July 2nd, 2015

Не то



Расходится во мнениях с публикой в России не то же самое, что в свободном мире. Архетипы разные. У нас - святой (юродивый), там - супермен.
Макаревич задел бы струнки на Западе, но у нас он просто ругающийся барин.

(no subject)

Что в конечном счете останется? "Судьба" - будущее стариков, в которое они вглядываются.

Гордые и толстые

Читаю две рекламные брошюры про США. Возникает недоумение - как у них это все совмещается?

Дуглас К.Стивенсон "Америка: народ и страна" 1992 год.
"Американцы недолюбливают "этих дураков в Вашингтоне", которые тратят деньги налогоплательщиков и всегда пытаются "вмешиваться" в их местные и частные дела.На американцев редко производят впечатление правительственные чиновники (они могут симпатизировать даже людям королевской крови, если это не их короли). Они не доверяют тем, кто именует себя экспертами. Они не любят, когда им приказывают что-либо делать. Если кто-то хочет стать президентом, то он для этого не годится, говорят американцы с усмешкой. Их репортеры и журналисты, в том числе телевизионные, известны всему миру как "не демонстрирующие должного уважения" к государственным деятелям, своим и чужим. Как отмечают многие иностранные наблюдатели, американцы просто терпеть не могут власти над собой. Один американский лауреат Нобелевской премии в области литературы высказался следующим образом: "Мы можем считать свое правительство слабым, глупым, злоупотребляющим властью, нечестным и бездеятельным, но в то же время мы глубоко убеждены в том, что это лучшее правительство в мире, и нам хотелось бы внушить эту мысль каждому".
Разумеется, немногие из теперешних 240 млн. жителей США полностью или частично согласятся со сказанным. "Кто этот американец, — могут спросить они, — который говорит за всех нас?"


Юрий Сигов "Необычная Америка За что ее любят и ненавидят" 2012 г.
"Попадающего впервые в США обычно удивляет не только огромное количество автомашин и сверкающих на солнце высоченных небоскребов, но и не сравнимое ни с одной другой страной мира число очень полных, обрюзгших, болезненно-ожиревших людей. При этом речь идет не просто о тех, кто выделяется на улице своей явно «нестандартной» фигурой на фоне стройных и элегантных европейцев или тонюсеньких китайцев, а по-настоящему толстенных матронах и «шкафовидных мэнах», которые по причине «не в меру упитанности» не могут поместиться ни на сиденье автомобиля, ни пройти в двери вагона метро.
Так, вся Америка дружно сопереживала жителю Нью-Йорка Майклу Хебранко, который при «чистом весе» 450 кг как-то «вдруг» почувствовал себя плохо. Оказалось, что, перед тем как ему «поплохело», он съел очередную утку с жареной картошкой и заел этот питательный набор салатом из гигантских креветок (а мелкие он по простоте своей душевной не жаловал).
Майкл этот доставил кучу неприятностей и своим родным, и спецперсоналу, который приехал его от обжорства откачивать. Для транспортировки в машину «скорой помощи» его пришлось буквально вырубать через стену дома, поскольку ни в одно окно или дверь он не проходил.
По дороге в больницу «не в меру упитанный» пациент был несколько раз на грани смерти: ему делали искусственное дыхание, а в лежачем положении жир не давал возможности несчастно-объевшемуся нормально дышать. Лечили Майкла от клинического обжорства в течение нескольких месяцев, но безрезультатно: ему, бедняге, все время хотелось кушать, скинуть удалось лишь 12 кг.
Замечу, что самые толстые американцы практически не носят одежды, в основном лежат дома и передвигаются с огромным трудом, замотанные, как римские патриции, в обыкновенные простыни или безразмерные отрезы материи. Но еще больше проблем имеют ожиревшие дети, которых особенно много среди афро– и латиноамериканцев.
Причина этого в том, что бóльшая часть детей питается очень дешевыми и нездоровыми с медицинской точки зрения продуктами, то бишь гормональными сосисками, колбасами и безразмерными гамбургерами. В результате школьники к 10–12 годам превращаются в настоящих жирных монстров, которые даже при обыкновенной ходьбе испытывают немалые затруднения.
А можно ли побороть этот всеамериканский недуг, который и правительство, и граждане страны осознают, но пока явно проигрывают лишним тонно-килограммам и желанию непременно покушать? Пока можно констатировать, что в Америке вопрос не столько здорового, сколько правильного питания вышел на первое место у всех без исключения слоев местного населения".

