February 19th, 2015

Игра в карты

Чехов "Иванов":
"Косых (входит, радостно Львову). Вчера объявил маленький шлем на трефах, а взял большой. Только опять этот Барабанов мне всю музыку испортил! Играем. Я говорю: без козырей. Он пас. Два трефы. Он пас. Я два бубны... три трефы... и, представьте, можете себе представить: я объявляю шлем, а он не показывает туза. Покажи он, мерзавец, туза, я объявил бы большой шлем на без-козырях...
Львов. Простите, я в карты не играю и потому не сумею разделить вашего восторга".

Или в "Онегине":
"...Столы зеленые раскрыты:
Зовут задорных игроков
Бостон и ломбер стариков,
И вист, доныне знаменитый,
Однообразная семья,
Все жадной скуки сыновья".

Все читали Хейзинга "Homo Ludens" ("Человек играющий") и, вероятно соглашались, что игра - пространство свободы, самореализации, уход от отупляющей рутины... Но у чиновников Чехова и "героев виста" Пушкина - то же самое, почему же как на последнюю стадию деградации мы смотрим на их игру?
Нашли что "презирать". Помню месяц играл по четырнадцать часов в сутки - воодушевление было, словно ракетоплан изобретал - чего тут "стыдиться"? Наоборот, горжусь и за героев Чехова очень рад.

Традиции вежливости

А. Зорин "Кормя двухглавого орла" (2001 год):
"...По мнению английского посла Дж. Харриса, аннексия Крыма была авантюрой Потемкина, предпринятой при сопротивлении всего кабинета министров, и от исхода которой зависело продолжение его фавора и влияния. «Если все провалится, — писал Харрис, — он погиб, если он достигнет успеха, он станет сильнее, чем прежде». Мы знаем, что Потемкин действовал согласно прямым распоряжениям императрицы, однако его роль в принятии соответствующих решений не подлежит сомнению. Успех крымской кампании превзошел все ожидания. В декабре, после примерно полугода политической неопределенности, присоединение полуострова к России было признано Турцией. Таким образом, вопреки ожиданиям, дело обошлось без войны. Именно это обстоятельство произвело наибольшее впечатление на русское общественное мнение. Приобретение столь важной провинции без единого выстрела свидетельствовало о мощи России лучше, чем любые победы, и одновременно символически указывало на органичность этого расширения границ империи.

"Процветающа Таврида,
Возгордись своей судьбой!
Не облекшись громом брани,
Не тягча перуном длани,
Покорил тебя герой", —
писал Е. Костров.

"Который бог, который ангел,
Который человеков друг
Бескровным увенчал вас лавром,
Без брани вам трофеи дал", —
еще раньше восхищался Державин в оде 1784 г. «На приобретение Крыма».

Шах и мат ватники!

Все просто

Раздражение Клемансо - "для американского президента даже Франция была страной типа Никарагуа". Путин пятнадцать лет боролся с ЭТИМ в отношении России, - непробиваемо. Новая римская лапидарность даже у обезьянки Кандолизы Райс: «Наказать Францию, простить Россию, а Германию игнорировать» (за сопротивление иракской авантюре США). И этот маразм крепчает с каждым годом.
Конфликт с таким гегемоном - не прихоть, не фиаско дипломатии а осознанная, адекватная стратегия из учебников первого курса МГИМО. Вопрос лишь в ресурсах.

Ненька Африка и северный Мордор

Ферро "Как рассказывают историю детям в разных странах мира":
"...История африканского континента предстает перед его юными жителями как сияющая череда королевств и империй, среди которых одни совершеннее и чудеснее других. Сначала это империя Гана, где царствовал король золота Сиссе. Затем империя Мали, достигшая своего наивысшего расцвета при Гонго Мусе, благородном и великодушном, щедром на милостыню. Во время паломничества в Мекку он истратил на милостыню сто мер золота, сначала по дороге в Каир, затем в самом Каире, наконец, по пути между Каиром и благородным Хиджазом, так что, возвращаясь, он не имел денег и вынужден был занимать у торговцев под свое поручительство. Затем следует империя Сонгаи, централизованное государство, в котором были советники и министры церемониала, юстиции, финансов, флота, пехоты и кавалерии. Там была развитая культура, университет в Томбукту был известен за пределами империи (XV в.). Южнее располагаются королевства моси, для которых характерна «тщательно продуманная политическая организация, очень высокая степень стабильности, почти полное отсутствие обменов с внешним миром». Такие же весьма стабильные города-государства хауса ссорятся между собой; их отличительной чертой является демократическое устройство. Еще южнее не менее чудесные «страны побережья», города-государства йоруба и королевство Бенин. Что касается возникших позже королевств банту, то они «богаты и миролюбивы», но вскоре, за исключением Конго, становятся жертвами работорговли и колонизации. Более славная судьба у государства Мономотапа в Восточной Африке. Его богатство определяет процветание всего приморского региона, связанного помимо всего прочего с Индией, арабами, Китаем. Здесь возникает одна из самых блестящих цивилизаций, называемая цивилизацией суахили, по имени распространенного в регионе языка-посредника. К моменту появления португальцев цивилизация суахили достигла своего апогея. Появление португальцев стало причиной ее упадка.

А что происходило в тот же период на христианском Западе? Неустойчивость, подтачивавшая каролингский порядок, раздробленность, войны. «Люди мало путешествуют, плохо знают друг друга». Возрождение наступает значительно позднее, с возвышением городов Фландрии и Италии. Но как только положение в Европе стабилизировалось, а население увеличилось, она немедленно обратилась к захватам, к экспансии в разных формах: это и крестовые походы, и колониальные завоевания.
Параллель между сверкающим африканским миром и миром западным поразительна. Вот сравнительная характеристика королевства Гана и христианского Запада. Показательны сами слова, которые употребляются:
Королевство Гана
Могущественная Империя
Прибыльные торговые связи
Прекрасный город
Простое и выдающееся по своей точности наследственное право
Умеренные налоги
Государственная казна очень богата
Богатство страны
Активный торговый центр

Христианский Запад
Барщины, установленные сеньорами
Голод
Отсутствие излишков для торговли
Народонаселение в плачевном состоянии
Умирают молодыми
Болезни и эпидемии
Свободы ограничены
Крестьяне – жертвы социального устройства
Ухудшение положения сервов".

--------
С другой стороны - что им еще остается делать?