April 5th, 2014

Опрометчивость с памятниками

Видно не тот прах рагули потревожили на лвiвщине
броды

Кутузов как раз в Крыму воевал в Русско-турецкую войну 1768–1774 годов, и именно в Крыму, под Алуштой получил свою знаменитую рану.
Главнокомандующий 2-й Крымской армии армией князь В.М. Долгоруков (будущий Долгоруков-Крымский), в представлении на награждение Кутузова его первым боевым орденом писал:
"Несравненно большую похвалу заслужил он мужеством своим и храбростью оказанного особливо за время атаки войск турецких, сделавших в последнюю кампанию десант на Крымские берега при Алуште, он был отряжен для завладения неприятельским ретраншементом, к которому вел свой батальон с такою неустрашимостью, что ни превосходная сила защищающихся, ни жесточайшее их сопротивление его не остановили, и многочисленный неприятель, тщетно противившийся сему устремлению, принужден, бросая свои укрепления, спасаться бегством; в самое же то время, как делано было последнее усилие к преодолению турков , он , Голенищев-Кутузов , получил весьма опасную рану».

Думаю и памятники Ленину, создателю Украины, они зря потревожили.


(Кстати, вот, что писала Екатерина Великая Потемкину в мае 1788 года, во время следующей русско-турецкой войны, когда вновь возникла угроза Крыму и князь Таврический хотел его оставить чтобы лучше защитить позиции под Херсоном):
"...На оставление Крыма, воля твоя, согласиться не могу. Об нем идет война, и, естьли сие гнездо оставить, тогда и Севастополь и все труды и заведения пропадут и паки возстановятся набеги татарские на внутренние провинции, и Кавказский корпус от тебя отрезан будет, и мы в завоевании Тавриды паки упражнены будем, и не будем знать, куда девать военные суда, кои ни во Днепре, ни в Азовском море не будут иметь убежища. Ради Бога, не пущайся на сии мысли, коих мне понять трудно и мне кажутся неудобны, понеже лишают нас многих приобретенных миром и войною выгоды и пользы. Когда кто сидит на коне, тогда сойдет ли с оного, чтоб держаться за хвост").