February 19th, 2014

Не умножать сущности

Яценюк, не моргнув глазом объясняет вчерашний штурм Рады - "У НАС УКРАЛИ НАШУ КОНСТИТУЦИЮ". Как три месяца назад подобное же: "У нас украли наш европейский выбор". И я впервые подумал - а может и Янукович не Чикатилло от коррупции и воровства? Может вообще не стоит следить за базаром украинских "политиков"?

А только такое видеть и слышать -
У власти есть не более 5-10 часов, пока захваченное во Львове оружие доедет до Киева

Или уже доехало? -
Упс. А вот тут поверьте на слово - только что вдоль баррикады прошел боевик с АКС-74. Кстати, здесь еще хорошо горит и бандиты даже не прячутся, явно не опасаясь обстрела.

Мова

Вчера впервые посмотрел трансляцию с Майдана. Странное впечатление произвела украинская озлобленная речь. Мы ведь все привыкли к напевной, мягкой, не злой. А тут словно русского от злобы корежит и он переходит на косноязычие. Или какие орки воют. Страшно слышать. Возможно чувствуют, что украинский для ненависти не приспособлен и поэтому так много поют (за 20 минут песен пять исполнили). То ли дело немецкий.

Анализ ситуации от батьки Махно

Нестор Махно "Воспоминания"
"Пассажиров было очень много. Поезда наполнялись в мгновение ока через двери и через окна вагонов. На крышах вагонов было также полно. Я поджидал случая, что мне удастся попасть в вагон через дверь, и остался на месте посадки до самой ночи. Правда, были вагоны железнодорожных служащих, в которых место было, но немецкие власти запрещали им брать к себе пассажиров. Кроме того, железнодорожные служащие гетманского царства поделались такими «украинцами», что на вопросы, обращенные к ним на русском языке, совсем не отвечали.

Я, например, хотел от них узнать, идет ли этот эшелон и далее, из Белгорода. Мне пришлось подходить к целому ряду вагонов, но ни один из железнодорожников на мой вопрос ни слова не ответил. И только позже, когда я, истомленный, проходил обратно рядом с этими вагонами, один из них подозвал меня и предупредил, чтобы я ни к кому не обращался со словами «товарищ», а говорил бы «шановний добродiю», в противном случае я ни от кого и ничего не добьюсь.

Я поразился этому требованию, но делать было нечего. И я, не владея своим родным украинским языком, принужденно должен был уродовать его так в своих обращениях к окружавшим меня, что становилось стыдно...

Над этим явлением я несколько задумался; и, скажу правду, оно вызвало во мне какую-то болезненную злость, и вот почему.

Я поставил себе вопрос: от имени кого требуется от меня такая ломота языка, когда я его не знаю? Я понимал, что это требование исходит не от украинского трудового народа. Оно — требование тех фиктивных «украинцев», которые народились из-под грубого сапога немецко-австро-венгерского юнкерства и старались подделаться под модный тон. Я был убежден, что для таких украинцев нужен был только украинский язык, а не полнота свободы Украины, и населяющего ее трудового народа. Несмотря на то что они внешне становились в позу друзей независимости Украины, внутренне они цепко хватались, вместе со своим гетманом Скоропадским, за Вильгельма немецкого и Карла австро-венгерского, за их политику против революции."

Открытие последних месяцев

Все чаще ловлю себя на мысли, что выражение «старший брат» применительно к роли русского народа в Евразии-СССР было не эвфемизмом для замены «всех задавили» а очень точной метафорой. С любопытством открываю это, глядя на постсоветскую историю «младших братьев». Отнюдь не по прихоти царей и генсеков все так происходило – и мы были уникальным человеческим материалом.

Трудности Януковича

Теперь понятно, почему Янукович «предал Восток» и заигрывал с западенцами. Потому что на краю вот такого вулкана он все время сидел. Не забывайте еще про Меркель и поляков под боком.
Альтернатива его «двуличности» – только возглавить поход против москалей. Кстати, не удивлюсь если он его и возглавит, от такой то жизни…

Телетрансляция Майдана

Виктор Пелевин. S.n.u.f.f.

"...Даже не надо посылать к ним эмиссаров. Довольно, чтобы какая-нибудь глобальная метафора — а у нас все метафоры глобальные — намекнула гордой оркской деревне, что, если в ней проснется свободолюбие, люди придут на помощь. Тогда свободолюбие гарантировано проснется в этой деревне просто в видах наживы. Причем мы не потратим на это ни единого маниту — хотя могли бы напечатать для них сколько угодно. Мы просто будем с интересом следить за процессом.

Первую половину жизни глобальные урки борются друг с другом за право уехать из Уркаины в Лондон, а вторую половину — сидят в Лондоне и смотрят телевидение Уркаины.

Собравшееся на площади войско завопило старинный клич:— Урки рулят! Урки рулят! Моржуа и Сандуны!"

(no subject)