May 28th, 2015

США и ФИФА

Как какая нибудь межгалактическая полиция арестовывают говорящих осьминогов из системы Центавра за контрабанду темной материи. Будущее уже рядом.
А если эту полицию никто не уполномочивал (как вот теперь) то готический триллер: про безумного графа, который в своем замке потерял представление о реальности. Мороз по коже.
Кто-то скажет: "Римская империя"! А я отвечу: "Какого бл*дь, периода"?

"Мой прогрессивный друг"

Письмо Анатолия Эфроса Юрию Любимову

"Здравствуй, Юра, здравствуй, прогрессивный режиссер!
Вчера пригласили меня в Управление культуры и сказали, что ты приходил туда и требовал, чтобы они (!) сняли мой "Вишневый сад" в твоем театре, потому что я "искажаю русскую классику". Они были очень довольны твоим приходом и сильно смеялись. Хотели показать мне бумагу, которую ты им по этому поводу написал, но я постарался побыстрее уйти. Уж очень было тошно.

На меня за "искажение русской классики" писали и доносы, и всякого рода статьи, но то, что к этому ряду присоединишься еще и ты, это, как говорится, перебор.
Когда ты так странно вел себя на первом показе спектакля, я удивился и ничего не понял. Помнишь, Володя Высоцкий уже вышел на сцену и сказал первые реплики, а ты сидел, отвернувшись, и говорил мне, глядя в зал: это что, твои клакеры? И актеры не понимали, почему ты не смотришь на сцену и совсем не уважаешь ни их, ни меня. После худсовета я сказал Наташе, что ты просто болен и лучше про твое поведение вообще не говорить. Так мы тогда и решили, что ты просто болен.

Что же произошло? Ведь ты буквально заставил меня взяться за эту работу, что-то кричал о предательстве, о том, что тебя первый раз выпустили за границу, а я отказываюсь тебе помочь, то есть заменить тебя на два месяца. А я, между прочим, выпускал в это время "Женитьбу" и начинать другие репетиции было почти невозможно, тем более в чужом театре. Я сослался на то, что после скандала с "Тремя сестрами" мне не дадут ставить Чехова, а ни к какой другой пьесе я не готов. Ты крикнул: "Посмотрим!"
И через сутки где-то наверху получил разрешение на "Вишневый сад".
И очевидно, кого-то убедил, что "искажение русской классики" - это ярлык, который нам совершенно напрасно со злостью наклеивают. Актеры твои работали прекрасно, и ни о каких ярлыках мы в течение двух месяцев, конечно, не думали.

И вот тебе что-то взбрело в голову - ты не принял моего Чехова, а про "искажение классики" стал кричать сам, да еще пошел жаловаться к чиновникам, которых сам же так остроумно всегда высмеиваешь. Как говорится, дожили. Все смешалось в доме Облонских.
То, что ты до этого перевел "Вишневый сад" на утренники для детей, - твое дело...
Хотя смешно, согласись, что Высоцкий приезжает из Парижа, чтобы играть Гамлета и Лопахина, а играть должен на утренниках. Кстати, я благодарен ему, Демидовой, Золотухину, что они все-таки тогда, после худсовета, отстояли "Вишневый сад", свои актерские работы и наш общий труд. Смешон ты со своими идеологическими ярлыками, мой прогрессивный друг, неужели ты этого сам не понимаешь? Жаль. Тем же работникам управления ты доставил удовольствие".

------
А вот на закуску, выдержка из письма Любимова Брежневу, когда не разрешили постановку "Пиковой дамы" во Франции:
"... Но я не стал бы обращаться к Вам, если бы речь шла только о моей личной репутации как советского гражданина и члена партии. Меня эта история волнует и потому, что она непосредственно связана с отношением к политике разрядки международной напряженности и расширением культурных связей - политике, которую справедливо связывают с Вашим именем.
Не секрет, что в нашей стране есть люди, которым не по душе проводимая вами политика, направленная на оздоровление обстановки во всем мире. В случае со мной они явно рассчитывают на то, чтобы спровоцировать международный скандал, поднять шум, который в конечном счете нанес бы ущерб престижу нашей партии и Родины..."

----
Жена, знаменитая Целиковская организовала старт и создала паблисити, и впоследствии упорно двигая его, через своих друзей-сановников (Косыгина, Микояна, Аджубея), и по еврейской линии (через свою лучшую подругу Жемчужину). Неоднократно ему организовывали звонки от Брежнева с поддержкой, а уж Андропову и помельче шушере он сам звонил запросто. Зиновьев в "Зияющих высотах" охарактеризовал театр на Таганке как проект КГБ.

История с андеграундом и без

Можно ли всерьез изучать события XIX века в Европе, игнорируя пятиголового Ротшильда? Или карбонариев как Систему, в которой наши декабристы - часть? Забыв про масонов?
Историю вот этого всего переплетенную на равных основаниях с историей "держав" я бы почитал с интересом, ибо это совсем другая история, как про далекую планету.

И я там был

А теперь представьте советское время, пятьдесят лет вся информация "Вести с полей" и очередные успехи миролюбивой дипломатии. И один-два скандала за год, если их уж никак нельзя скрыть.
Оставалось одно - общение, но не о прочитанном или узнанном а о пережитом, о "случаях", о "знакомых", про "вчера". И у тебя, собственно, была только реальная жизнь, и только она ценилась, только твои "случаи".
Это рождало настоящих виртуозов реальности при достаточно высоком среднем уровне.
Потом убрали подпорки, смыли ретушь, и возникло царство реальных людей пребывающих на свободе. Отсюда детская жестокость взрослых людей и ощущение тупика которые сильнее всего давили в девяностые. Когда 90-95% вокруг "реалисты" и даже кино не смотрят а пребывают в реальности - это, конечно, пострашнее Цукерберга.