July 14th, 2015

Все же просто

Социальный катаклизм не рождает инновации а активизирует реликтовые формы выживания. Вспомните наркотизацию, бандитов, жизнь с огорода, логику: "Умри ты сегодня, а я завтра" - это закон социальный, не раз доказанный.
Огромные средства нужны и огромное желание соседей чтобы помочь стране с этого пути сойти, и обязательно не упустить время. Иначе - как снежный ком поначалу эти социальные процессы, а дальше - свободное падение.
Вот что происходит и вот почему нет шансов на иное у Бандерштатта. Тупо ни у кого нет ни желания, ни возможности их спасти (посмотрите на Грецию - там обратный процесс).

Припечатал

Наследники

Старая власть была антирусской (имперской, петербургской), большевики лишь десять лет этого не скрывали, а потом все то же самое, что Романовы, с Петра.
Фактически мы судим большевиков за откровенные слова, а царизм оправдываем за фарисейство.

Телеграфные столбы национального вопроса

тов. Бухарин: "Нельзя даже подходить здесь с точки зрения равенства наций, и т. Ленин неоднократно это доказывал. Наоборот, мы должны сказать, что мы в качестве бывшей великодержавной нации должны идти наперерез националистическим стремлениям и поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям. Только при такой политике, идя наперерез, только при такой политике, когда мы себя искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций. То же самое вопрос хозяйственный. Тут многие товарищи говорили: ведь хозяйственная целесообрааность требует того-то, того-то и того-то, и с точки зрения хозяйственной целесообразности защищают ту позицию, которую защищают в гипертрофированной форме, скажем, уклонисты. А на это я, товарищи, скажу: спиливать телеграфные столбы на баррикады - хозяйственно очень неправильная политика; отбирать крупные имения помещиков и передавать их мужикам с точки зрения хозяйственной целесообразности, с точки зрения продуктивности труда - неправильная политика. А мы все-таки это делаем. И то же самое в национальном вопросе.
...Я понимаю, когда наш дорогой друг, т. Коба Сталин, не так остро выступает против русского шовинизма ... но это есть самая важная политическая задача наша, и эту задачу нужно решить таким образом, что гвоздь вопроса лежит здесь вовсе не в составлении каталога на предмет путешествий по местным шовинизмам, а вопрос идет насчет ликвидации русского шовинизма".
тов. Зиновьев [Апфельбаум]: "вопрос о русском шовинизме есть альфа и омега всей нашей национальной политики".
Гринько: " весьма часто личными впечатлениями хотят подмешать анализ общественных фактов. Ответственнейшие товарищи из Украины говорят так: я всю Украину изъездил вдоль и поперек, я разговаривал с крестьянами, и я вынес впечатление, что они не хотят украинского языка. Я считаю, что основная задача этого съезда заключается в том, чтобы эту плотную инертную психологию, которая широко распространена в рядах нашей партии, разбить".
тов. Яковлев [Я.А. Эпштейн]: "Ведь можно даже переведенных в Тулу украинских крестьян при русском командовании политически и культурно воспитывать на украинском языке".

Про 28 панфиловцев

В детстве прочел "Блокаду" Чаковского, там эпизод про переговоры Молотова в Берлине в ноябре 1940-го. Будто Гитлер предложил Советскому Союзу бросок на Юг, но был холодно отшит Вячеславом Михайловичем. Какая то была в этом нескладуха, уж больно мы все в розовом, а Гитлер даже не понимает какие святые люди к нему приехали. Было это как заноза, непонимание, несогласие с версией с самого детства.

Недавно опубликовали документы про эти переговоры. Уж точно не святые мы там были, - жадные и бесцеремонные (впрочем от Ирана действительно отказались). Я прочитал их - и ушло давнишнее беспокойство, "все стало на свои места".

Так и с панфиловцами. С самого начала: когда целый фронт отступал, как сошлись в одном взводе сплошные герои без изъятия? и кто передал подробности боя, исторические слова если все они погибли? Было это такой же несуразицей как переговоры в Берлине, так же "оскорбляло интеллект".

И вот, наконец, опубликованы документы про панфиловцев - опять почувствовал облегчение, "ну конечно!" И ничего не случилось - потому что мы понимаем, что не все мифы имеют право на существование, что наиболее нелепо склееные, "с занозой" обречены, что есть естественный отбор и у них.

"Ой!" или Моссад за работой

http://oadam.livejournal.com/395176.html
«Ошибаются все, даже Бог» – сказал Беня Крик в надгробной речи, над могилой безвинно убиённого Иосифа Мугинштейна. Через много лет его слова вполне могли повторить агенты израильской разведки Моссад над могилой безвинно убиённого ими Ахмеда Бушики, по ошибке принятого за главу палестинской террористической организации «Черный сентябрь» Али Хасана Саламе.
И очень жаль, что этот эпизод не вошел в фильм Стивена Спилберга «Мюнхен», повествующий о работе группы ловких и умелых ликвидаторов Моссада, которая была послана отомстить за убийство 11 израильских спортсменов на Олимпийских играх в Мюнхене в 1972 году. Интересный мог получиться эпизод.

...Их нужно было умудриться перепутать. Сын шейха Али Хасан Саламе (он же Абу Хасан, он же Красный Принц), жил в Бейруте как плейбой в роскошной квартире, Ясир Арафат его баловал и обращался с ним как с сыном. Саламе любил щеголять своим богатством в окружении красивых женщин, обожал спортивные автомобили, получил образование в Германии, военную подготовку в Каире и Москве, мотался по всему миру. По оперативной информации Моссада он должен был прибыть в Норвегию на короткие время для организации там сети «Чёрного сентября».
И не надо быть великими шпионами, чтобы без труда установить в небольшом норвежском городке (в котором в 1973 году проживало чуть больше 15 тыс. жителей), что бедный Ахмед Бушики был родом из Марокко, последних четыре года безвылазно жил в Лиллехаммере, женат на местной норвежке, имел постоянную работу официанта в одном из горнолыжных пансионатов, и не имел ни малейшего отношения к Организации освобождения Палестины.

Дан Абель повел себя еще более «профессионально» – после ареста оказалось, что он страдает клаустрофобией, и в обмен на перевод из тесной камеры в более просторную, Абель выдал имена своих коллег и всю ему доступную информацию. Всего тогда было арестовано шесть членов «ударного отряда» Моссада, остальные к тому времени успели сбежать из Норвегии.
Был большой скандал, громкий суд, обвиняемые получили небольшие тюремные срока от 2,5 до 5 лет, но не отсидели даже их – через год, когда шум в Норвегии стих, все они были тихо амнистированы и депортированы в Израиль.

22 января 1979 года в Бейруте, Моссад таки доберется до Али Хасана Саламе. В результате взрыва будут убиты сам Али Хасан Саламе, четыре его телохранителя, четыре случайных прохожих, и еще 18 ливанцев получат ранения".

Больше не мэр