January 11th, 2015

Шоу продолжается

"...тут одни разбогатевшие проходимцы вроде нас, Ник, – сказал Атсон. – И толкуют они исключительно о биржевых курсах, если не о методах ограбления банков. Один был настоящий мужик на всю Францию, де Голль, и того спровадили на пенсию. И все они тут герои Сопротивления...
Он поймал за бок проходившего мимо господинчика в серой тройке, подтянул к себе и, наморща лоб, довольно грамотно спросил:
– Месье – герой Сопротивления, не правда ли?
Герой, не сопротивляясь, подтвердил своё участие в этом замечательном движении. Атсон притянул его ближе, чмокнул в лоб и милостиво отпустил. Месье одёрнул пиджак и ускоренным шагом направился к выходу.
– Знаете, Билл, – сказал я. – В Белоруссии я сидел в болотах со своими людьми и стрелял в немцев. И сидели мы в болотах два года. Поэтому здешний Резистанс представляется мне скаутским пикником. Представьте себе – в миленький, уютный домик la belle France врывается громила, насилует хозяйку, хватает всё, что ему приглянётся, и, наконец, остаётся здесь на постой. La belle France его обихаживает, кормит телячьей печёнкой, поит лучшими винами и стирает его загаженные на Восточном фронте подштанники. Кроме того, она выдаёт ему евреев, чтобы belle ami Фрицу лучше спалось. И вот в один прекрасный день хозяйка видит, что постоялец начал подыхать. Пена изо рта, судороги. И тогда отважная, мужественная и самоотверженная la belle France хватает сковородку и бьёт его по башке. Вот и весь ихний Резистанс до копейки.
– Не всем быть героями, Ник, – сказал Атсон и достал сигару. – Надо же кому-то и телячью печёнку готовить".

Андрей Лазарчук, Михаил Успенский "Посмотри в глаза чудовищ"

"Левиафан"

Посмотрел "Левиафан" режиссера Звягинцева. Вот это и называется "в тренде". Дом, который отжала местная коррумпированная власть, погубив мимоходом семью, был отжат, чтобы на его месте построить не баньку, не дачку себе - а православный храм! В финале злодей-мэр слушает в нем проповедь своего собутыльника-епископа о Христовой правде. Герои, впрочем, тоже не ангелы, в документальном стиле жрут водку, злы, нелепы, изменяют мужьям, дерутся и ходят с фингалами, т.е. достойны своих пастырей, и административных и религиозных.
Помниться, в ранешные времена, в финале подобных фильмов все же давали образ комсомолки, которая развеет это царство тьмы - и тут тоже заходит речь об Америке, куда бы свалить от этой безнадеги, но как-то тоже без энтузиазма. Уже и на это у российских граждан нету силы, только воровать, водку жрать и вешаться.
Короче, я не понял кино. С одной стороны - перестроечная чернуха ("ЧП районного масштаба"), с другой - фестивальные заморочки с религией, длиннотами и скелетом кашалота. Ни какого отзвука во мне от этого фильма и ни единой мысли.