March 26th, 2014

Руководство к действию

"Руководство ЕАК предложило осуществить «создание еврейской советской республики в одной из областей, где это по политическим соображениям возможно». Такая область была предложена в виде территории Крыма, «которая в наибольшей степени соответствует требованиям как в отношении вместительности, так и вследствие успешного опыта развития там еврейских национальных районов»....24 февраля 1944 г. письмо Еврейского комитета было переправлено из секретариата СНК СССР секретарям ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкову, А.С. Щербакову и председателю Госплана СССР Н.А. Вознесенскому с поручением рассмотреть этот вопрос. В результате предложение руководителей ЕАК поддержано советским руководством не было. На их письме Сталин поставил резолюцию: «За Крым пролито слишком много русской крови, чтобы его кому-либо отдавать» (подчеркнуто Сталиным).
Ф. Синицын "Национальный вопрос в Великой Отечественной войне"

Вспомнить мюнхенскую речь

Из мюнхенской речи Путина, февраль 2007 года. Три главных момента:

"Что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? О них даже никто не помнит. Но я позволю себе напомнить в этой аудитории, что было сказано. Хотел бы привести цитату из выступления Генерального секретаря НАТО господина Вернера в Брюсселе 17 мая 1990 года. Он тогда сказал: «Сам факт, что мы готовы не размещать войска НАТО за пределами территории ФРГ дает Советскому Союзу твердые гарантии безопасности». Где эти гарантии?

...До 26 процентов добычи нефти в России – вот вдумайтесь в эту цифру, пожалуйста, – до 26 процентов добычи нефти в России приходится на иностранный капитал. Попробуйте, попробуйте привести мне пример подобного широкого присутствия российского бизнеса в ключевых отраслях экономики западных государств. Нет таких примеров! Таких примеров нет.

...Россия – страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня".

С независимых позиций Путин предложили стратегический альянс: энергоносители в обмен на европейские технологии, симбиоз и сотрудничество. Помню вал холодного презрения в ответ (министр иностранных дел Чехии Шварценберг: «Мы должны поблагодарить президента Путина, который ...ясно и убедительно доказал, почему НАТО должно расширяться»). Или холодное молчание, его смысл: "Ваш керосин вы и так привезете, презрительно купим, но дружбы и технологий от белых людей не ждите". Должно же было нам сделать стратегические выводы. И обернуться к Востоку. Тогда все было упущено, и не нами.

(no subject)

Чисто римское: "Я русский, притом украинец", "Я русский, притом чеченец". А кто есть сам русский? - кто им останется и в худую годину.

"Это — их проблема"

Бжезинский, Скоукрофт: "Америка и мир. Беседы о будущем американской внешней политики"
2008, через четыре года после вторжения в Ирак:

"БЖЕЗИНСКИЙ: Курдистаном управляют курды. Центральные регионы все в большей мере управляются племенами. И «Аль-Каида» попадает в жесткую изоляцию, потому что племена ее не признают, воюют с ней. А юг теперь — бастион шиитских ополчений. Мы...
СКОУКРОФТ: Да, но они воюют друг с другом.
БЖЕЗИНСКИЙ: Прекрасно, это их проблема.
ИГНАТИУС: Брент, в конце концов, это действительно так. Это — их проблема".
-----
Теперь добро пожаловать на Украину...

