July 6th, 2015

Стало яснее

Насколько яснее события на Украине в свете происходящего в Греции. Никто не помогать, ни спасать страну не собирается, есть лишь одна задача: посадить человека, который неуклонно будет проводить немецкую линию. Фактически гауляйтера. Этим сейчас большие дяди и займутся: это весь их "рынок", все их "реформы".
И, глядя на Ципраса примиряешься с Януковичем: один погиб, другой погибнет в одинаковом противостоянии с немцами за будущее своего народа.

Плавный ритм преобразований

Всего лишь симптом

Честертон:
"Когда общество начинает слабеть и теряет инициативу, тут-то и начинаются разговоры об "эффективности". То есть именно когда тело превращается в развалину, человек впервые заговаривает о здоровье. Сильный организм интересуют не процессы, а цели. Нет лучшего доказательства физического здоровья человека, чем веселый разговор о путешествии на край света. И нет лучшего доказательства душевного здоровья нации, чем постоянные разговоры о походах на край света, о Страшном суде и о Новом Иерусалиме. Нет лучшего признака грубого материального здоровья, чем стремление достичь высоких и недостижимых идеалов; точно так в раннем детстве мы мечтаем попасть на Луну.

Ни один из героев великих эпох не понял бы, что значит борьба за эффективность. Хильдебранд сказал бы, что он боролся не за эффективность, а за католическую церковь. Дантон сказал бы, что боролся за свободу, равенство и братство. Даже когда идеал этих людей заключался в том, чтобы сбросить ближнего с лестницы, они думали о действии, как здоровые люди, а не о процессе, как паралитики. Они не говорили: "Эффективность поднятия моей правой ноги обусловлена, как можно заметить, мышцами бедра и икры, которые находятся в превосходном состоянии"? У них были совсем другие чувства. Их вдохновляло прекрасное видение противника, лежащего пластом у подножия лестницы, и, представив эту экстатическую картину, они затем действовали мгновенно, как вспышка. На практике привычка обобщать и идеализировать никоим образом не означает жизненной слабости. Время больших теорий было и временем грандиозных результатов. В конце восемнадцатого столетия, в эпоху сантиментов и красивых слов, люди были крепки и духом, и телом".

Время вспомнить Авантюриста

Выхода нет

Делягин
"...Проблема Греции не в том, что она должна слишком много денег, проблема Греции в том, что ей, по правилам Евросоюза, запрещено зарабатывать себе на жизнь. Для Греции введены ограничения на доступы Европейских рынков, а это значит ограничения и на внешний экспорт. Все это не позволяет ей вести нормальную экономику. И в этом никто не виноват, потому что Греция, входя в ЕС, а это было время «Евроэйфории». Европа сама верила, что из любого места, которое к ней присоединилось, можно сделать «Баварию». Греция получила большие социальные авансы, как и другие страны Южной Европы, оправдать которые было теоретически невозможно, но это она поняла потом.

...Референдум это вопрос не о снятии с Греции ограничений ЕС, это всего лишь требования смягчить условия. Это всего лишь вопрос о том: на веревке какой длины вас повесят. Вас будут вешать на веревке в метр или полтора. Вот и весь референдум. Греция в рамках ЕС - это государство, которое служит глобальному бизнесу, а не своему народу. Потому что такие правила. Когда Греция вступала в ЕС, она отказалась от трех своих базовых отраслей из четырех. Она отказалась от оливок, она отказалась от вина, она отказалась от табака, там также были и текстильная промышленность и некоторые другие. Греция оставила себе судостроение, которое не выдержало конкуренции: сначала от поляков, а потом от Южной Кореи. Греция - богатая страна, но если я буду сидеть в богатом месте и при этом мне будет запрещено работать, мне от этого богатства пользы не будет.

Допустим, что европейцы дадут эти 30 млрд, чтобы Греция могла расплатиться по кредитам, допустим, они смягчат свои требования в той мере, в какой хочет Ципрас, но это не изменит ситуацию. Для Греции не откроются новые рынки. Она будет пребывать в том положении, в котором находится сейчас, то есть, это будет продление «агонии». Если г-н Ципрас уйдет в отставку, но «агония» будет продолжаться на более жестких условиях, потому что к власти придет европейское правительство, которое примет все требования кредиторов и будет относиться к своему народу, примерно так, как украинское правительство относится к своему. И вот тогда, когда греки отчаяться окончательно и поймут, что Ципрас был прав, тогда, у него появится возможность начать политику, помимо ограничений ЕС. Если он до этого доживет, потому что Европа, а тем более США, не жалуют независимых политиков".

