November 20th, 2014

Классика демократического жанра

"Необходимо отметить, что работа по подготовке свержения С. Милошевича была проведена колоссальная. Фактически из ничего в кратчайшие сроки Запад создал достаточно сильную сербскую оппозицию в комплекте с ее лидером. Однако выиграть выборы В. Коштунице не удалось. В соответствии с конституцией Сербии победившим на президентских выборах считается лишь тот кандидат, которому удалось набрать более 50% голосов избирателей. В сентябре 2000 года за лидера оппозиции проголосовало 48,22% избирателей (за югославского президента — 40,23%). Однако демократов, как внутри страны, так и за ее пределами, эти правовые нюансы не смутили, и они в соответствии с ранее разработанным планом безапелляционно заявили о своей победе. Еще не закончился подсчет голосов, а премьер–министр Великобритании Тони Блэр от имени ЕС поздравил Коштуницу с победой, к нему с поздравлениями присоединился председатель ОБСЕ, а затем руководство ФРГ, США и других западных стран.
Для того чтобы убедить и сербскую власть в ее поражении, на улицы Белграда была выведена агрессивно настроенная толпа, которая принялась громить государственные учреждения. Кроме того, в столицу Сербии прибыли отряды албанских боевиков Освободительной армии Косово и иностранные наемники. Все свидетельствовало о том, что в Белграде предстояли уличные бои. Возможно, если бы были живы ближайшие сторонники Милошевича, сербский президент смог бы удержать ситуацию под своим контролем, но еще до выборов они были по очереди весьма профессионально убиты. Когда же его предала часть высшего генералитета, он был вынужден отдать власть «демократической оппозиции».

Стенограмма

Евгения Альбац: ...и у меня состояние такого абсолютного ужаса. Простите меня великодушно, Михаил Юрьевич, но вы тут разбрасываете пальцы. Значит, есть простая и понятная формула. Республика может состоять из дьяволов, если есть закон. Это Иммануил Кант, могу вам даже прислать, чтобы вы познакомились.
Лесин: Спасибо, Евгения Марковна.
Альбац: Пожалуйста. Я знаю, что это не ваша сильная сторона.
Лесин: И если можно, его телефон тоже.
Альбац: Есть простая вещь. Есть закон, который вы нарушили, что вы признали. Вы хотите, чтобы Плющева отшлепали розгами? Договорились, завтра позову его к себе домой и отшлепаю розгами.
Лесин: А вы-то тут причем? Садомазо?
Альбац: Я надеюсь, вы не будете бороться за мои моральные устои.
Лесин: Нет. Я просто посмотрю, если можно.
Альбац: Нет? А с мальчиками можно, да, Михаил Юрьевич?
Лесин: В смысле?

...Альбац: Да вы не сожалейте, Михаил Юрьевич. Мы с вами давно знакомы, поэтому вы мне только про мораль не рассказывайте, ладно? Вы коробку из-под ксерокса вспомните, и про мораль мы на этом закончим. Значит, у нас с вами большая история, Михаил Юрьевич.
Лесин: Спасибо, Евгения Марковна. А вот сайт «Медуза» в прямой трансляции передает нашу встречу.
Голоса в зале: То есть? Как это?
Лесин: Я тоже в этом, боюсь, не уверен.
Альбац: Да это прослушка, это ваши чекисты, друзья. Вы им скажите выключить прослушку.

...Венедиктов: Жень, помолчи, пожалуйста. Ты уже сказала. Ты уже делаешь из нас УЖК, мы не будем УЖК, никогда не были УЖК.
Лесин: Я попрошу всех быть спокойными, потому что по сценарию, наверное, я должен выходить из себя, нервничать, кричать и злиться. Алексей Алексеевич, не надо. Вы нам нужны. ...Я не пришел договариваться. Вы все время ошибаетесь. Я пришел па-га-ва-рить. Если вот вы считаете, что я пришел договариваться и я могу рассчитывать, что я сейчас с вами о чем-то договорюсь, что вы сейчас, так сказать, выразите свое неудовольство главным редактором и заставите его пойти навстречу акционерам — я же не похож на сумасшедшего, несмотря на то, что про меня все пишут разные вещи. Но я-то нормальный здоровый человек. Я прекрасно понимаю, что я вот не могу получить здесь поддержку, которая позволит мне вдруг как-то Венедиктова поставить на место. Еще раз повторяю — я пришел поговорить, вот я поговорил. Если у вас есть еще какие-то желания поговорить, но без революционных речей и маевок, то я готов.

Лесин: Леша не даст соврать: в эфире «старики» («старики» в хорошем смысле слова, в кавычках, не по возрасту) гораздо более профессиональны, чем молодые. Мы говорили с тобой об этом?
Венедиктов: Угу.
Лесин: И вот минимальное количество вопросов возникает по поводу их деятельности, потому что — да, они действительно более профессионально ведут.....Много раз я обращал внимание Леши, когда ведущие станции в случае, если гость начинает как бы перебарщивать что-то, вдруг начинают хихикать...
Смех в зале

..Наргиз Асадова, ведущая «Эха»: Что я сегодня услышала — я услышала, что вы нас призываете жить по понятиям. А мы привыкли жить по закону. Нам нужны понятные правила игры. И понятные правила игры написаны. Написаны в уставе, написаны в Конституции, написаны…
Лесин: Слушайте, ребят, ну я устал. Я не призываю вас жить по понятиям. Я призываю вас жить так, как живет большинство — а вернее, не большинство, а все средства массовой информации. Какие понятия? Я вам что предложил — бабло попилить по понятиям? Или что? Вы понятия-то знаете что такое, девушка?

Полностью стенограмма:
https://meduza.io/feature/2014/11/19/vstrecha-mihaila-lesina-s-sotrudnikami-eha-moskvy