December 11th, 2015

Те же, и Вакарчук

Туман рассеивается

Теперь можно выдохнуть: точка бифуркации (в два года) Украиной пройдена и она уверенно движется к новой форме упорядоченности - "Восточноевропейская нищета в форме Дикого поля". Всем спасибо, все свободны, а Украину оставим наедине с "украинством" в качестве Немезиды.
(как нас бог оставил с ельцинизмом на семь лет).

Полезные советы

Чак Паланик:
"С этого момента — по крайней мере, в ближайшие полгода — я запрещаю вам использовать мыслительные глаголы. А именно: «думать», «знать», «понимать», «осознавать», «верить», «хотеть», «помнить», «представлять», «желать» и сотни других, к которым вы так любите прибегать. В этот список также должны войти: «любить» и «ненавидеть».
До самого Рождества вы не сможете писать: «Кенни интересно, рассердилась ли Моника из-за того, что прошлой ночью он ушел». То есть вам придется писать что-то вроде: «После этого по утрам Кенни задерживался, ждал последний автобус, в конце концов брал такси и возвращался домой, где видел, как Моника притворяется спящей — притворяется, потому что в то время она не могла спать спокойно по утрам. Она ставила в микроволновку только свою чашку кофе. Его — никогда». Вместо того чтобы сделать героев знающими что-то, вы должны придумать детали, которые помогут читателю узнать это. Вместо того чтобы заставить персонажей желать чего-то, вы должны описать все именно так, что читатель сам это захочет.

Никаких сокращений. Только специфические эмоциональные детали: действие, запах, вкус, звук и чувства. Как правило, писатели прибегают к мыслительным глаголам в начале абзаца. (В таком виде они становятся чем-то вроде тезисов, и я еще выскажусь против них чуть позже.) То есть они устанавливают интенцию всего абзаца с самого начала. А то, что следует дальше, ее иллюстрирует. Например: «Брэнда знала, что не успеет. С самого моста была пробка. Ее телефон садился. Дома ждали собаки, которых надо было выгулять, или там был беспорядок. К тому же она обещала соседям полить их цветы…» Вы видите, как первое предложение перетягивает на себя смысл последующих? Не пишите так. Переставьте его в конец. Или измените: «Брэнда никогда бы не успела в срок».

Мысль абстрактна. Знание и вера нематериальны. Ваша история будет сильнее, если вы покажете только действия и отличительные черты ваших героев, а читателю самому позволите думать и знать. А также любить и ненавидеть.
Не сообщайте читателю: «Лиза ненавидит Тома».
Вместо этого дайте конкретный пример, как адвокат на суде, деталь за деталью. Представьте доказательства. Например: «Во время переклички, в тот момент, когда учитель назвал имя Тома, а он еще не успел ответить: “Здесь”, Лиза громко прошептала: “Засранец”».

Когда начнете избегать мыслительных глаголов, с большой осторожностью используйте пресные глаголы «быть» и «иметь». Например: «Глаза Энн были голубые», «Энн имела голубые глаза».
Лучше так: «Энн закашлялась и начала махать рукой перед лицом, чтобы отогнать сигаретный дым от своих голубых глаз, а потом улыбнулась…»
Вместо бледных, утверждающих «быть» и «иметь» попробуйте раскрыть детали портрета своего героя через действия и жесты. Тогда вы покажете свою историю, а не просто расскажете ее.
И тогда вы научитесь расшифровывать своих героев и возненавидите ленивых писателей, которые ограничиваются фразами типа «Джим сел около телефона, спрашивая себя, почему Аманда не звонит».
Отсюда

(Чехов советовал Книппер, исполнявшей роль Маши в "Трех сестрах": «Не делай печального лица ни в одном акте. Сердитое, да, но не печальное. Люди, которые давно носят в себе горе и привыкли к нему, только посвистывают и задумываются чаще»).

Ужасные истории услышать не хотите ли?

"Получившая нобелевскую премию журналистка Алексиевич на радостях сошла с ума
Теперь она живет в какой-то параллельной реальности. Вот цитата из свежего интервью испанской La Vanguardia: "Недавно я была в Москве и решила сходить в храм на службу. Вижу возле собора большое количество полицейских, бойцов подразделений по пресечению беспорядков, толпа гражданских. Думаю, что-то случилось: покушение или еще что. Но мне отвечают: «Нет просто мы все идем в церковь помолиться во славу российского ядерного оружия». Представляете? Помолиться за ядерное оружие русских! Полиция вместе с военными и политиками! Это отвратительно!"
На следующий день сажусь в такси, водитель меня спрашивает, православная ли я. Отвечаю, что нет. «Тогда извините, вам придется освободить машину, поскольку это православное такси и мы обслуживаем исключительно христиан-ортодоксов». Вечером отправляюсь в театр - у входа – группа казаков с нагайками, требующих отменить спектакль по Набокову. И это я говорю всего о нескольких днях в Москве."

Отсюда там и пруф есть кто не верит своим глазам.

"Много ли информации человеку надо?"

Зачем клокочет эта информационная Ниагара? Ведь мы и так все знаем с помощью 2-3 примитивных идей, ведь не по фактам же мы судим о мире, в самом деле.
На любую страну достаточно 2-3-х партийных газет и одну развлекательную - зачем остальные океаны "событий"?

Наш «Вызов-и-Ответ».

"Потому что Россия никому не нужна (смеется), не нужна Россия никому (смеется), как вы не поймете!" (с) А.Кох 1998 год.

Я не хочу никого обидеть, но без русского, ЖЕРТВЕННОГО влияния в Евразии тут бы за пять веков минимум две Орды собралось, набуянилось и распалось, посмотрите - как запросто общества деградируют, как легко и весело люди дичают. Очевидный факт эта наша роль в Евразии, на которую половина сил всегда уходила, вместо "наук и искусств", как вот сейчас опять обострение и мы опять противостоим попытке Орды.

Драка у пивного киоска

"В Верховной Раде Украины случилась потасовка. Это произошло во время выступления премьер-министра Арсения Яценюка в парламенте с Отчетом правительства. К трибуне подошел народный депутат от БПП Олег Барна, вручил Яценюку цветы и поднял и вынес главу правительства из-за парламентской трибуны.
После этого началась потасовка. Трибуна ВРУ была заблокирована".

В машинном переводе еще прекраснее

"Совсем недавно я был в Москве и зашел в собор, на мессу. Я видел много полиции, военнослужащие спецподразделений, большой значит. Я думал, что должно быть теракт, но мне ответили: “Нет, госпожа, мы будем всех на мессу в честь ядерного оружия русских”. Что он понимает? Мы молились за ядерного оружия русских! Полицейские, у политиков и военных. Это отвратительно. Затем, в другой день, я вхожу в такси, и водитель спрашивает меня: “Вы Православная?”. “Нет”. “Потому что я чувствую, потому что вошел вы в такси православный, здесь мы предлагаем наши услуги только православные, прошу вас, опустите”. Вечером я пошел в театр и встретил группу казаков, угрожая палками и дев директоров палаты, которые перестанут представлять Набоков. Я говорю ему о всего несколько дней назад. Это красный человек, который по-прежнему жив, и что мы должны искоренить".
Отсюда