June 15th, 2015

Хайдеггер

"Такая оценка философствования, никоим образом не новая, возникает, в свою очередь, из легко обозримой угарной атмосферы нормального человека и из убеждений, которыми он руководствуется и согласно которым нормальное — это и есть существенное, а посредственное и потому общепринятое — это и есть истинное (вечная середина). Этот нормальный человек принимает свои маленькие приятства за мерило того, что должно считаться радостью. Этот нормальный человек принимает свои худосочные испуги за мерило того, что следует расценивать как страх и ужас. Этот нормальный человек принимает свой сытый комфортик за мерило того, что может считаться обеспеченностью и соответственно необеспеченностью. Мы смеем сейчас по крайней мере спросить себя, вправе ли философия как последнее и предельное выговаривание и размежевание отдавать себя на расправу такому судье, хотим ли мы, собираемся ли мы позволить этому судье диктовать нам наше отношение к философии — или решаемся на иное".

Его бэкграунд

Вот несколько зарисовок про то что у Саакашвили получилось. Прочитайте. Закрадывается мысль - что если он действительно приехал в Одессу отжимать бизнеса? В это кажется невозможно поверить, но вы почитайте.

Справка об убитом (в 2012 году) "авторитетном" грузинском бизнесмене:
"...Прошло всего несколько месяцев после "революции роз", и Шаликиани был арестован. Это произошло 5 марта 2004 года. Новые власти отдали должное влиятельному бизнесмену: одеть на него наручники приехал лично тогдашний министр внутренних дел Ираклий Окруашвили, ныне тоже политэмигрант. Арест проходил в лучших традициях 30-х годов прошлого века. К магнату ворвались в три часа ночи и взяли его почти голым, в одних трусах.Через несколько месяцев Шаликиани освободили, но за это время его бизнес изрядно "похудел". Отобрали сеть бензозаправочных станций, акции Кутаисского автозавода и курорта Саирме, фармацевтический завод в Кутаиси, телекомпанию и многое другое. После этого Шаликиани переехал жить в Россию и получил гражданство этой страны".

А вот часть расшифровки разговора Бадри Патаркацишвили и Ираклия Кодуа, опубликованных в грузинской газете «Алия» 5 февраля 2008 года (кстати, Патаркацишвили скончался через неделю после этой публикации):
"...Я защитил бизнесмена Шаликиани. Я его не знал вовсе, один раз в глаза видел. Помнишь, показали его жену голую и в дом что-то подбросили… Тогда я впервые выступил перед Саакашвили, Жвания и всеми и раскритиковал их и сказал: что вы творите, как можно грузина в такое положение ставить? Это было первое, этим он начал, против чего я восстал. Потом эта история с фондами (видимо, имеются в виду фонды в поддержку МВД и армии, куда бизнесмены перечисляли деньги.— Г. Д.). Я ему говорю: благословенный, ты скажи, что тебе нужно, сколько тебе нужно, давай не надо бизнес терроризировать, я дам. Испуганный бизнесмен, затерроризированный бизнес ничего сделать не сможет. Зачем тебе мелкие эти, а он: э, ты не знаешь, эти другие, ты — другое дело. Потом пошло-поехало, а после Жвания мы всерьез противостоять стали. Тогда наши пути фактически разошлись.Точно так же про «ТВ-Имеди». Говорю ему — «Имеди» не продается. Ну не продается, и все тут. Причем «Имеди» — это твое спасение. До тех пор, пока есть «Имеди», народ не выходит на улицу, поскольку у народа есть отдушина. Никак этого не мог понять — нет, хочешь не хочешь продай «Имеди», «Продай». Говорю, не продается! Не мог понять, что не продается. Причем я же не сумасшедший. Как это — продай «Имеди»? Это же гарантия моей защиты! Это же невозможно! Продам «Имеди», а он потом отнимет все, что за нее дал. ...Что они сделали с Китошвили , это же его был человек! А как он поступил с Ираклием? Он же его был человек, а не мой. Он меня с ним познакомил! .

