October 20th, 2014

Ответ Тютчева

Тютчев "Россия и Германия"

(Запад):«Мы обязаны вас ненавидеть; ваши устои, само начало вашей цивилизации противны нам, немцам, людям Запада; у вас не было ни Феодализма, ни Папской Иерархии; вы не пережили войн Священства и Империи, Религиозных войн и даже Инквизиции; вы не участвовали в Крестовых походах, не знали Рыцарства, четыре столетия назад достигли единства, которого мы еще ищем; ваш жизненный принцип не дает достаточно свободы индивиду и не допускает разделения и раздробления». Все это так. Однако, будьте справедливы, помешало ли нам все это помогать вам мужественно и честно, когда необходимо было отстоять и отвоевать вашу политическую независимость и национальное бытие? И самое малое, что вы можете теперь сделать, — это признать наше собственное национальное бытие, не правда ли? Будем говорить серьезно, ибо сам предмет заслуживает подобного разговора. Россия готова уважать вашу историческую законность, историческую законность народов Запада. Тридцать лет назад она вместе с вами самоотверженно сражалась за ее восстановление на прежних основаниях. Россия весьма расположена уважать эту законность не только в главном начале, но даже во всех ее крайних следствиях, уклонениях и слабостях. Но и вы, со своей стороны, научитесь уважать нас в нашем единстве и силе.

Возможно, мне возразят, что именно несовершенства нашего общественного устройства, пороки нашей администрации, жизненные условия наших низших слоев и пр. и пр. раздражают общественное мнение против России. Неужели это так? И мне, только что жаловавшемуся на чрезмерное недоброжелательство, не придется ли теперь протестовать против излишней симпатии? Ибо, в конце концов, мы не одни в мире, и если вы на самом деле обладаете избытком человеческого сочувствия, но не в состоянии употребить его у себя и на пользу своих соотечественников, то не справедливее ли поделить его более равномерно между разными народами земли? Увы, все нуждаются в жалости. Взгляните, например, на Англию, что вы о ней скажете? Посмотрите на ее фабричное население, на Ирландию, и, если бы при полном знании вы сумели сравнить две страны и могли взвесить на точных весах злополучные последствия русского варварства и английской цивилизации, вы, может быть, нашли бы скорее необычным, нежели преувеличенным утверждение одного человека, одинаково чуждого обеим странам, но основательно их изучившего и заявлявшего с полным убеждением, что «в Соединенном Королевстве существует по меньшей мере миллион человек, много бы выигравших, когда бы их сослали в Сибирь»…

Неожиданно

Чаадаев:
"Народы мечутся тогда возбужденно, без видимой причины, но не без пользы для грядущих поколений. Через такой период прошли все общества. Ему обязаны они самыми яркими своими воспоминаниями, героическим элементом своей истории, своей поэзией, всеми наиболее сильными и плодотворными своими идеями; это – необходимая основа всякого общества....Этот увлекательный фазис в истории народов есть их юность, эпоха, в которую их способности развиваются всего сильнее и память о которой составляет радость и поучение их зрелого возраста".
Жихарев, М.И. "Докладная записка потомству о Петре Яковлевиче Чаадаеве":
"Область всемирной гражданской политической истории положительно не заключала в себе ничего для него сокровенного. В этом отношении его наука была столь обширна и взгляд до того верен, что во время публичных лекций Грановского, он, при какой-нибудь важной эпохе, возбуждавшей общее любопытство, безошибочно предсказывал, на какие факты знаменитый профессор станет особенно указывать и какую мысль проводить".

Чаадаев:
"...Этого периода бурной деятельности, кипучей игры духовных сил народных, у нас не было совсем. Эпоха нашей социальной жизни, соответствующая этому возрасту, была заполнена тусклым и мрачным существованием, лишенным силы и энергии, которое ничто не оживляло, кроме злодеяний, ничто не смягчало, кроме рабства. Ни пленительных воспоминаний, ни грациозных образов в памяти народа, ни мощных поучений в его предании. Окиньте взглядом все прожитые нами века, все занимаемое нами пространство, – вы не найдете ни одного привлекательного воспоминания, ни одного почтенного памятника, который властно говорил бы вам о прошлом, который воссоздавал бы его пред вами живо и картинно".
Жихарев, М.И. "Докладная записка потомству о Петре Яковлевиче Чаадаеве":
"Всего менее удовлетворительно он знал русскую историю, хотя в ней был довольно сведущ; факт, по-моему, весьма значительный".

