January 17th, 2014

Эпоха

У Галковского, из всей его опупеи, клянусь, помню только одну фразу: "Я за 36 лет не встречал ни одного образованного русского, именно ОБРАЗОВАННОГО, с нормальным высшем образованием и без мата и водки, который сказал бы о евреях хоть что-то положительное".
Единственная у него «розановская» фраза - именно из-за этой ремарки «без водки» - непередаваем смысл, но передана целая эпоха спивающихся на уютных диссидентских кухоньках. Которым противопоставлены тоже русские, но непьющие и молчаливые.

Розанов

"Но не воображайте, что в Запорожской Сечи Гоголь написал бы "Мертвые души". Ничего вовсе он не написал бы там, а был бы войсковым писарем, сказочником-бандуристом, и вообще чем-нибудь этнографическим, а не литературным. Дух Гоголя родила Россия, она ему дала темы, она ему дала одушевление, она ему дала все горькое и сладкое, все муки, и всю заботу. Разве не страница истории русского общества вся "Переписка с друзьями"? И "будущий латыш-поэт" вовсе будет не поэтом, а хорошим огородником или плохим работником: тогда как, войдя в Россию, он возвеличит латышский гений на русском языке. Вот что возможно, и желайте возможного. А не тянитесь к невозможному и к небывающему. Оторвавшись от России, от университетов и литературы ее, от связи со всем ее прошлым, инородцы просто полетят в дикость, как яблоня, высаженная из сада в лес. Никакой у них "цивилизации" не будет, ибо это вообще не так легко. Даже Америка, чем бы она была без связи с английским языком и английскою литературою? А инородцы будут именно "американцами" без "английского языка". И эта "латышская цивилизация" будет только сумбур, отвратительный для человечества. Этого просто "не надо", и оттого, что это просто "дурно". "Дурного" вообще "не надо". А ряд инородцев и их центробежные стремления обещают просто ряд "дурного" в смысле ничтожного, смешного, бессильного, призрачного. Просто нереального. Суть в том, что в инородцах, всех порознь и вместе, мало реального существа мира, и от этого они и втянуты в чужое большое тяготение. Не солнце велико и сильно, а планеты малы и бессильны".

Финская война

Чудовищной занозой первый этап финской войны до орудий главного калибра прямой наводкой по ДОТам. Ведь фактически наступали «живыми волнами» и были позорно беспомощны. 100 тысяч положили, не зря Твардовский свое стихотворение написал – такое.
Устроили Верден, Сомму, Галлиополи в снегах… Конечно Гитлер взбодрился, он то уже танковыми клиньями воевал и Люфтваффе а тут «1914 год».
И не увидел людей «1914 года», которые могут идти толпой на пулеметы и гибнуть – что если они пересядут на танки, и этих танков будет много? Ведь даже вторая часть финской войны ему это показала – не увидел.
Отсюда ужас немцев перед нашей техникой – не от нее, а от соединения ее с ТАКИМИ людьми. Но было уже поздно, проглядели свое будущее немцы.

Стихотворение Твардовского

"Из записной потертой книжки
Две строчки о бойце-парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз прижал,
Далеко шапка отлетела.
Казалось, мальчик не лежал,
А все еще бегом бежал
Да лед за полу придержал...

Среди большой войны жестокой,
С чего - ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу,
Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу".

1943

«Элфи»

Посмотрел знаменитый британский фильм «Элфи» 1966 года с Майклом Кейном и удивился, насколько простые работяги и простая жизнь Англии той поры напоминали советскую, какое, оказывается, одинаковое насилие совершили Тэтчер и Гайдар. Такая же «совковая» (нормальная) жизнь был и у них и ее тоже «преодолели» реформаторы, вручив каждому по Айфону взамен. Они, англичане, оказывается, такие же жертвы, их даже жальче, потому им сообщили, что они победили, а мы, хе-хе, проиграли, и хотя бы поэтому не согласимся с дивным новым миром.