August 13th, 2015

"Севастопольские рассказы"

"...батальон пошел вперед. Пест был в таком страхе, что он решительно не помнил, долго ли? куда? и кто, на что? Он шел как пьяный. (...) на него в темноте спиной наскочил какой-то человек и чуть опять не сбил с ног, другой человек кричал: "Коли его! что смотришь?" Кто-то взял ружье и воткнул штык во что-то мягкое. "Ah! Dieu!" [О господи! (франц.)] -закричал кто-то страшным, пронзительным голосом, и тут только Пест понял, что он заколол француза.
Холодный пот выступил у него по всему телу, он затрясся, как в лихорадке, и бросил ружье. Но это продолжалось только одно мгновение; ему тотчас же пришло в голову, что он герой. Он схватил ружье и вместе с толпой, крича "ура", побежал прочь от убитого француза, с которого тут же солдат стал снимать сапоги.

...Но тут же глаза его на мгновение встретились с светящейся трубкой, в аршине от него, крутившейся бомбы.
Ужас - холодный, исключающий все другие мысли и чувства ужас-объял все существо его; он закрыл лицо руками и упал на колена.
Прошла еще секунда - секунда, в которую целый мир чувств, мыслей, надежд, воспоминаний промелькнул в его соображении.
"Кого убьет - меня или Михайлова? Или обоих вместе? А коли меня, то куда? в голову, так все кончено; а ежели в ногу, то отрежут, и я попрошу, чтобы непременно с хлороформом,- и я могу еще жив остаться. А может быть, одного Михайлова убьет, тогда я буду рассказывать, как мы рядом шли, и его убило и меня кровью забрызгало. Нет, ко мне ближе - меня".
Тут он вспомнил про двенадцать рублей, которые был должен Михайлову, вспомнил еще про один долг в Петербурге, который давно надо было заплатить; цыганский мотив, который он пел вечером, пришел ему в голову; Женщина, которую он любил, явилась ему в воображении, в чепце с лиловыми лентами; человек, которым он был оскорблен пять лет тому назад и которому он не отплатил за оскорбленье, вспомнился ему, хотя вместе, нераздельно с этими и тысячами других воспоминаний, чувство настоящего - ожидания смерти и ужаса - ни на мгновение не покидало его. "Впрочем, может быть, не лопнет",- подумал он и с отчаянной решимостью хотел открыть глаза. Но в это мгновение, еще сквозь закрытые веки, глаза его поразил красный огонь, с страшным треском что-то толкнуло его в средину груди; он побежал куда-то, спотыкнулся на подвернувшуюся под ноги саблю и упал на бок.
"Слава богу! Я только контужен",-было его первою мыслью, и он хотел руками дотронуться до груди,- но руки его казались привязанными, и какие-то тиски сдавливали голову. (...) "Верно, я в кровь разбился, как упал",- подумал он, и, все более и более начиная поддаваться страху, что солдаты, которые продолжали мелькать мимо, раздавят его, он собрал все силы и хотел закричать: "Возьмите меня",- но вместо этого застонал так ужасно, что ему страшно стало, слушая себя. Потом какие-то красные огни запрыгали у него в глазах,- и ему показалось, что солдаты кладут на него камни; огни все прыгали реже и реже, камни, которые на него накладывали, давили его больше и больше. Он сделал усилие, чтобы раздвинуть камни, вытянулся и уже больше не видел, не слышал, не думал и не чувствовал. Он был убит на месте осколком в середину груди".

Смешно

"Украинская экономика основана на быстром перепрятывании сала.
Если сало перепрятывать очень-очень быстро, то оно будет везде одновременно и все будут думать, что у них есть сало. И будут довольны. Быстро перепрятываемое сало - это сало Шредингера, которое есть и не есть одновременно. То есть оно где-то есть, но есть его нельзя.

