January 20th, 2015

Смирение

Эккерман "Разговоры с Гете", Воскресенье, 6 декабря 1829 г.
"Ведь и Наполеон недосягаем. То, что русские обуздали себя и не вошли в Константинополь, свидетельствует о величии духа, но оно было свойственно и Наполеону, он тоже смирил себя и не вошел в Рим".

Если Пиночет не идет к либералам...

Уже много либертарианцев уехало в Киев (например Станислав Яковлев - "Ортега"). Показателен их выбор - туда, где поляна зачищена как в Чили, после Ольенде. Рай для их "свобод", так и запишем для памяти.

Занимательное литературоведение

Владимир Бондаренко: Моя книга — о русском поэте Иосифе Бродском, и даже о его череповецком крещении в храме Богоотца Иакима и Анны в селе Степановском, о его замечательной христианской поэзии. Такого отступника от своей иудейской веры и нации никак не примут многие иудеи. ... Пусть их. Я иду от установленных фактов, которые много лет осознанно замалчиваются.

Напомню воспоминания Бобышева (разгар "дела Бродского"):
«..Иосиф чего-то (или кого-то) ожидал в тот момент, даже прислушивался к наружной двери. Наконец там что-то заскрипело и брякнуло, послышались шаги, голоса, вошел его отец в пальто и кепке, а с ним еще трое солидного возраста мужчин, одетых почти одинаково. На их плечах широко висели добротные “мантели” песочного цвета, а на головах прямо стояли шляпы “федоры”, причем без залома. Я и прежде встречал людей подобного – хотя и консервативного, но не совсем обычного – вида на улице и не знал, кто они, а теперь догадался. Молодец Александр Иванович! Он решил спасать сына по-своему.
– Вот он, герой... – с упреком указал он на Иосифа.
– Покажите, что там у вас есть, – сказал старший, не раздеваясь и не снимая “федоры”.
– Вот, вот и вот... – заторопился Иосиф, протягивая ему листки.
Тот стал читать, что называется, себе под нос, изредка комментируя и как бы изумляясь складности простых описаний:
– “Толковали талмуд, оставаясь идеалистами...” Хм, может быть, кто-то и оставался... “И не сеяли хлеба, никогда не сеяли хлеба...” Хм. “... Мир останется прежним... ослепительно снежным и сомнительно нежным”. Да уж, вот именно, что сомнительно...
Все ясно. Жозеф ему сунул “Еврейское кладбище” и “Пилигримов” из-за тематики. Но это же все старое. А, кстати, я и не знал, что “Пилигримы” – это про евреев, думал, что про поэтов. Впрочем, ведь Цветаева... И я решил высказать им в помощь свое мнение:
– Это же совсем ранние стихи. Сейчас он пишет гораздо сильнее, масштабнее... Иосиф, покажи лучше “Исаака и Авраама”.
– А что здесь делает этот гой? – пробормотал старший.
Иосиф сунул мне пальто и, обняв за плечи, незамедлительно вывел меня на лестницу.
По этой линии он и достиг многих, если не всех успехов...".

Все постят своих котегов

DSCF6705

Зовут Марсик (по документам Мартин). Возраст пять лет, вес - 8 кг. В два раза больше, чем положено по породе (корниш-рекс).
Вот такой должен быть:
корниш
но видно переедал.

Возрастное

В молодости "бессмысленное", "ненужное" казалось блестками истинной правды - так поздравь же себя, правда открылась, она целиком бессмысленна. Огромный глупый слон вместо горсти конфетти.

„Православие, самодержавие, народность”

Игорь Немировский. Зачем был написан «Медный всадник»:
"В конце 1832 года только что назначенный товарищ министра просвещения С. С. Уваров предложил свою знаменитую формулу: „Православие, самодержавие, народность”. По воле автора или помимо ее, формула Уварова включала в себя осуждение важных элементов идеологического наследия Петра, поскольку была направлена против Петра как врага православной церкви — во-первых, самовластного тирана — во-вторых, виновника раскола нации — в-третьих. В основе этой формулы лежали антипетровские воззрения Карамзина, выраженные с наибольшей полнотой в „Записке о древней и новой России”, в которой Петр последовательно изображался как враг (православия, самодержавия, народности)».

Соседи по планете

«— Вот согласись, Юля, „мафия” звучит более гуманно, нежели „оборотень”. Мафиози — они, конечно, злодеи, но все-таки люди, а оборотни — что-то совсем уж демонизированное.
— Да, демонизированное.
— Мафию можно перевоспитать, а оборотня только убить.
— Да, только убить.
— Вот почему европейцы воплощают зло во всяких монстрах, орках и прочих крокозяблах?! У нас даже Бармалей — это человек, которого Айболит перевоспитывает. А у них все просто: мы хорошие парни, а вот оборотень, убей его!
— Да ладно, не гони на европейцев, они хорошие.
Проезжаем указатель на Верден».

Отсюда

Вдохновило

Кинг-Конг (фильм, 1933) — Википедия
"По легенде, отраженной в биографиях режиссёра Мериана Купера, на создание образа Кинг-Конга его вдохновило не что иное, как стихотворение Корнея Чуковского. В 1919—1921 годах Мериан был летчиком в составе специальной эскадрильи имени Тадеуша Костюшко, воевавшей на стороне Польши в польско-советской войне. Однажды его самолет был подбит, а сам он попал в плен, откуда позднее сбежал, добрался до Латвии, получил от поляков награду, вернулся в США, побыл пилотом гражданской авиации и стал режиссёром. В плену ему пришлось выучить основы русского языка. А помогала ему в обучении единственная на весь лагерь военнопленных книга — «Крокодил» Корнея Чуковского, в третьей части которой есть такие строки: «Дикая Горилла / Лялю утащила / И по тротуару / Побежала вскачь. / Выше, выше, выше, / Вот она на крыше. На седьмом этаже / Прыгает, как мяч». Неслучайным считается и выбор авиации как силы, справившейся с Кинг-Конгом — неудача в том воздушном бою тяготила Мериана и таким образом он в художественной форме поквитался со своими врагами".

точно