July 4th, 2014

Валерий Перелешин

ПУТЬ

Когда взойду к заоблачной вершине,
Светило дня опять увижу с гор:
Мне запретил Рабиндранат Тагор
Прервать подъем на первой половине.

В мирских делах звучит упрек пустыни,
В оседлости – кочевничий укор,
В усталости – грядущий приговор,
В телесности – попрание святыни.

Там, наверху, ни братьев, ни врагов,
Ни женских рук, ни хрупких очагов,
А сколько раз я жаловался Богу

На жизнь мою в бессолнечной стране,
На плен земной: за душу-недотрогу
Винил Его. А ночь была во мне.

Ярослав Смеляков

Петр и Алексей

Петр, Петр, свершились сроки.
Небо зимнее в полумгле.
Неподвижно бледнеют щеки,
и рука лежит на столе -

та, что миловала и карала,
управляла Россией всей,
плечи женские обнимала
и осаживала коней.

День - в чертогах, а год - в дорогах,
по-мужицкому широка,
в поцелуях, в слезах, в ожогах
императорская рука.

Слова вымолвить не умея,
ужасаясь судьбе своей,
скорбно вытянувшись, пред нею
замер слабостный Алексей.

Знает он, молодой наследник,
но не может поднять свой взгляд:
этот день для него последний -
не помилуют, не простят.

Он не слушает и не видит,
сжав безвольно свой узкий рот.
До отчаянья ненавидит
все, чем ныне страна живет.

Не зазубренными мечами,
не под ядрами батарей -
утоляет себя свечами,
любит благовест и елей.

Тайным мыслям подвержен слишком,
тих и косен до дурноты.
"На кого ты пошел, мальчишка,
с кем тягаться задумал ты?

Не начетчики и кликуши,
подвывающие в ночи,-
молодые нужны мне души,
бомбардиры и трубачи.

Это все-таки в нем до муки,
через чресла моей жены,
и усмешка моя, и руки
неумело повторены.

Но, до боли души тоскуя,
отправляя тебя в тюрьму,
по-отцовски не поцелую,
на прощанье не обниму.

Рот твой слабый и лоб твой белый
надо будет скорей забыть.
Ох, нелегкое это дело -
самодержцем российским быть!.."

Солнце утренним светит светом,
чистый снег серебрит окно.
Молча сделано дело это,
все заранее решено...

Зимним вечером возвращаясь
по дымящимся мостовым,
уважительно я склоняюсь
перед памятником твоим.

Молча скачет державный гений
по земле - из конца в конец.
Тусклый венчик его мучений,
императорский твой венец.
1945-1949

Прекрасно написано

"ИЗ ЦИКЛА "ВО ВСЕЙ КРАСЕ"
Давно я зарекся читать женские гендерные колонки. Однако ж, сегодня что-то вся лента переполнилась очередным опусом глубоко омерзительной мне нынешней лидер-колумнистки свободобабского движения - на десятой ссылке не выдержал, оскоромился-таки.
Чудный текст. Очень симптоматичный. Одноногий и однорукий калека рассказывает двуногим и двуруким людям , что они ущербны: вдвое больше денег тратят на обувь и перчатки, вдвое больше времени - на завязывание шнурков, вдвое больше усилий на мытье совершенно лишних частей тела, и есть им больше приходится, чтобы питать лишние ткани, - явное нездоровье.
Не эгоистичные, истеричные, глупые, эмоционально тупые, развращенные бабы коптят небо между нами с единственной от них пользой - иной раз перепихнуться кому-нибудь небрезгливому по пьянке, - нет. Это полноценные, психически здоровые люди, способные любить и имеющие потребность в близости, объявляются больными специальной болезнью - аутофобией.
Цирк с конями. Только несмешной и опасный.
Казалось бы, чего тут огород городить. Ну, бывает, что человек неуспешный и неполноценный в рамках некоторой модели находит выход в том, чтобы вывернуть модель наизнанку и самоутвердиться от противного. В случае колумнистки это явно так, и хрен бы с ней.
Беда в том, что этот частный случай - часть очень большого процесса, движения пресловутых "окон Овертона": потребительское общество медленно, но верно убивает не традицию даже, а человеческое в человеке.
Это ведь очень просто. Нужно последовательно, уверенно и безнаказанно на протяжении длительного времени называть черное белым, норму отклонением, а отклонение - нормой, подростковую безмозглость - ответственной и мудрой взрослостью, безнравственность - моралью, и наоборот.
Вот чеснаблародное слово, нет у нас худшего зла, чем эти доморощенные идеологи расчеловечивания".
Отсюда:
https://www.facebook.com/vsevolod.orlov.5/posts/809875019044330
Про эту колонку:
http://www.snob.ru/profile/9723/blog/78057

Имена олигархов на карте Украйны

Содрали старые "партийно-политические" обои и на голой стене обнаружили стаю тараканов-олигархов.
Закулисье.
Никакими красивостями не прикрытые и нет времени на эти красивости. Что делать? назвались -
Спасители отечества.