Жвания ведь имел одно мнение об этом. Жвания говорил о нем, что мы должны создать ему такую систему, в которой он будет вынужден уехать подучиться. Вырастет ...дадим ему что-нибудь такое, чтобы он убрался из страны. Это было мнение Жвания несчастного, считал, что он настоящий сумасшедший. И действительно сумасшедший. И это было наше основное, и мы начали работать, то да се. И ему это было выгодно, он сам хотел, но потом у него появилась мысль, что он должен стать, когда он увидел Ющенко, когда он увидел этих, что здесь: вау! у меня, оказывается, есть возможность фактически занять очень серьезную должность… Может, его свели с ума".
--------
Представляете - бандит Япончик возвращается в Одессу. С официальным мандатом, во главе еще более отмороженной банды, грузинский сумасшедший, бывший президент? При деморализованных, из понаехавших горожанах, - может у него действительно получится, как в Грузии блестяще получилось?

Инстинкт погуглить

Череда событий, случившаяся со страной с 24 сентября 2011 года, со дня выдвижения Путина в президенты настолько необычна даже для нас, современников стольких войн и переворотов, что извиняет любое наше замешательство и хаос мыслей.
Но не в Фейсбуке же искать успокоения, инстинкт ПОГУГЛИТЬ И НАЙТИ играет с нами злую шутку.
Самый короткий, "очевидный" путь как всегда уводит не туда.

Фридрих и большая коалиция

Томас Манн "Фридрих и большая коалиция"

"...Так все выглядело с точки зрения Фридриха. Но Европа не проявила
к его рассуждениям и предположениям никакого сочувствия.
Европа завопила во всю глотку - тошно было слушать. Ведь публика
не платила «паршивцам», которые держали бы ее в курсе, - в ее глазах
внезапное вторжение в Саксонию произошло, если можно так выразиться,
в самый разгар мира и означало столь бесстыжее нарушение
права, столь неслыханно гнусный разбойничий налет, что все кипели
от негодования. Захватить нейтральную страну, добрую, невинную
страну, никак не ожидавшую такой жестокости и совсем не так давно
сократившую свои вооруженные силы до трогательно миролюбивой
цифры - ровнехонько двадцати двух тысяч человек, дабы Брюль и
впредь мог покупать себе парики, кареты и ароматические флакончики!
Это было невыносимо, это надрывало душу, - не могло, не должно
было быть, чтобы этот табаконюхающий дьявол раздавил своими
ботфортами все, что зовется цивилизованностью, справедливостью,
человеколюбием, все, что возвышает жизнь и верить во что - потребность
всякого честного человека! И Европа вопила не умолкая, вопила
не переводя дыханья, а всех громче, разумеется, вопила Австрия, наводя
указательный перст на Фридриха и беспрестанно причитая: «Вот
вам, пожалуйста! Ну вот же вам, теперь-то видите?»
Саксония и впрямь никак не готовилась к войне. Она ее провоцировала,
но готовиться не готовилась. Тем не менее, увлеченная
всеобщим негодованием, на ее беду укреплявшим саксонское ложное
и сентиментальное чувство собственной невинности и правоты, она
избрала роль мученика.

...Поднявшееся против Фридриха возмущение не знало пределов.
Оно и впрямь было столь глубоким и всеобщим, что сердце менее
твердое и яростное, чем сердце короля, устрашилось бы его - да,
впрочем, может быть, даже это сердце порою трепетало. Во Франции,
стране, с которой он был связан прочными духовными узами, его сочли
просто дикарем - его называли там не иначе как «варваром» и
«чудовищем Севера». Теперь он мог искать следы сочувствия и понимания
хоть по всей земле - и не нашел бы ни одного. Не было в мире
места, где его не называли бы тогда врагом человечества, хищным
зверем, обезвредить которого - требование морали и общественного
спокойствия. Он должен быть повержен и навсегда лишен сил. Следовало
не только отнять у него Силезию - нет, Пруссию необходимо
было вернуть в границы, какие существовали до Тридцатилетней войны,
а ее короля снова сделать захудалым маркизом30, отныне безвредным
для всех. Поистине пробил час, когда цивилизованные государства
должны были вытравить прусский дух, дабы очистить планету от
этой поганки. И даже тому, кто судил хладнокровно, приходилось,
пожимая плечами, говорить, что Пруссии явно не остается ничего
другого, кроме как погибнуть от ненависти и презрения всего мира.

