December 21st, 2014

Товарищ Сталин

Корней Чуковский "Дневник"
"Вчера на съезде писателей сидел в 6-м ряду. Оглянулся: Борис Пастернак. Взял его в передние ряды (рядом со мной было свободное место). Вдруг появляются Каганович, Ворошилов, Андреев, Сталин. Что сделалось с залом! А ОН стоял, немного утомленный, задумчивый и величавый. Я оглянулся: у всех были влюбленные, нежные, одухотворенные и смеющиеся лица. Видеть его, просто видеть - для всех нас было счастьем. К нему все время обращалась с какими-то вопросами Демченко. И мы все ревновали, завидовали - счастливая! Когда ему аплодировали, он вынул часы и показал аудитории с прелестной улыбкой. И все мы зашептали: "Часы, часы, он показал часы".
А потом, расходясь, уже после вешалок, вновь вспоминали об этих часах. Пастернак шептал мне все время о НЕМ восторженные слова, а я - ему, и оба мы в один голос сказали: "Ах эта Демченко, заслонила его (на минуту)". Домой мы пришли вместе с Пастернаком, и оба упивались нашей радостью..."

Сталин слил?

Молотов, Ворошилов, Каганович — Сталину
[10 июня 1932 г.]
Положение в Монголии за последние дни резко ухудшилось. 30 мая весь гарнизон Цецерлика, состоящий из 1195 человек при 500 винтовках, восстал, ликвидировал власть, освободил арестованных 400 повстанцев. К ним присоединились посты за городом в составе 70 человек. Из Урги отправлен на машинах отряд в 100 человек ургинского гарнизона. В Урге осталось 100 человек кадрового состава, на верность которых полностью положиться нельзя, остальные переменники просто ненадежны. ... Просим Вашего мнения по следующим двум вопросам.
1. Перебросить в Улан-Батор в распоряжение монгольского правительства 500 человек монголо бурятского кавдивизиона, усиленными нашими 300 людей.
2. Кроме этого послать один наш кавдивизион, стоящий в Троицко-Савске в составе 750 человек для охраны военного имущества, правительства и других учреждений

Сталин — Молотову, Ворошилову, Кагановичу
[10 июня 1932 г.]
Считаю рискованной посылку наших войск в Монголию на основании информации Охтина, человека неопытного как в политическом, так и, особенно, в военном отношении. Монголия и Бурят-Монголия не одно и то же. Поспешное и недостаточно подготовленное решение в этом деле может развязать конфликт с Японией и дать базу для единого фронта Японии, Китая, Монголии против СССР. Было бы неправильно думать, что события в Монголии останутся секретом для внешнего мира. О них будут кричать сами монголы, китайцы, японцы, европейская пресса. Нас будут изображать оккупантами, борющимися против восстающего монгольского народа, а японцев и китайцев освободителями. Боюсь, что нынешняя обстановка в Монголии может навязать нашим войскам не свойственную им роль оккупантов, идущих против большинства населения. Мне кажется, что теперь уже поздно начинать дело с военного подавления. Формула «сначала подавить, а потом изменить политический курс» теперь уже нецелесообразна. Дело нужно начать с изменения политического курса. Этот акт должно проделать монгольское правительство. Только такой акт может создать перелом, расколоть повстанцев и вернуть монгольскому правительству утерянную политическую базу

Молотов, Каганович, Ворошилов, Орджоникидзе — Сталину
...Просим сообщить Ваше мнение по следующему вопросу: 2-го из Читы в Улан-Батор переброшен один авиаотряд, 10 самолетов. Просим сообщить — оставить их там или отозвать

Сталин — Кагановичу, Молотову, Ворошилову, Орджоникидзе
Советую все десять самолетов или часть из них объявить монгольскими по всем правилам формальности. Для этого заключить договор с Монгольским правительством о том, что самолеты куплены им в СССР в начале 1931 года по такой-то цене и за них уплачена такая-то часть стоимости тогда-то, а другая часть будет уплачена тогда-то.
Сталин".