September 15th, 2015

"Об истине и не мечтая"

"Об истине и не мечтая,
я жил среди родни, и сплошь
вокруг меня была простая,
но разъедающая ложь.

Со смаком врали, врали сладко.
Кто просто лгал, а кто втройне...
Но словно смутный сон, догадка
тоскливо брезжила во мне.

Я робок был, и слаб, и молод,
я брел ночами сквозь туман,-
весь в башнях, шпилях, трубах город
был как чудовищный обман.

Я брел в ботинках неуклюжих,
брел, сам с собою говоря...
И лживо отражалась в лужах
насквозь фальшивая заря".
(Винокуров)

Мы все время хитрим (плуты) не потому что порочны или по другому жить трудно в России или нам слишком просто и неинтересно без вранья (Розанов), а потому что слово и дело у нас разделены изначально. Это не вопрос "правдивости" а мировоззрения, мы врозь видим эти вещи, немцы слитно, что тут поделаешь.

Справедливости ради

П.Д.Мальков. "Записки коменданта Кремля"
"...Хорошо, батенька, все хорошо, а вот это безобразие так и не убрали. Это уж нехорошо. - Он указал на памятник, воздвигнутый на месте убийства великого князя Сергея Александровича.
Я сокрушенно вздохнул.
- Правильно, - говорю, - Владимир Ильич, не убрал. Не успел, рабочих рук не хватило.
- Ишь ты, нашел причину! Так, говорите, рабочих рук не хватает? Ну, для этого дела рабочие руки найдутся хоть сейчас. Как товарищи" - обратился Владимир Ильич к окружающим.
Со всех сторон его поддержали дружные голоса.
- Видите? А вы говорите, рабочих рук нет. Ну-ка, пока есть время до демонстрации, тащите веревки
Я мигом сбегал в комендатуру и принес веревки. Владимир Ильич ловко сделал петлю и накинул на памятник. Взялись за дело все, и вскоре памятник был опутан веревками со всех сторон.
- А ну, дружно - задорно командовал Владимир Ильич.
Ленин, Свердлов, Аванесов, Смидович, другие члены ВЦИК и Совнаркома и сотрудники немногочисленного правительственного аппарата впряглись в веревки, налегли, дернули, и памятник рухнул на булыжник.
- Долой его с глаз, на свалку! - продолжал командовать Владимир Ильич.
Десятки рук подхватили веревки, и памятник загремел по булыжнику к Тайницкому саду".

Невзятие Мариуполя

"Сталин учитывал их в ходе принятия решений, если они не противоречили данным других советских спецслужб. В частности, когда финны в 1940 г. были уже разгромлены и открывался путь к столице страны, Сталин учел предупреждения внешней разведки о подготовке вторжения в СССР международно коалиции и пошел на заключение мира".
(Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 6. Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны)

Почему нужна погибель нынешней Усраины

"Погребинскому возразил Модест Колеров, главный редактор информационного агентства Regnum.
«Ваша мысль о том, что Донбасс нужен Украине для того, чтобы Украина не превратилась в автономное шовинистическое создание, мне очень напоминает претензии живущих в Молдавии русских, что нужно вернуть Приднестровье — таким образом, к нам прибавится 500 тысяч человек русских, и нам будет легче выживать. Это же эгоистическое все-таки желание. Это инструментализация целого народа, 2-3 млн человек. Почему они должны быть жертвой неизбежного развития Украины в сторону националистического закрытого государства?» — сказал Колеров.
...Вы говорите о 3 млн, но русская Украина больше. Она не участвует в политической жизни сейчас, смиряется с силой, которая доминирует. Но если Донбасс уходит, то у этой части, порядка 10 млн людей, вообще нет шансов, что они могут сохранить для своих детей приобщение к русской культуре, быть частью того мира, который они представляют», — объяснил Погребинский".


Мда-а...

Черчилль: "Нас иногда спрашивают: «За что воюют Британия и Франция?», на что я отвечаю «Если бы мы перестали воевать, вы бы скоро поняли».

Шуты в политике

Потребность в шуте, шутовстве, на примере Жириновского, видно что это замаскированная потребность в правде среди жестокой лжи. И когда только сказали правду шут стал обычным придворным.

Юрий Кузнецов

Для того, кто по-прежнему молод,
Я во сне напою лошадей.
Мы поскачем во Францию-город
На руины великих идей.

Мы дорогу найдём по светилам,
Хоть светила сияют не нам.
Пропылим по забытым могилам,
Прогремим по священным камням.

Нам чужая душа — не потёмки
И не блеск Елисейских Полей.
Нам едино, что скажут потомки
Золотых потускневших людей.

Только русская память легка мне
И полнА, как водой решето.
Но чужие священные камни,
Кроме нас, не оплачет никто.

1980