August 13th, 2014

Стиль

«Ведь российский президент терпеливее всех, вы заметили? До поры до времени, конечно. Можно у Саакашвили спросить, как оно бывает, когда наглеешь. Хотя сам процесс, конечно, был приятным. Оскорбил — молчание. Еще и еще раз — тишина в ответ. Военных выслал публично, под телекамеры, вроде как опозорил на весь мир и даже унизил, — Путин как воды в рот набрал.
А потом улучил момент и точным хуком решил проблему раз и навсегда. После сокрушительного нокаута Грузия тише воды, ниже травы. Грудь колесом вернулась в свое естественное положение — вогнулась внутрь».


С киевским переворотом так же было (до Крыма), с западными санкциями (до ответных). Это новшество чисто путинское, ранее в истории России такого не было. Не знаю с чем это связать, точно не с дзюдо.

Русское европейское государство

Крах, причем кровавый прoекта Ukraina показал среди прочего невозможность европейской России. Они делали все как должно до последней запятой по европейски, теперь разделились и воюют как Европа тысячу лет воевала. То же было и с Киевской Русью.
Украина - це Европа в русском исполнении, прикладная широпаевщина.
Забудьте вы про вышиванки! Посмотрите, не отводите глаз, на русское европейское государство.

И все таки дзюдо?

По наводке pannopm

"...По просьбе корреспондента Ъ Валерии Мироновой высказывания Владимира Путина прокомментировал чемпион мира 1991 года по дзюдо в категории свыше 95 кг Сергей Косоротов:
— Первый принцип дзюдо — никогда не волноваться и не суетиться. Волнение на фоне стресса в большинстве случаев приводит к непредсказуемым последствиям. А вообще, дзюдо в переводе с японского означает "мягкий путь".
Все его действия как политика целиком отвечают принципам дзюдо: жесткость неизменно встречается им мягкостью, он идет на компромиссы и выходит благодаря этому из сложнейших положений. Путин быстр в любой ситуации. Но он не отвечает на жесткость еще большей жесткостью, он как бы заставляет соперника бороться не на том поле, где тот уютно себя чувствует. Это неподготовленного человека выбивает из колеи. Ведь большинство привыкло бороться, что называется, кость в кость — кто кого. А Путин, обратите внимание, выступает пока без повреждений, без явно пропущенных ударов: по нему просто никто не попадает. И каждый раз он оказывается именно в том месте, где он чувствует свои преимущества".
Отсюда

Интервью Бородая

"— Вы гражданин России, мне интересно, как вы общаетесь, находите общий язык с жителями региона, гражданами Украины?
— А почему я должен находить общий язык?
— Я имею в виду, что вы лидер ДНР, гражданин России…
— Да мы все русские люди! Какой мне с ними еще находить общий язык? Если в свое время внутренние административные границы Советского Союза, и без того начерченные очень странно, стали вдруг государственными, то чем житель Донецка принципиально отличается от жителя Ростова? Объясняю вам: ничем, они из одной большой страны. И вот вы поймите принципиальную вещь. Меня часто называют сепаратистом, но я не сепаратист, я против сепаратизма вообще!
— Кто тогда сепаратисты?
— Киевская хунта — сепаратисты. Потому что есть гигантский русский мир, который формировался тысячелетия. Это общая цивилизация — она и русская, и белорусская, и малороссийская. Сотни лет у нас было общее государство, которое было выковано и потом, и кровью.
— Хорошо. Но где границы этого государства?
— А они известны. Где русский язык звучит, где русская культура в ходу, где русская кровь проливалась…
…Это они (в Киеве. — П. К.) взяли часть русского мира, отгребли ее под себя и устроили там междусобойный бордель, где правят десятка полтора олигархов, которые никакого отношения даже к самой Украине не имеют. А мы боремся за глобальную русскую идею. И центр ее находится по-прежнему в городе Москве, и для нас она — столица и Донецка, и Луганска, и Ростова, и Петербурга, и других мест, где говорят по-русски, где живут русские люди. Все очень просто".
Отсюда

Это Изборский клуб и Александр Дугин, это идеология XXI века, не только наша. Посмотрите как Европа своих собирает, а на Ближнем Востоке посмотрите на проект Халифата. Это тренд мировой, цивилизационный раздел мира а не кто-то сошел с ума.

