесь в чужих глазах. Вот это ваше независимое зрение крайне желательно проверить. Позвольте предложить такой опыт: я возьму из кошелька несколько монет, не считая их, и положу, напр., позади стула одного из медиумов. Таким образом, никто не будет знать их числа. Можете ли вы указать это число?
- Завяжите им глаза, попробую.

Завязываю медиумам глаза широкой повязкой, захватывающей и нос. Закрывши свои глаза, вынимаю из кошелька наудачу несколько монет и кладу их ощупью, не считая, на дальний край картона, на котором была наклеена азбука, закрываю себе глаза рукою так, чтобы видеть только азбуку, и начинаю следить; складывается: шдыъ, и опять шдр... Попытки сложить слово правильно, очевидно, не удавались. Тогда, не глядя на монеты, я прикрыл их брошюрой, и мы все открыли глаза.
- Укажите теперь.
- Шесть. Я отнял брошюру. "Шесть", - вскрикнули мы в один голос. Повторили опыт. Завязал медиумам глаза. Точно так же не глядя, взял и положил на стол несколько монет и, закрывшись от них, стал следить за указаниями азбуки.
- Опять шесть. Опять завязываю медиумам глаза, кладу бумагу и монеты на нее таким же образом и спрашиваю:
- Хорошо разложил?
- Хорошо, семь!
Смотрим с возрастающим любопытством. Браво, верно!

...На сеансе 5 мая, когда мы имели дело с тем же собеседником, я, между прочим, сказал ему: - По поводу наших опытов с монетами я имею сделать вам два вопроса: 1) вы говорили, что видите сами, имеете свой орган зрения и т.д., между тем из опытов наших следует заключить, что вы в зависимости от каких-то наших условий … Итак, чтобы видеть, вообще, вы связаны медиумическими условиями?
- Никакими! Да что же вы про это знаете? т.е. пока я вас по-своему и для себя вижу, мне ничего не нужно, что ясно, даже очень; раз я хочу для вас вполне и по- вашему не только увидеть, но и с вами поделиться, другое дело.
--------
Очень интересная подробность. Требуется помощь не медиума а человеческих глаз, пусть они и не видят предмет, но должны быть открыты рядом. И тогда все словно освещается - глаза открыты и наступает другая реальность. Как тут не вспомнить Шопенгауэра с его посылом, что только и именно с открытием первых глаз у какого нибудь членистоногого в тьме веков и развертывается вся История от истоков до конца. Значение глаз, "видения".

Любовный быт пушкинской эпохи

"Принимая Кутузова, Варлам решил повторить прием Филипеско с Милорадовичем и представил Кутузову свою племянницу Луксандру Гулиано (Кутузов был принят и в доме самого Гулиано) в качестве перспективной кутузовской конкубины. Ее муж, Николае Гулиано, разумеется, не возражал. Как заметила К. Винтила-Гицулеску, пророссийская группировка воспользовалась для прихода к власти тем же приемом, что ранее группировка Филипеско: предложила Кутузову девушку. Кутузову и сама Луксандра, и эта идея понравилась, и он перевез ее к себе; для развлечения Луксандры дело было обставлено как своего рода умыкание, которое Кутузов поручил своему давнему доверенному лицу Коронелли. Совершилось это все чуть ли не течение одного-двух дней – 1-2 апреля 1811.

...Дочь Кутузова, Елизавета Хитрово между тем приехала в Одессу; Кутузов писал ей туда, приглашая в Бухарест и замечая в частности: «Ты увидишь новых лиц, между прочим, женщину замужем на на 14-м году жизни, такую простушку и такую милочку. Нет необходимости указывать, что статус простушки и милочки при Кутузове должен был стать совершенно очевидным Елизавете Хитрово, самое позднее, с первого дня пребывания при отце (если только ее не осведомили бы обо всем раньше), так что Кутузов просто хвалится ей своим приобретением и приглашает поглядеть на него; своим успехом у дам он в письмах ей хвалился, с некоторым оттенком скромности, и ранее. В письме от 28.12.1810 он, в частности, извещал Елизавету о том, как привязана к нему в Вильне была жена генерала Беннигсена: прощаясь с ним при отъезде его из Вильны, «мадам Беннигсен рассталась со мной только при самом выходе [моем] на улицу, хотя было холодно, и она меня утопила в слезах. …Госпожа Фишер же проскакала 80 верст, чтобы догнать меня [и попрощаться со мной]». Беннигсен, кстати, Кутузова за этот роман с его женой особенно возненавидел.

...Кутузов вступил в параллельный роман и с матушкой Луксандры Галиани, Катинкой Барканеску, урожденной Гика, сделавшейся также ближайшей его наперсницей. Знал бы Толстой, что приписанный им Рамбалю сюжет ухаживания за матерью и дочерью одновременно был осуществлен столь почитаемым им Кутузовым, да еще с такой полнотой, какая Рамбалю и не снилась.
Приводим сообщения Ланжерона:
«Мать M-me Гулиани (M-me Варканеско), которая тайно учила дочь тому, что она должна была знать, чтобы возбуждать истощенные чувства генерала, а затем приходила пользоваться результатами своих уроков". На балах, в клубах, во всех общественных местах можно было видеть эту маленькую бесстыдницу около Кутузова. Часто она усаживалась на руки к своему 70-ти летнему любовнику, играла его аксельбантами и позволяла себе целовать его, помирая со смеху. Когда же он бывал приглашен на обед куда-нибудь, он считал себя вправе приводить с собою M-me Гулиани, а после обеда он запирался с ней в отдельной комнате".
Однако как минимум однажды понимания общества в этом маневре он не встретил: на приёме у валашского сановника Кумено, когда Кутузов с мадам Гулиано таким манером скрылись где-то в доме, остальные приглашенные в знак своего негодования покинули прием вовсе – чем, вне всякого сомнения, очень насмешили потом Михаила Илларионовича.

(Как все это изображали в советских романах:
Леонтий Раковский "Кутузов":
«…Свободные вечера он [Кутузов] проводил в тесном кругу офицеров своей свиты и нескольких бухарестских знакомых.
Михаил Илларионович с детства был живым и общительным человеком. ... Среди знакомых бухарестских дам, «понимающих кое-что в светском обращении», как писал о них любимой дочери Елизавете Михаил Илларионович, его очень забавляла своей детской непосредственностью четырнадцатилетняя жена валашского боярина Гуниани, жившего по соседству.
Когда генерал Александр Федорович Ланжерон приходил к Кутузову посидеть вечером и встречал у него эту чету, он щурил глаза и иронически раздувал свои французские ноздри.
Михаил Илларионович все видел. И не без основания думал, что Александр Федорович, по-бабьи любивший сплетня и пересуды, завтра же станет рассказывать по всему штабу разные небылицы о шестидесятишестилетнем командующем. Кутузова это ничуть не тревожило. Он продолжал вести знакомство с теми, с кем ему было приятно встречаться».

Отсюда

Снятый портрет


"Понедельник начинается в субботу"
"В половине одиннадцатого я вступил на этаж Амвросия Амбруазовича Выбегаллы. В лаборатории было душно и темно. Я включил свет. Озарились серые гладкие стены, украшенные портретами Эскулапа, Парацельса и самого Амвросия Амбруазовича. Амвросий Амбруазович был изображён в чёрной шапочке на благородных кудрях, и на его груди неразборчиво сияла какая-то медаль. На четвёртой стене некогда тоже висел какой-то портрет, но теперь от него остался только тёмный квадрат и три ржавых погнутых гвоздя".
-----
1965 год. Намек на Лысенко.