December 3rd, 2014

Про Четвертый Рейх

Тойнби:
"Европа, объединенная под господством Германии, абсолютно ненавистна всем европейцам за пределами Германии. ... насколько немцы искусно организуют сырьевую базу для ведения войны, включая и человеческое сырье, настолько же они не способны управлять самими собой и нетерпимы в качестве правителей других народов. ...если превосходство, которого она не могла добиться силой в течение двух войн, будет достигнуто на этот раз мирно и постепенно, ни один европеец все равно не поверит, что, когда германцы почувствуют в своих руках власть, им хватит мудрости удержаться от того, чтобы, натянуть поводья и, пришпорить. Этот германский фатум может оказаться непреодолимым препятствием в строительстве Европы как «третьей великой державы».
-----
Да кто ж им даст! А вот организовать, построить и строем привести Европу на задний двор к США очень даже сподручно.. На остатках былой харизмы и во имя общечеловеческих ценностей.

Как хорошо быть маленьким в Европе

Мечты 2012 года
"...А жили бы мы в маленькой прибалтийской стране, чьи интересы ограничивались бы сугубо местными, даже можно сказать, местечковыми проблемами. Такими, например, как экология, достройка или, наоборот, демонтаж дамбы, ремонт улиц (sic!) и канализации. Где всерьез обсуждали бы, можно ли лузгать семечки на улице и следили бы всей страной за рождением маленького бегемотика в национальном зоопарке.

Промышленные предприятия маленькой страны процветают и их акции котируются на международных финансовых рынках. В маленькой стране строят большие суда и турбогенераторы, варят вкусное, пенное пиво и высококачественную сталь, собирают компьютеры и пишут для них программы, собирают автомобили и шьют добротную одежду. В маленькой стране много университетов и даже военных училищ. Образование для иностранцев в них платное и нет отбоя от желающих учиться в этом центре науки и культуры. В маленькой стране много красивых старых городов, дворцов и парков. Со всего мира стремятся сюда как толстосумы, так и представители «среднего класса», чтобы полюбоваться памятниками истории и архитектуры, посетить музеи и театры маленькой страны.

В маленькой стране никто никогда никого не спросит о его национальности. Спросят только о подданстве. ... В маленькой стране нет бандитов. ... В маленькой стране все всегда платят налоги потому, что бюджет маленькой страны всегда бездефицитный, социально направленный и прозрачный. Поэтому каждый знает: вот, этот асфальт у меня под окном положили за счет моих налогов на дороги; а этот памятник истории отремонтировали за счет моих налогов на недвижимость; а эти старики получают бесплатное лекарство за счет моих налогов на медицину. ... В маленькой стране всегда легко выбирать президента и депутатов маленького парламента....

Мечты… Станут ли они реальностью? Это зависит от маленьких людей. От нас".

----------
Но не захотел никто платить за это европейское счастье маленьких европейских людей из маленьких европейских стран, и даже наоборот - их самих скушали люди побольше.

Золотой миллиард

Эксперимент «Вселенная-25»: как рай стал адом
"Американский ученый-этолог Джон Кэлхун провел ряд удивительных экспериментов в 60–70-х годах двадцатого века. Целью эксперимента «Вселенная-25» был анализ влияния плотности популяции на поведенческие паттерны грызунов. Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности.
мыши
....Вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красивые». К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни. «Красивые» только ели, пили, спали и очищали свою шкурку, избегая конфликтов и выполнения любых социальных функций. Подобное имя они получили потому, что в отличие от большинства прочих обитателей бака на их теле не было следов жестоких битв, шрамов и выдранной шерсти, их нарциссизм и самолюбование стали легендарными. Также исследователя поразило отсутствие желания у «красивых» спариваться и размножаться, среди последней волны рождений в баке «красивые» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться и убегающие в верхние гнезда бака, стали большинством.

Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре составило 0. Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали, на 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Предвидя подобную катастрофу, Д. Кэлхун при помощи коллеги доктора Х. Марден провел ряд экспериментов на третьей стадии фазы смерти. Из бака были изъяты несколько маленьких групп мышей и переселены в столь же идеальные условия, но еще и в условиях минимальной населенности и неограниченного свободного пространства. Никакой скученности и внутривидовой агрессии. По сути, «красивым» и самкам-одиночкам были воссозданы условия, при которых первые 4 пары мышей в баке экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. Но к удивлению ученых, «красивые» и самки-одиночки свое поведение не поменяли, отказались спариваться, размножаться и выполнять социальные функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей и мыши умерли от старости. Подобные одинаковые результаты были отмечены во всех переселенных группах. В итоге все подопытные мыши умерли, находясь в идеальных условиях.

Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью» или «смертью духа». После наступления первой смерти физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является вопросом недолгого времени. В результате «первой смерти» значительной части популяции вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».