Проблемы в экономике Украины начанаются, когда кто-то не выдерживает и вместо того, чтобы участвовать во всеобщем перепрятывании сала, начинает его есть. Когда кто-то съедает часть сала, сала в системе становится меньше и чтобы его по-прежнему казалось много и оно было везде, перепрятывать приходится еще быстрее, чем до того. Этот принцип работает до тех пор, пока скорость перепрятывания сала не достигает скорости света. Из физики мы знаем, что быстрее скорости света перемещать предметы нельзя, даже если это сало. Таким образом, основы украинской экономики со временем вступают в противоречие с законами физики. И тогда, чтобы решить это фундаментальное противоречине, в законы физики на Украине вносят поправки.

Новые законы украинской физики уже позволяют перепрятывать сало быстрее скорости света, но эти законы не согласуются с практическим опытом и народ постепенно начинает замечать, что сало все-таки есть не везде.Осознание уменьшающегося объема сала и расхождение между явлениями, наблюдаемыми на практике, и теорией, прописанной в законах, вызывают в народе легкий когнитивный диссонанс и на нервной почве возникает повышенный аппетит.

Сало начинают есть чаще и быстрей. Все заканчивается, когда игравший до этого оркестр понимает, что сам рискует остаться без сала. Тогда оркестр бросает инструменты и хватает ближайшие доступные куски.
В этот момент, когда оркестр, побросав инструменты, хватается за сало, музыка естественным образом перестает играть. Народ воспринимат это как сигнал и за ближайшее доступное сало хватаются сразу все. И тут-то многие обнаруживают, что у них в доступности никакого сала нет вообще, а наблюдавшееся до этого было лишь эффектом быстрого перепрятывания.

И тогда оставшиеся без сала, в крайней степени разочарования, отправляются его искать.
Процесс массового поиска сала некоторые специалисты путают с революцией. Нет, это не революция. Это обыкновенный поиск сала, который ведут сразу много людей, некоторые из которых вооружены.
Отсюдо

Еще о сроках

Если жители Окраины могут бесконечно долго жить с подсечно-огневого земледелия, им не страшен дефолт и разрушения государства в нашем понимании, - то они и бомбить Донбасс могут бесконечно долго. Спивать и бомбить, бомбить и спивать.
Чем не новый золотой век "козацької держави"? Обратите внимание на простоту и устойчивость этой системы, это не какой нибудь Гонконг и Антверпен. Как это разрушится и исчезнет с наших глаз? Да никак.

"Солдаты свободы"


Смотрю четырехсерийный фильм Озерова "Солдаты свободы" (1977г.) который является продолжением "Освобождения", но в основном про восточноевропейские компартии и их дорогих руководителей. До Брежнева еще не досмотрел (он видимо в финале, самым апофеозом) но про поляков и румын к 3-ей серии показали.
1. Очень много оправданий по поводу непомощи Варшавскому восстанию. Прямо неудобно смотреть - словно мы были обязаны вести войну по польско-лондонским конспиративным графикам. Целая серия извинений и оправданий.
2. Румынская часть. Любо-дорого смотреть, явно снималось под контролем капризного Чаушеску - и в итоге сняли в стилистке "Культурной революции" в Китае. Вот молодой красавец Чаушеско выступает перед рабочими (причем показан не 1944 год а экскурсом в историю румынской компартии), вот его слова: "Румыны - РЕВОЛЮЦИОННЫЙ народ", но наиболее занятны сцены восстания в Бухаресте накануне ввода советских войск - идут рабочие, необъятными колоннами по 8 человек, строго в ногу, и выравненные по ниточке.Занимают " почту и телеграф". Сюрреализм самый настоящий, смотрится как вставная новелла в фильме. Если есть любители такого, то это в третьей серии.

Помню в школе нас водили принудительно на эти фильмы, помню ощущение невообразимой скуки от фильма, даже по тем скучнейшим временам. Сейчас смотрю - действительно, решительно, скука, но такая, что теперь только ее и хочется смотреть.

Узнали?

Про Гребенщикова

Кто может быть сегодня авторитетом в политике? Политический человек с долгой, отчетливой политической репутацией и позицией, когда он вдруг говорит необычное. Так проявляется его авторитет, наперекор расхожим мнениям, в критической ситуации. После смерти Примакова это Проханов и Путин.
Все остальное - из довоенной жизни, наивной поры, которая уже не вернется.