August 14th, 2015

С первого взгляда

Бродский:
...С Вознесенским у меня всегда одна и та же история — мне просто делается физически худо. То есть когда ты видишь его стихи — это нечто оскорбительное для глаз. Для глаз и для всех остальных органов чувств, которыми воспринимается текст. Это именно воспринимается как какое-то оскорбление. Я не знаю, вот в этом смысле он, конечно, неподражаем. Второго такого нет. Потому что это бывает все что угодно. Ну, бывает глупость, бывает банальность, бывает бездарно, бывает пошло, скучно, я не знаю как, но он дает какое-то совершенно омерзительное качество. И с моей-то точки зрения Евтушенко гораздо лучше, потому что худо-бедно он пишет стихи по-русски, понимаете? А этот корчит из себя бог знает что — авангардиста, французского поэта и так далее, и так далее.

Согласен на 100%, при этом буквально с 2-х стихотворений. Та же история с Гребенщиковым, за всю жизнь видел его один клип и послушал половину какой-то песни. И сразу понял: жулик. Занятно, ведь в других сферах годами разбираешься, с любопытством, читаешь толстые книги и т.п., а когда начинают КОСИТЬ (не важно подо что), то это сразу видно.

Воспитание по доктору Споку"

"...Не желая выглядеть всезнающим пророком, доктор Спок явно не учел, в какой стране и в какое время он выпустил свою книгу. В послевоенной Америке, которую уже на полную катушку формировали и стандартизировали осознавшие свою силу СМИ и реклама, даже откровенно иконоборческий труд при правильной коммерческой раскрутке с неизбежностью становился очередной "иконой". Так и книга Бенджамина Спока с ее пафосом толерантности, вариативности, свободы выбора и отсутствия "единственно верного пути" массовым сознанием была воспринята как единственно верное и, по сути, безальтернативное руководство к действию.
К началу 1950-х уже несколько миллионов американских семей воспитывали детей по Споку

...Консерваторы по-прежнему обвиняют Спока в том, что его книга с ее пропагандой вседозволенности сыграла решающую роль в распаде американской системы ценностей, пришедшемся на эпоху взрывных 1960-х. Появление нового поколения "детей-цветов" с их презрением к дисциплине, заветам отцов и патриотизму многие также попытались повесить на Спока.
Да и сам он в последние десятилетия своей жизни с явным разочарованием, а порой и с ужасом наблюдал за тем, как его слово отозвалось на практике. Спок, утверждал, что молодые родители стали занимать в воспитании пассивную позицию, ожидая доминирующей роли от ребенка. Родители буквально следовали всем советам автора, не затрудняя себя внимательным и вдумчивым отношением к прочитанному.
Выросшее на его заветах поколение начало сексуальную революцию, приведшую к резкому росту разводов и фактическому распаду прежде необыкновенно крепкой американской семьи. Равенство полов вылилось в подлинную войну между мужчинами и женщинами за продвижение по службе, результатом чего стало полное забвение детей родителями, постоянно занятыми на работе".
--------
Помню, у какого-то американского автора шестидесятых, наткнулся на уничижительный отзыв о неуправляемых детях, "воспитанных по новой системе". Вот про что. А у нас ходила байка, что это "японская система" с разрешением детям делать все до 3-х летнего возраста.

Мать Анархия

Перенести свою гражданскую войну на территорию врага (в Россию). Дурить не политической свободой, как в 1989-м, а (surprise!) казацкой вольностью. Низовой самодеятельности масс в условиях "неминуемого кризиса". Так я понимаю замутки с разными деятелями, уезжающими В-На-Украину или ее одобряющими.
Был же прецедент в 17 веке и гетман Сагайдачный во главе южной вольницы осаждал ослабленную Москву.
Это одна из линий, сейчас она в загоне и будет развиваться, по мере сглаживания украинской национальной свидомости.

Историческая основа

"1905 г. Между тем революционные события в стране продолжали кипеть, и очень скоро после казни лейтенанта на митингах различных партий стали появляться молодые люди, которые, назвавшись "сыном лейтенанта Шмидта", от имени погибшего за свободу отца призывали мстить, бороться с царским режимом или оказывать посильную помощь революционерам, жертвуя устроителям митинга, кто сколько может. Под "сына лейтенанта" революционеры делали хорошие сборы, но так как партий было много и каждый хотел "воспользоваться случаем", то "сыновей" развелось совершенно неприличное количество. Мало того: откуда-то возникли даже "дочери Шмидта?!
Дальше - больше: появились "сыновья", не имевшие к партиям никакого отношения, а работающие "на себя". Газеты, что ни день, писали о поимке очередного "молодого человека, называвшего себя сыном лейтенанта Шмидта", и эта газетная формула буквально навязла в зубах у обывателя. Около года "дети лейтенанта" вполне процветали, а потом, когда со спадом революционных настроений кончились митинги и сходки, на которых можно было обходить с шапкой публику, распаленную до безумия речами ораторов, они куда-то исчезли, сменив, видимо, репертуар.
В советское время "дети лейтенанта" вполне могли возродиться именно во второй половине 20-х годов, точно совпадая с хронологией романа Ильфа и Петрова. Как мы помним, "Сухаревская конвенция" по инициативе Шуры Балаганова была заключена весной 1928 года, а тремя годами ранее, в 1925-м, отмечали двадцатую годовщину первой русской революции".

Переодетая бюрократия


Пелевин:
"И теперь вожди бюрократии излучают дух свободы и энергетику протеста в сто раз качественней, чем это сделает любой из нас и все мы вместе. Корень подмены сегодня находится так глубоко, что некоторые даже готовы принять радикальный ислам – в надежде, что уж туда-то переодетая бюрократия не приползет воровать и гадить.
Наивные люди. Бюрократ освоил «коммунизм», освоил «свободу», он не только «ислам» освоит, но и любой древнемарсианский культ – потому что узурпировать власть с целью воровства можно в любой одежде и под любую песню».