--------
По идее так не должно быть. Одновременно "свобода" и такой ужас. Представляете где нибудь в классической Греции такое или Новгородской республике.

Так говорил Заратустра

Америка изобретена американским кино, Россию погубила русская литература, немца изуродовало христианство.
С какой нибудь попытки сбросит камень и найдет себя.

Лунные чаепития


Дмитрий Конаныхин

"ЛУННЫЕ ЧАЕПИТИЯ
Когда наши креаклы печалятся или ликуют по поводу различных неудач или достижений американских частных космических компаний, осуществляющих прорыв в космос, им не следует знать, что куча частных компаний, которые окружают NASA, были созданы не столько потому, что американцы такие удивительные предприниматели, чтобы разработать "с нуля" наземный испытательный стенд, ракету или двигатель, а потому, что в рамках снижения официального бюджета, пенсионных выплат и для возможности распылить/распилить "чёрные", неконтролируемые бюджеты, вокруг NASA были созданы "частные" компании, которые мистическим образом получили документацию, технологии, навыки конструирования и менеджмента - непосредственно от NASA.
"Частные" компании по разработке двигателей получили (и получают) чертежи, технологии и инженеров-двигателистов, "частные" приборостроительные компании - получили чертежи, технологии и приборостроителей - и так далее. При этом распил такой, что пыль столбом. Ничего удивительного в том, что недавно гробанувшийся "Сокол" имел в своём двигательном сердце форсунки движка ещё лунного посадочного модуля и мистическим образом унаследовал результаты попыток американских инженеров одним самостоятельным рывком догнать русские кислород-керосиновые двигатели времён "Бурана" и "Волчьей стаи" (программа "Фастрак").
А так - так-то да, можно рассказывать, как Билл Гейтс сам реформировал всю компьютерную индустрию и продал свои первые "гаражные" компьютеры компании IBM вовсе не потому, что его мама попила чай с главой IBM в далёком 1980-м. История американских венчуров - это, как правило, удачные чаепития в тени военно-промышленных корпораций, но об этом восторженным креаклам скучно знать".
---------
Действительно, когда читал биографию Стива Джобса, поразился - насколько все происходило в тени американского ВПК.

Не более чем вирус

Иммануэль Валлерстайн "Конец знакомого мира"
"...Позвольте внести ясность. Я считаю, что в той или иной степени элементы коммодификации, а следовательно, и ком-
мерциализации, присутствовали во всех наиболее значимых исторических системах (цивилизациях). Как следствие всегда находились люди, стремившиеся к извлечению прибыли. Однако целая пропасть разделяет ту историческую систему, где предприниматели, торговцы и прочие «капиталисты» составляют определенный процент граждан, и ту, в которой безраздельно господствуют капиталистический дух и стиль жизни. В обществах, предшествовавших миро-системе модернити, как только капиталистическая страта становилась слишком богатой или преуспевающей или же начинала препятствовать функционированию существующих институтов, она встречала отпор со стороны других институциональных групп (культурных, религиозных, военных, политических), которые использовали и свои властные рычаги, и свои системы ценностей для оправдания необходимости противостоять жаждущей прибыли группе и удерживать ее в рамках дозволенного. Таким образом, буржуазии раз за разом не удавалось навязать свои устои в качестве приоритетных. Нередко предпринимателей лишали, причем самым грубым образом, накопленного ими капитала или иным образом заставляли проявлять почтение к тем ценностям и порядкам, которые стояли у них на пути. Это я и называю противоядием, сумевшим ослабить вирус. Между тем в западном мире в силу ряда причин, носивших временный (случайный,конъюнктурный) характер, противоядия оказались менее доступными или менее эффективными, и вирус стремительно распространился, продемонстрировав невосприимчивость к попыткам сдержать его разрушительное действие. Европейское миро-хозяйство уже в XVI веке было необратимо капиталистическим. И как только капитализм превратился в основу данной исторической системы, как только приоритетом этой системы стало непрерывное накопление капитала, она получила особое преимущество перед другими историческими системами, позволившее ей расширяться до тех пор, пока она физически не охватила весь мир, став первой исторической системой, достигшей такой тотальной экспансии.
Но хотя капитализм и совершил свой прорыв в Европе, откуда он и распространился по всей планете, из этого не вы-
текает, что данный процесс был неизбежен, желателен или в каком бы то ни было смысле прогрессивен. На мой взгляд, ни одна из этих характеристик не могла быть к нему применена. Это фундаментальное изменение, обычно из своекорыстных соображений именуемое «подъемом Запада», я назвал бы «моральным крушением Запада».