IV рейх облажался

О результатах евроинтеграции. Греция
"Что касается дефолта Греции. Ничего нового не произошло. Греция уже объявляла дефолт, и это произошло в марте 2012. Международные инвесторы вывели деньги из Греции в 2011. Все системообразующие игроки покинули Грецию 4-5 лет назад. Остались структуры типа МВФ, ЕЦБ, ЕК и другие квазигосударственные или наднациональные структуры.

Если оценивать влияние дефолта Греции на мировую фин.систему, то влияние не большее, чем от выстрела холостыми врагу в зад. Шума много, толку чуть. Ни для кого это не новость и все уже к этому готовы.
Дефолт Греции и, например, выход из Еврозоны не сильно скажется на экономике Греции. Все худшее, что могло произойти уже произошло. Ну, может быть упадут еще на 5-10%, что не будет столь критично, учитывая низкую базу и перманентный развал везде, где только можно. Однако, в дальнейшем неизбежно будет лучше, чем при текущем выполнении скотских кредитных условий.

Здесь риски другого рода, системного характера. Безболезненный выход Греции из Еврозоны может побудить других банкротов, как например, Португалия последовать примеру Греции. А за Португалией далее по цепочке (Италия, Испания). Тем более, если пример будет положительный и экономика Греции начнет расти (а она после дефолта начнет расти, учитывая низкую базу), то будет не много желающих низвергать себя в рабство к МВФ, одновременно сдавая свой суверенитет международным кредиторам, продавая гос.собственность. Ведь Греции дали деньги не за красивые глаза, а с условиями приватизации всех стратегических объектов Греции, начиная от гос.компаний до стратегических аэропортов, морских портов и даже частично военных баз.

Выход одного из участников нарушит целостность валютного блока, подорвав устойчивость и снизив привлекательных долгосрочных финансовых вложений в евро со стороны крупнейших международных кредитов, как Китай. Спекулятивные инвестиции – вполне, но долгосрочные – вряд ли. Казалось бы, удалили слабое звено, раковую опухоль. Но существуют политические риски последующей реинтеграции Еврозоны, когда куски начнут отваливаться один за другим. Не всегда удаление слабого звена приводит к предсказуемым положительным последствиям. Иногда это нарушает функционирование всего механизма, причем столь сложного и громоздкого, как Еврозона.

Для Греции, дефолт, конечно лучший вариант. Хуже не будет, рынок капитала итак для нее закрыт, а после дефолта можно создать новые точки роста и деньги пойдут. Это, конечно, выход. Итоги референдума вполне адекватны и их можно интерпретировать, как крик отчаяния, безнадеги. Когда проект Еврозоны полностью провалился для всех кроме Германии и Франции, когда все эти стабилизирующие механизмы помощи Греции также провалились. Ведь это не только финансовое банкротство, но и идеологическое. Так называемые, лучшие умы мира показали свою полную проф.непригодность для выправления кризисной ситуации в такой микроскопической стране, как Греция. Ну и о чем с ними вообще можно говорить? Эксперимент признан провальным, а экономические итоги об этом свидетельствуют вполне красноречиво".

Кстати

"В самом начале 1922 г. В.И. Ленину прислали для ознакомления первый номер журнала "Экономист" за тот же год. Реакция Ленина была неожиданной: он предложил - и ни кому-нибудь, а Ф.Э. Дзержинскому - журнал немедленно закрыть, а что касается сотрудников (и авторов) журнала, то дал им следующую оценку: "Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей молодежи. Надо поставить дело так, чтобы этих "военных шпионов" изловить и излавливать постоянно и систематически и высылать за границу".
Отсюда

Анненский

В небе ли меркнет звезда,
Пытка ль земная все длится;
Я не молюсь никогда,
Я не умею молиться.

Время погасит звезду,
Пытку ж и так одолеем...
Если я в церковь иду,
Там становлюсь с фарисеем.

С ним упадаю я нем,
С ним и воспряну, ликуя...
Только во мне-то зачем
Мытарь мятется, тоскуя?..