Старое время, вменяемые люди

Бывший сотрудник ЦРУ Джон Стоквелл:
«На самом деле в ходе большинства рутинных операций оперативные сотрудники больше опасались американского посла и его сотрудников, сдерживающих действия штаба, и еще любопытных, сплетничающих местных жителей, которые могли стать угрозой для операций. Последними из всех было КГБ, за мои 12 лет службы я никогда не видел или не слышал о ситуации, в которую бы КГБ вмешивался или затруднял какую либо операцию ЦРУ. Если у оперативного сотрудника ЦРУ вдруг темной ночью на пустынной дороге спустится шина, он без смущения примет предложение подвезти его от сотрудника КГБ, и, вероятно, эти двое еще заедут в какой-нибудь бар, чтобы вместе выпить. Фактически работники ЦРУ и КГБ частенько приглашали друг друга в гости домой. В архивах ЦРУ полно упоминаний о таких отношениях почти на каждом Африканском участке»

О "давлении" на Россию

"Близкий советник Горбачева — Александр Яковлев на вопрос, заставили ли Советский Союз более высокие военные расходы правительства Рейгана в совокупности с его риторикой об «империи зла» занять более сговорчивую позицию, ответил:
«Это не играло никакой роли. Никакой. Я могу сказать Вам это с полнейшей ответственностью. Горбачев и я были готовы к изменениям в нашей политике независимо оттого, был ли американским президентом Рейган, или Кеннеди, или кто-то еще более либеральный. Было ясно, что наши военные расходы огромны, и мы должны были их сократить»


Напомню - шесть лет мы не обращали внимание на Рейгана, и лишь потом Горбачев начал неудачные реформы, вне всякой связи с их "давлением". Просто наделал глупостей комбайнер.

На взгляд еврейского интеллигента

"Да, я люблю Россию Пушкина, Толстого, Чехова, Ахматовой, Сахарова. И люблю Россию того мужика, который догнал меня и, вместо того, чтобы затеять драку, вдруг протянул мне руку. Люблю гениальную выразительность так называемой ненормативной русской речи, когда одним нецензурным глаголом, лишь слегка изменив в нем ударение, можно сказать, чем у нас снискивает себе пропитание простой народ (пИздит), и чем, в отличие от работяг, занимается интеллигенция (пиздИт). Многое люблю я в этой моей России - всего не перечислишь". Бенедикт Сарнов
А вот русский бы такое не написал, Пушкина в одной строке с матерком.

Макаревич в Славянске

"Я говорю о нас, сынах Синая,
О нас, чей взгляд иным теплом согрет.
Пусть русский люд ведёт тропа иная,
До их славянских дел нам дела нет".

Д.Маркиш
Ничего личного. Мне вот тоже пох, что сефарды в Израиле ашкенази прессуют (или наоборот?).

Конвой

Гуманитарный конвой - это попытка нащупать островок вменяемости в украинском бреде. Конвой - это средство объективного контроля, когда слова и слово западнее Донца ничего не стоят.

Вера

Из биографии Лескова, написанной его сыном:
«У этого “Прокофия”, в “отдельном кабинете”, после “усердной рюмки”, иногда, по образу средневековых мистерий, “соборне” свершалось “Голгофское действо”. Пилата изображал по-римски бритый, круглоликий актер И.Ф.Горбунов, а Христа, которого по ходу действия потом он же, уже в новой роли выполнителя приговора, пригвождал к стене или двери в соседний кабинет, – бледный, “со брадой” и приятными чертами усталого доброго лица С.В.Максимов. Остальные олицетворяли Варраву, толпу, требовавшую распятия Сергея Васильевича, с поникшей головой стоявшего перед судилищем со связанными салфеткою руками, воинов и т. д. в соответствии с последовательным развертыванием действа. Изнемогавшему “на кресте” Максимову подносили “оцет”, то есть уксус из судка, прободали ему грудь копьем, точнее – тонкою тростью Лескова с мертвым черепом – memento mori – вместо рукоятки, и т. д. По изречении им “свершилось” и уронении главы на грудь происходило “снятие с креста”, “повитие” тела, “яко плащаницею”, совлеченною с одного из столов скатертью и “положение во гроб”, на оттоманку. Тут на Лескова выпадало исполнение роли Иосифа Аримафейского, и под его регентством хор исполнял песнопение “Благообразный Иосиф с древа снемь пречистое тело Твое…” У “гроба” ставилась “стража”, при вскоре же наступавшем “воскресении” повергавшаяся во прах! Оправившись от сценических напряжений, все удовлетворенно возвращались к “беседному вину” и к прерванной трапезе. Уживалось ли всё это с деизмом и даже истовым церковным правоверием некоторых исполнителей? -Как нельзя лучше. Противоречило ли общественным преданиям и обычаям? — Нимало!.