June 21st, 2015

Беня Ребет


"Лев Ребет публицист и адвокат, один из лидеров и идеологов Организации украинских националистов. Родился 3 марта 1912 года, в г. Стрый, в еврейской семье Михаила Ребета и Екатерины Недокис. Отучившись в еврейской начальной школе, Ребет...
...С 1934 года руководитель Организации украинских националистов ОУН в городе Стрый. С 1935 года по 1938 год региональный руководитель ОУН. После провозглашения Украинского государства во Львове 30 июня 1941 года был заместителем руководителя украинского правительства, а позже исполняющим обязанности главы правительства....С 1944 года в Мюнхене, представитель Украинского главного освободительного совета. 1945—1948 — главный судья ОУН(б) за границей. С 1955 г. – главный редактор журнала «Украинская самостийник». Автор многих трудов по теории и истории украинской нации, в частности, «Теория нации», «Государство и нация», «Формирование украинской нации».
Лев Ребет был убит 12 октября 1957 года агентом КГБ Б. Сташинским, так же, как впоследствии С. Бандера"

--------
Справедливости ради - был единственным вменяемым среди упоротых тарасов, боролся с бандеровским лозунгом "Украина для украинцев". Сейчас свидовыми ведется кампания с целью доказать, что он не был евреем.

"Это твой интеллигент, Родина"

Виктор Мараховский

"Минутка интеллигенций.
Я вдруг понял, как настоящего интеллигента отличить от быдла вроде меня. Мы, быдло, можем быть сколь угодно начитанными и умненькими, а они, интеллигенты, сколь угодно необразованными и тупыми - но нас не спутать, мы различаемся на первых же опознавательных кодах. Мы, быдло, можем быть даже оппозиционерами, а они, интеллигенты, даже лоялистами - но мы расходимся на первых же цифрах после запятой.

Штука вся в том, что у нас, быдла, и у них, интеллигентов, совершенно по-разному устроен русский язык. Мы используем совершенно разные словари понятий для основных сфер жизни.
Настоящий интеллигент, когда пишет о Родине, всегда пишет о жратве и бытовухе. О чём бы он ни писал - он всегда составляет свою мысль из котлет, макарон, макияжа, кнопок в лифте, потных подмышек, желудочных газов, гарнитуров, ковров на стене, истошных соседкиных собачек и как его толкнули в трамвае. Он всегда помнит, когда и где как ели и что носили и чем обставлялись. Он вспоминает это, даже когда пишет об искусстве. Его тексты о каком-нибудь отечественном творце - это всегда тексты о том, как он, интеллигент, пробирался на концерт/фильм/выставку творца и порвал себе колготки.

А когда он начинает писать о чём-нибудь горнем, нездешнем - то грубый материализм покидает интеллигента, и даже если он пишет про чьи-то ужасы, вонь и подмышки, вся его сварливость сразу куда-то девается. Всё превращается в Высокий Слог. И он поэтично задвигает что-то типа "у Пазолини внутренний мир экстериоризуется, исходит вовне, рывком обнажая содержание".

Я случайно нашёл сейчас такого интеллигента. Вот он пишет про горнее: "Великое мифологическое ничто у Фасбиндера всегда содержит ничто человеческое — простейшую животную особь. Его герои, явившиеся на свет после конца, рождены с неизбывным чувством краха. Они — недоноски, бастарды, полулюди. Не зная ни любви, ни понимания, они не в силах осмысленно жить и с толком, с чувством умереть. У них нет не только истории, у них нет биографии. Они — фантомы. Но причастность к другому, большему фантому, делает их великими".

А вот спустя пару абзацев про Родину: "Но полицейское государство блокирует любые меньшинства, само это понятие; вместо недоносков, бастардов и полулюдей всегда в ассортименте номенклатурные герои - настоящие мужики, скромные и скорбные, и Варвара краса-накладная коса в штопаной кофточке, с духовностью во взоре. Не было народа-преступника, ставшего народом-фантомом, были герои, совершавшие перманентный подвиг. Иногда среди них попадались жертвы, с этим, кряхтя и пердя, пока соглашаются".

Почувствуйте разницу. Как всё сразу материализовалось-то. Накладная коса, штопаная кофточка, кряхтение и пердение. Это твой интеллигент, Родина. Он так тебя видит, слышит, обоняет.

У того же чубзика, кстати, дальше три поста про колготки и почему в интеллигентных домах обувь не снимали - "советский человек был лишён прайвеси, и а интеллигенты не принуждали друг друга к коллективистским тапкам".

...А мы, быдло, описываем мир так, будто он один, общий для всех людей. Для нас обои всего лишь обои, а котлеты всего лишь котлеты одинаково в Самаре и Берлине. А режиссёр И. Бергман для нас такой же живой рассказчик, как С. Бондарчук - первого мы не превращаем в астральную сущность, второго мысленно не обряжаем в тапки, спецпаёк и волгу с занавесочками. Мы возмутительно терпимо относимся к жратве и бытовухе, они нам не мешают любоваться Врубелем, Гогеном и закатом. Для нас состояние уборных в Версале и Петергофе - это одно, а Пуссен и Куинджи - это другое.

Из-за этого мы всё время забываем, где нужно ныть, а где воспарять. Быдло может написать статью про "Гамлета" Козинцева, ни разу не упомянув перловку и перманент, - а интеллигент не может. Зато интеллигент, когда смотрит какую-нибудь пальмоносную порнушку вроде "жизни Адель", видит там сплошь Нарушения Табу, Страстность и Фактурность, а не как быдло - непрерывно что-то едящих и долго совокупляющихся крашеных лесби.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=479272698904252&id=100004645785283