July 20th, 2015

Процессы

Такое впечатление, что "Минск-2" - даже не верхушка айсберга а лишь кусок тумана вокруг тайны. Односторонняя же демилитаризация Широкина, вчерашний отвод танков ВСН - вот настоящее, часть другого, истинного плана. Ведь хохлы тоже что то выполняют, только с их знаменитой "хитростью", от которой на Западе кажется еще не устали. Сначала "изменения в Конституции", которых "ни в коем случае нет", сейчас фейковая зачистка фейкового "Правого Сектора".

В Мукачево наши хитрецы, похоже, себя превзошли. "Правый сектор" показательно поднял бучу, чтобы паны из Киева смогли перенаправить потоки денег от контрабанды, а теперь показательно даст себя разгромить за деньги уже для себя. "Господа, украинское государство возвращается!" И все волки (даже старые контрабандиистские, ведь с ними поделятся) сыты и контрабанда цела, и незаконные формирования с киевской стороны разгромлены и якобы государственность усилилась. "Шах и мат, ватники".

Короче ремейк "Свадьбы в Малиновке" - но, повторю, от украинцев ничего иного ждать невозможно в принципе, это максимум, что рождает их государственность не кровавого и не анекдотичного. Хотя бы ВНЕШНЕ это напоминает нормальную жизнедеятельность: борьбу с контрабандой, усиление власти. Это было 23 года и нет причин почему это не должно продолжится впредь. Но, по крайней мере, это шоу не направлено на УБИВАНИЕ ЛЮДЕЙ. Счет идет на десятилетия, еще пятнадцать раз сменится влада в Киеве, страна опустеет, потом снова наполнится, и через много-много лет они заговорят как люди. Это неизбежно но нынешнее поколение этого не увидит.

Про русский бунт

"В действиях восставшего народа отчетливо заметны черты провокационности. Народ сознательно провоцирует власти на ответные действия, на проявление силы и жестокости. На своей верхней точке эти действия выливаются в самопровоцирование, ярчайшим примером чего могут служить события Кровавого Воскресенья 9 января. Народ по сути решил опытным путем проверить, есть ли у него царь и есть ли у него Бог. Причем, как показывают свидетельства очевидцев, народ был внутренне готов к отрицательному ответу. Во время рабочих собраний Гапон "забрасывал слова о возможности нападения, о предстоящей опасности, о том, что их, может быть, не допустят к царю, и царь может отказаться выслушать свой народ. Эти речи он кончал словами: "... и тогда нет у нас царя!". "И тогда нет у нас царя", - единодушно подхватывало собрание и в восторженном экстазе готово было идти за Гапоном до конца". Складывается впечатление, что народ где-то бессознательно желал именно отрицательного ответа - ответа, который развязывал бы ему руки. И после расстрела толпы: ""Нет больше Бога! Нет больше царя! - прохрипел Гапон, срывая с себя шубу и рясу. - Нет Бога! Нет царя! - подтвердили окружающие грозным эхом".

...Однако ничего сверхнеобычного для русской истории в день Кровавого воскресенья не было. В царствование Алексея Михайловича народ также направился в царскую резиденцию в Коломенское, дабы указать царю на виновников своих бед и изменщиков и просить управы. Тогда "перебили да забрали 700 человек, да потонули при бегстве в реке более 100 человек; 150 человек было повешено около села Коломенское в тот же день"

Воспоминания еврея-партизана

Мейлах Бакальчук-Фелин "Воспоминания еврея-партизана"
"В первое время нашей партизанской деятельности мы не сталкивались с украинским шовинистическим движением в Западной Украине, шовинисты в основном служили в полиции, и мы с ними боролись как с немецкими вооруженными силами. Но когда немцы во многих населенных пунктах ликвидировали полицейские участки они стали организовывать «зеленые» партизанские отряды для борьбы против красных партизан. Как грибы после дождя, стали возникать такие банды, и они стали применять такие же методы борьбы, какие применяли и мы, красные партизаны. Немцы снабжали эти банды современным первоклассным оружием и направляли туда своих инструкторов. Вначале банды были укомплектованы молодежью, 16—17-летними юношами. Они устраивали засады на огородах и на опушках леса, чтобы совершать нападения на проходящих партизан.