Павел Шубин

Полмига

Нет, не до седин, не до славы
Я век свой хотел бы продлить,
Мне б только до той вон канавы
Полмига, полшага прожить;

Прижаться к земле и в лазури
Июльского ясного дня
Увидеть оскал амбразуры
И острые вспышки огня.

Мне б только вот эту гранату,
Злорадно поставив на взвод,
Всадить её, врезать, как надо,
В четырежды проклятый дзот,

Чтоб стало в нём пусто и тихо,
Чтоб пылью осел он в траву!
...Прожить бы мне эти полмига,
А там я сто лет проживу!

3 августа 1943, юго-восточнее Мги

Сумрачный украинский гений

"Сравнение текущего украинского национализма с немецким нацизмом, мне кажется некорректным. Во-первых тогдашние немцы не называли, скажем, Бенеша хуйлом или пидарасом. Они чик и откусили кусочек Чехословакии, а спустя несколько месяцев доели и остальное. Бека, главу МИД Польши, тоже долбоебом не обзывали, а просто хрум и нет Польши. А потом едва СССР не сожрали.

Никто не скакал, но многие самоотверженно трудились и воевали. Нацизм вообще не просто некая идеология, это доведенные до крайних форм качества немецкого народа. Взбесившись, немцы начали стремиться к тотальному порядку, не только внутри страны, но и в окружающем мире. Они создали невиданную армию, написали и осуществили выдающиеся планы, продумали создание из Европы и России фабрики по ублажению немцев на полсотни лет вперед. План "Барбаросса" не авантюра, это программа с огромным запасом прочности. Рассчитанный на разгром 150 дивизий, он едва не увенчался успехом даже когда их оказалось 300.

Бешенство немцев, также привело к рывку науки и техники. Немцы были одержимы своим огромным историческим планом. Но будучи больны психически, они переоценили свои силы. И все же это была эпическая болезнь.

Ничего подобного, украинский национализм не демонстрирует. В нашем случае, он проявляет качества характерные для того народа, который взбесился. Поэтому мы видим, как лютующий офисный планктон, призывает послать кого-то убивать и доставить им развлечение, психопаты нардепы произносят кровавые речи и делают все, чтобы урвать денег и голосов, генералы ведут войну, чтобы обворовывать солдат, а главари-олигархи без лишних эмоций пытаются приспособить бизнесс к новым условиям, сметая десятки жизней махом.

И все это не имеет ни цели, ни плана, причем носит черты магического сознания, свойственного первобытным. Ношение оберегов, вывешивание магической символики, пение заклинаний, привычные явления в этой среде. Немецкие нацисты шли к Великому Рейху, украинские, это просто какое-то нарастающее скатывание в хаос. Антисистема, как сказал бы Гумилев, если не ошибаюсь".
Отсюда

Воспитание по Тарасу

Тарас Щевченко "Гайдамаки"

"Стiни розвалили, -
Розвалили, об камiння
Ксьондзiв розбивали,
А школярiв у криницi
Живих поховали.
До самої ночi ляхiв мордували;
Душi не осталось. А Гонта кричить:
"Де ви, людоїди? де ви поховались?
З'їли моїх дiток, - тяжко менi жить!
Тяжко менi плакать! нi з ким говорить!
Сини мої любi, мої чорнобровi!
Де ви поховались? Кровi менi, кровi!
Шляхетської кровi, бо хочеться пить,
Хочеться дивитись, як вона чорнiє,
Хочеться напитись...

...Всi полягли, всi покотом;
Нi душi живої
Шляхетської й жидiвської.
А пожар удвоє
Розгорiвся, розпалався
До самої хмари.
А Галайда, знай, гукає:
"Кари ляхам, кари!"
Мов скажений, мертвих рiже,
Мертвих вiша, палить.
"Дайте ляха, дайте жида!
Мало менi, мало!
Дайте ляха, дайте кровi
Наточить з поганих!
Кровi море... мало моря...
Оксано! Оксано!"