Отеческое

Обязанности градоначальнические, как уже сказано, заключаются в употреблении мер кротости, без пренебрежения, однако, мерами строгости. В чем выражаются меры кротости? Меры сии преимущественно выражаются в приветствиях и пожеланиях. Обыватели, а в особенности подлый народ, великие до сего охотники; но при этом необходимо, чтобы градоначальник был в мундире и имел открытую физиономию и благосклонный взгляд. Нелишнее также, чтобы на лице играла улыбка. Мне неоднократно случалось в сем триумфальном виде выходить к обывательским толпам, и когда я звучным и приятным голосом восклицал: "Здорово, ребята!" - то, ручаюсь честью, немного нашлось бы таких, кои не согласились бы, по первому моему приветливому знаку, броситься в воду и утопиться, лишь бы снискать благосклонное мое одобрение. Конечно, я никогда сего не требовал, но, признаюсь, такая на всех лицах видная готовность всегда меня радовала. Таковы суть меры кротости. Что же касается до мер строгости, то они всякому, даже не бывшему в кадетских корпусах, довольно известны. Стало быть, распространяться об них не стану, а прямо приступлю к описанию способов применения тех и других мероприятий. Прежде всего замечу, что градоначальник никогда не должен действовать иначе, как чрез посредство мероприятий. Всякое его действие не есть действие, а есть мероприятие. Приветливый вид, благосклонный взгляд суть такие же меры внутренней политики, как и экзекуция. Обыватель всегда в чем-нибудь виноват и потому всегда же надлежит на порочную его волю воздействовать. В сем-то смысле первою мерою воздействия и должна быть мера кротости. Ибо, ежели градоначальник, выйдя из своей квартиры, прямо начнет палить, то он достигнет лишь того, что перепалит всех обывателей и, как древний Марий, останется на развалинах один с письмоводителем. Таким образом, употребив первоначально меру кротости, градоначальник должен прилежно смотреть, оказала ли она надлежащий плод, и когда убедится, что оказала, то может уйти домой; когда же увидит, что плода нет, то обязан, нимало не медля, приступить к мерам последующим. Первым действием в сем смысле должен быть суровый вид, от коего обыватели мгновенно пали бы на колени. При сем: речь должна быть отрывистая, взор обещающий дальнейшие распоряжения, походка неровная, как бы судорожная. Но если и затем толпа будет продолжать упорствовать, то надлежит: набежав с размаху, вырвать из оной одного или двух человек, под наименованием зачинщиков, и, отступя от бунтовщиков на некоторое расстояние, немедля распорядиться. Если же и сего недостаточно, то надлежит: отделив из толпы десятых и признав их состоящими на правах зачинщиков, распорядиться подобно как с первыми. По большей части, сих мероприятий (особенно если они употреблены благовременно и быстро) бывает достаточно; однако может случиться и так, что толпа, как бы окоченев в своей грубости и закоренелости, коснеет в ожесточении. Тогда надлежит палить. Итак, вот какое существует разнообразие в мероприятиях, и какая потребна мудрость в уловлении всех оттенков их.

Все держалось на "1968-ом"

Поиграть с цифрами. Для запада 1968 год был как для нас 1917, и сейчас у них маразм как у нас был к семидесятилетию, Брюссель - коллективный Черненко. "1968 год"- это была очень сильная энергетика, которая закончилась и все держится на бюрократах (внедряют голубизну, расстреливают жирафов - имитация "процессов").

Гениальная импровизация

Гениальная импровизация
"...Что же Россия? Как говаривал капитан Лебядкин в «Бесах», «увы, мы пигмеи сравнительно с полетом мысли Северо-Американских Штатов». У нас нет цели смещать и наказывать режимы и лидеров. И это, кстати, не все понимают. По логике Запада – а нафига тогда все затевать? У нас было никакого плана захвата Крыма, а была вынужденная, хотя и гениальная импровизация. Которая превратила триумф Запада с аншлюсом Украины и красивым вышвыриванием нашего флота из Севастополя в дорогущую обузу в виде голодной, расколотой и обескрымленнной Украины. Есть подозрение, что актуальный кроваво-фекальный шедевр Германа «Трудно быть богом» - это такой намек на предстоящую миссию Запада в Свободной Украине.

...А самый показательный облом случился в общей картинке происходящего. Ведь что предполагалось? Бессильная злоба Кремля, радостные издевки из Киева и успокаивающие похлопывания по плечу из евростолиц: «права русских? Непременно, все обеспечим, как в Прибалтике. Флот НАТО в Севастополе? Абсолютно не против России – вот вам Торжественная Клятва, даже в письменном виде, если хотите. Как говорил украинский херой по имени Папандопуло: бери, я еще нарисую».

На деле все вышло с точностью до наоборот: бессильная злоба Киева, Вашингтона и Брюсселя, и гипер-троллинг из России, в который включились уже не только Путин с Чуркиным, но даже олигархи и Кадыров. И все это на глазах у реального мирового сообщества, а не его западного медиа-симулякра.
Понятно, что этого нам не простят больше любого Крыма. Трудно быть богом, вершащим судьбы народов, но еще труднее – быть осмеянным богом. А коли не простят – шепотом подсказываю «национал-предателям»: ждите денег. Теперь Россией займутся плотно, и вся надежа на вас. Просили не расходиться. Остальным – приготовиться".