Четвертая эклога

Огромные пласты знаний являются безусловными мифами - "Вторая мировая война", "космология", "великие личности"... Если написать подзаголовок "Сказки" то никто читать не будет и реальность рассыплется. Все держится на том, что пока нет человека, который скажет: "Сказки" и ему сразу же поверят. И такой человек, несомненно, уже родился.

Был маленький шанс

Есть миф "центральной Европы" (вспомните фильм "Отель "Будапешт") и наиболее продвинутые хохлы могут им вдохновляться: "Нет, конечно мы не немцы, но по праву страна центральной Европы, хранительница ее самых трогательных преданий".
Это вполне как наше евразийство, только с чехами вместо монголов.
Я как то предположил, что вокруг этого дерьма может затвердеть малороссийская каша. Нет, все пошло не туда. Сказалось американское доминирование, строят под них, им понятное и удобное: Южный Вьетнам.
Какие уж тут центральноевропейские предания!

Симонов

БЕЗЫМЕННОЕ ПОЛЕ
Июль 1942
Опять мы отходим, товарищ,
Опять проиграли мы бой,
Кровавое солнце позора
Заходит у нас за спиной.

Мы мертвым глаза не закрыли,
Придется нам вдовам сказать,
Что мы не успели, забыли
Последнюю почесть отдать.

Не в честных солдатских могилах —
Лежат они прямо в пыли.
Но, мертвых отдав поруганью,
Зато мы — живыми пришли!

Не правда ль, мы так и расскажем
Их вдовам и их матерям:
Мы бросили их на дороге,
Зарыть было некогда нам.

Ты, кажется, слушать не можешь?
Ты руку занес надо мной...
За слов моих страшную горечь
Прости мне, товарищ родной,

Прости мне мои оскорбленья,
Я с горя тебе их сказал,
Я знаю, ты рядом со мною
Сто раз свою грудь подставлял.

Я знаю, ты пуль не боялся,
И жизнь, что дала тебе мать,
Берег ты с мужскою надеждой
Ее подороже продать.

Ты, верно, в сорочке родился,
Что все еще жив до сих пор,
И смерть тебе меньшею мукой
Казалась, чем этот позор.

Ты можешь ответить, что мертвых
Завидуешь сам ты судьбе,
Что мертвые сраму не имут,—
Нет, имут, скажу я тебе.

Нет, имут. Глухими ночами,
Когда мы отходим назад,
Восставши из праха, за нами
Покойники наши следят.

Солдаты далеких походов,
Умершие грудью вперед,
Со срамом и яростью слышат
Полночные скрипы подвод.

И, вынести срама не в силах,
Мне чудится в страшной ночи -
Встают мертвецы всей России,
Поют мертвецам трубачи.

Беззвучно играют их трубы,
Незримы от ног их следы,
Словами беззвучной команды
Их ротные строят в ряды.

Они не хотят оставаться
В забытых могилах своих,
Чтоб вражеских пушек колеса
К востоку ползли через них.

В бело-зеленых мундирах,
Павшие при Петре,
Мертвые преображенцы
Строятся молча в каре.

Плачут седые капралы,
Протяжно играет рожок,
Впервые с Полтавского боя
Уходят они на восток.

Из-под твердынь Измаила,
Не знавший досель ретирад,
Понуро уходит последний
Суворовский мертвый солдат.

Гремят барабаны в Карпатах,
И трубы над Бугом поют,
Сибирские мертвые роты
У стен Перемышля встают.

И на истлевших постромках
Вспять через Неман и Прут
Артиллерийские кони
Разбитые пушки везут.

Ты слышишь, товарищ, ты слышишь,
Как мертвые следом идут,
Ты слышишь: не только потомки,
Нас предки за это клянут.

Клянемся ж с тобою, товарищ,
Что больше ни шагу назад!
Чтоб больше не шли вслед за нами
Безмолвные тени солдат.

Чтоб там, где мы стали сегодня,—
Пригорки да мелкий лесок,
Куриный ручей в пол-аршина,
Прибрежный отлогий песок,—

Чтоб этот досель неизвестный
Кусок нас родившей земли
Стал местом последним, докуда
Последние немцы дошли.

Пусть то безыменное поле,
Где нынче пришлось нам стоять,
Вдруг станет той самой твердыней,
Которую немцам не взять.

Ведь только в Можайском уезде
Слыхали названье села,
Которое позже Россия
Бородином назвала".