Неожиданно-2

Печерин "Замогильные записки":
"...Суровость русской судьбы... Но и мать моя сама была жертвою... Однажды она взяла меня за руку, повела в уголок и поставила на колени подле себя перед образом Святого Николая и со слезами сказала: "О, Святой Николай! Ты видишь, как несправедливо с нами поступают!" Между тем, в ближней комнате шла вечеринка. Песенники пели с бубнами и тарелками модную в то время песню:
"Посреди войны кровавой
Истреблю тебя, любовь!
Разорву твой плен суровый
И свободен буду вновь!"
Но царицею этого праздника была не мать моя, а другая... Эта другая - была жена нашего полковника, хитрая и красивая полька, с которою отец имел почти открытую связь... Тут я бросаю перо и невольно задумываюсь.
Вот где узел моей жизни! Вот таинство судьбы! Вот греческая трагедия! Вот Орест, отомщающий за обиду не отца, а матери! Думала ли маменька, какое впечатление слова ее оставят во мне? Эта обида, нанесенная женщине и матери, глубоко запала мне в душу. Какое-то темное бессознательное чувство мести овладело мною и преследовало меня повсюду. Как иначе объяснить эту тоску по загранице, это беспрестанное желание отделаться от родительского дома, искать счастия где-нибудь в другом месте? Мне было 12 лет в 1819 году, в Дорогобуже. - Я решил бежать во Францию. Какой-то офицер был женат на француженке, и они собрались ехать за границу. В день их отъезда я вышел за ворота и поджидал их. Как только они подъедут, - думал я, - я брошусь к их экипажу и плачевным голосом скажу: "Je suis un pauvre petit enfant - je veux aller en France - prenez-moi avec vous!" {Я бедный мальчик, я хочу отправиться во Францию, возьмите меня с собой! (фр.).}Но никакой экипаж не проезжал, а далее ворот идти храбрости не стало."
-----
("Как сладостно отчизну ненавидеть!" Нелишне будет заметить, что отец и мать у Печерина были поляками).

Алексей Николаевич Толстой

Суд

"Как лежу я, молодец, под Сарынь-горою,
А ногами резвыми у Усы-реки...
Придавили груди мне крышкой гробовою,
Заковали рученьки в медные замки.
Каждой темной полночью
проползают змеи,
Припадают к векам мне и сосут до дня...
А и землю-матушку я просить не смею —
Отогнать змеенышей и принять меня.
Лишь тогда, как исстари, от Москвы
Престольной
До степного Яика грянет мой Ясак —
Поднимусь я, старчище, вольный иль невольный
И пойду по водам я — матерой казак.
Две змеи заклятые к векам присосутся,
И за мной потянутся черной полосой...
По горам, над реками города займутся
И година лютая будет мне сестрой.
Пронесутся знаменья красными столпами;
По земле протянется огневая вервь;
И придут Ал аписы с песьими главами;
И в полях младенчики поползут, как червь.
Задымятся кровию все леса и реки;
На проклятых торжищах сотворится блуд...
Мне тогда змееныши приподнимут веки...
И узнают Разина. И настанет суд".

Конотопская битва

Следующий за Хмельницким гетман, Выговский, переметнулся к полякам и, в рамках русско-польской войны, разбил вместе с татарами русско-казацкое войско под Конотопом. Это так.
Но - тем самым он проявил свой союз с Польшей и это вызвало такое возмущение в народе, что через несколько месяцев Выговский был вынужден сложить с себя гетманство (через пять лет его казнили поляки).
Аналогия с победой антирусской на Майдане и последствиями в виде народного взрыва.

История и современность

Михаил Грушевский "Иллюстрированная история Украины" Общая характеристика "казацкого" периода, под гетманами:
"Украинское общество обнаружило большой организаторский талант и такт. Оно жило чрезвычайно интенсивно и быстро росло в своем политическом самосознании. Если бы оно было предоставлено самому себе и могло спокойно поработать над своим общественным и политическим устройством, над своей конституцией, — оно наверное сумело бы упрочить новый строй и сорганизовать его более последовательно и определенно, сумело бы сгладить разные противоречия и приспособить для новых нужд государственной жизни старые отношения и порядки. Но именно этого-то оно и не имело — возможности спокойно и свободно потрудиться над выработкой и укреплением новых отношений. Все время Украина жила на военном положении, со всех сторон подстерегали ее другие государства, жадно ловившие малейшее внутреннее раздвоение или смуту на Украине"

Типичный гетман "казацкой" Украины в описании Грушевского:
"Московскому царю он заявлял, что хотел бы иметь его царем и самодержцем, соответственно тому, что диктовали ему московские послы - как следует ставить это предложение. И одновременно отдавался под власть султана, и был принят им, как вассал - есть султанская грамота 1650 г., в которой султан извещал Хмельницкого об этом и посылал ему кафтан, знак своего покровительства и верховенства. Имел отношение Хмельницкий и с трансильванским князем, приглашая стать королем Украины, а позже отдался под охрану шведского короля и в то же время заключал условия с польским королем, признавая его своим верховным повелителем".

-------
Зачем таких "подстерегать" злым соседям? Если "хитрые хохлы" всех на свете в свои дела сами затаскивают?