...Именно поэтому ему позарез нужно было победить.
Он был не прав, насколько право - прерогатива общего договора, вердикт
большинства, глас «человечества». Его правом было право восходящей
силы, право проблематичное, еще не законное, еще не закаленное
право, которое требовалось сперва завоевать, создать. Коли он
проиграет, то будет жалким авантюристом, «un fou», как выразился
Людовик Французский. Лишь если благодаря успеху выяснится, что
он был избранником судьбы, лишь тогда он окажется прав, и прав навсегда.
Ведь любое деяние, заслуживающее этого имени, есть некое
испытание судьбы, попытка создать право, пустить дело в русло реальности
и держать в руках враждебный рок. А ненависть к деятелю,
если подходить к ней психологически, - не более чем попытка повлиять
на суждение о нем истории, попытка наивная и иррациональная,
ведь такое суждение вынесено заранее, но эта же ненависть - все-таки
еще и моральное; давление, способное внушить страх и самому отважному.
Короля Фридриха прозвали «Великим» не только потому, что
он со столь необычайной отвагой атаковал враждебный рок, но главным
образом потому, что он сумел в одиночестве, с почти нечеловеческой
выдержкой противостоять столь мощному встречному напору
ненависти. Но вот эти его слова обнажают всю душевную горечь, весь
правовой пессимизм испытателя судьбы: «Несчастные мы смертные!
Мир судит наши деяния не по намерениям, а по успеху. Так что же
нам остается делать? Только добиваться успеха».

Какие же дебилы

Диалог 2010 года
А. Миллер (Москва): Для меня в
свое время было очень сильным потрясением, когда я смотрел на па-
мятный знак жертвам 1932-33 года, который стоит у Михайловского
собора (хороший памятник!), и сразу за ним обнаружил огромный пла-
кат, причем он сделан не руками, а промышленным образом, в пласти-
ке. Плакат висит уже многие годы, и в нем выделено специально цве-
том, что на место выморенных голодом украинцев завезли русских. Т.е.
если кто-то говорит, что «мы Москву и русских не обвиняем», то этот
человек должен быть очень озабочен тем, как его слова игнорируются и
перевираются в Украине. Но мне кажется, что этой озабоченности не
существует, и что молчаливо принимается, что кто-то, менее респекта-
бельный или меньше заботящийся о том, чтобы выглядеть респекта-
бельным, мои рассуждения о том, кто виноват, доведет до конца.
Г.Касьянов (Киев): ...Более того, если речь идет об экспозиции, которая
находится на ограде
Михайловского Златоверхого собора, то фраза, которую ты упомянул,
присутствует и в учебниках по истории Украины. Я приведу цитату,
хоть и не дословно: «Еще не успел развеяться трупный смрад, как с се-
вера, в основном, из России, уже шли эшелоны с переселенцами», –
безо всяких пояснений о характере переселений, его результатах, целях
и т.д.
А. Миллер (Москва): У меня еще такой вопрос: Насколько люди,
которые развивают этот дискурс,
понимают, что они способствуют отчуждению этих людей? Они это де-
лают сознательно, чтобы заставить этих людей молчать в тряпочку и
считать себя виноватыми, или они вообще об этом не думают в своем
стремлении заявить, что Украина — не Россия?
Г.Касьянов (Киев):...Он педалируется политиками для того,
чтобы какая-то часть населения, в данном
случае, русскоязычная, испытывала этот дискомфорт, который исполь-
зуется в определенных политических целях".
--------------
"У нас нет проблем с Юго-Востоком, выведите российские войска и на Украине воцарится мир".
Ага. И что характерно - совершенно не поумнели дебилы.

Насмешили всю планету

12 миллионов просмотров за неделю.
------
В ходе Игр Юго-Восточной Азии двое прыгунов в воду с Филиппин продемонстрировали худшие выступления в истории своего вида спорта. Джон Эмерсон Фабрига и Джон Давид Паойо получили от судей по 0.0 баллов за свои попытки.