Бандеровцы почти в каждом селении имели своего атамана. Если какому-нибудь парню удавалось убить партизана или убить семью, член которой состоял в партизанах, этот убийца становился атаманом и даже вся группа называлась его именем. В большинстве случаев эти атаманы присваивали себе псевдонимы, являвшиеся именами героев украинского средневековья, или просто какие-либо клички: «Муха», «Курень», «Батько», «Сокол» и т. д. У них были более благоприятные условия борьбы, чем у нас. Они знали каждый лесок, болото, каждую дорожку и тропу. Они нападали на нас вблизи деревень, где родились и пасли свой скот. Наиболее крупные атаманы были нам известны под именами Андрея Мельника и Бульбы Боровца. На Волыни, вблизи нашей партизанской зоны, действовал атаман Боровец.

Свалившееся на нас бедствие — националистическое движение бандеровцев — как эпидемия стало распространяться из деревни в деревню. Даже те крестьяне, которым мы до этого времени доверяли разные задания, были внезапно заражены этой болезнью. Даже у нас, в отряде имени Ворошилова, мы стали замечать, что из наших рядов исчезают партизаны из окрестных сел. С каждым днем положение становилось опаснее.Мы стали нести потери на всех дорогах, опушках леса, околицах села. Особенно опасным становилось положение для диверсионных групп, отправлявшихся на выполнение заданий в составе всего нескольких человек, так как для взрыва моста, железнодорожного пути не требуется много людей.

Безжалостными бандитами были они. Они шли по стопам разбойников средневековья. От современной цивилизации они ничего не взяли. Почти все польские колонии и поселения, которые возникли за время польского господства, были взорваны, а семьи перебиты жесточайшим образом. В польскую деревню Загостье, недалеко от Сварыцевичей, ночью ворвались бандеровцы и вырезали все население. На следующий день мы вошли в эту деревню и застали в домах изрубленные и искромсанные тела мужчин, женщин и детей.
Немцы помогали бандеровцам убивать поляков. Это была своего рода солидарность с украинскими шовинистами в их жестоких делах. Был такой случай. В деревне жила семья. Муж был украинец, жена полька. Было у них трое детей. Ночью бандеровцы ворвались в дом этой семьи и приказали мужу изрубить гайдамацкой секирой свою жену и детей. Муж отказался, но они его так мучительно истязали, что он выполнил их приказ и изрубил свою жену и родных детей. Бандеровцы стали для партизан врагом номер один. Немцы причиняли нам меньше потерь, чем гайдамацкие палачи, появившиеся в каждом селе, в каждом населенном пункте.


Практически вся книга воспоминаний посвящена борьбой не с немцами а с украинскими националистами. Одна из обыденных историй:

"В банде Сашко было около 200 человек, причем хорошо вооруженных. Евреи ушли в лес. Бандиты тем временем захватили хутор и потребовали от Моисея, чтобы он повел их в лес к евреям. Моисей отказался, и бандиты отрубили секирой ему голову. Тело Моисея они бросили в огороде. Затем бандиты стали принуждать семнадцати-восемнадцатилетнюю дочь Моисея повести их в лес к евреям, но и она отказалась. Бандиты изрубили и ее. Бандитов повел в лес к евреям зять Моисея, и там они устроили страшную резню.
Эту зверскую расправу с евреями бандеровцы осуществили как раз тогда, когда мы возвращались в Сварыцевичские леса. Крестьяне нам об этом сообщили. Был полдень. Мы решили, что лучше напасть на бандитов вечером, когда стемнеет и они не смогут бежать.
К вечеру отряд отправился в направлении Бродницкого леса. Был уже поздний вечер, когда мы окружили хутор. Оттуда доносились пьяные голоса разгулявшихся убийц. Они там справляли свой разбойничий праздник.
Мы напали внезапно. Многие из бандитов были мертвецки пьяны. Мы открыли по ним стрельбу, когда они находились в хатах и клунях. Среди бандитов поднялась паника, и они побежали из хат и клунь. Но со всех сторон их встретил партизанский огонь. Десятками падали они от партизанских пуль. Некоторые попали живыми в руки партизан. Их загнали в болота, где они погибли в трясине. У еврейских партизан были свои счеты с фашистами-бандеровцами. В этом бою особенно отличились Александр Куц, братья Шпинь, Перчик, Сема Фиалков, Губерман, Мудрик, Зелик Койфман, Меер Глезер, Мойше Ланда, Тульчин, Лейвик Фишман (из Пинска), Мойше Туркенич и другие. Всю ночь преследовали мы тех бандитов, которым удалось бежать в лес. Когда рассвело, мы обнаружили погибших евреев из семейного лагеря. Тела их были искромсаны. В разных местах были разбросаны руки и ноги.

--------------
Интересно в связи с этим путешествие Маши Гайдар в Израиль через Одессу. Поляки все "простили" бандеровцам и в ус не дуют - оказывается и в Израиле это почему то невыгодно вспоминать (иначе бы Маша уехала напрямую).