January 9th, 2014

9 января

Пелевин «Иван Кублаханов»
"...Хоть Иван Кублаханов и был всего лишь зыбкой рябью сознания, но когда эта рябь возникала, она страстно хотела жить, искренне верила, что она есть на самом деле, и даже считала сознание, по поверхности которого она проходила, одним из своих атрибутов.
...И вот однажды эта призма прекратила свое существование. Сон про Ивана Кублаханова перестал сниться – он подошел к своему естественному концу, за которым началось нечто новое, такое же странное и захватывающее, как первые мгновения после рождения. Переход был очень похож на роды – опять пришлось перемещаться по какому-то тоннелю, опять снаружи пришла безымянная помощь, опять были яркие вспышки света, и опять невыносимая мука сменилась сначала покоем, а потом – радостью пробуждения. Начался новый сон, героем которого был уже кто-то другой, и память об Иване Кублаханове стала постепенно исчезать, сменяясь восприятиями совершенно иной природы.
И все же тот, кому когда-то снился Иван Кублаханов, испытывал странную жалость к этому никогда на самом деле не существовавшему комку надежды и страха, верившему, что он будет жить вечно, но не понимавшему, что это значит. Ведь больше всего Иван Кублаханов боялся именно исчезновения, а оно и было главным условием вечности".

ЖЖ окончательно

Вот появился прогрессивный аббат (дьяк) и совсем стал салон Шерер. Какой во всем этом смысл, если до карикатурности это все "салон"? Неровно дышашие к европейской цивилизации со своими утонченными постами, вымученные речи, гешефты по ходу пьесы и никакой связи с простым народом и земными событиями. Даже почти надоело камнями в это швыряться.

Базис

Александр Кожев «Москва, август 1957»
«...так называемая советская культура является крайне упрощенной репликой французской цивилизации, остановившейся в своем развитии где-то в 1890 году и приспособленной к уровню двенадцатилетнего ребенка.

Русские имеют также некоторое туманное представление об английской цивилизации (вроде Диккенса), а также некоторое недоверие к «романтическим» новшествам, привнесенным во французскую культуру немцами (включая Гегеля и Маркса). Русская элита, которая до Первой мировой войны частично освоила эволюцию французской культуры за период 1890–1912 гг. (символизм, танго, кубизм и т. п.), была ликвидирована по ходу революционных потрясений и исчезла, не оставив заметных следов.

...с точки зрения поведения советские люди находятся на крайнем Западе европейской цивилизации. Иначе говоря, чтобы найти эквивалент СССР, нужно достичь примерно Оклахомы в США, пропустив всю остальную Америку (Нью- Йорк со всеми следами Гринвич Виллэдж). Правда, такое перемещение сразу позволяет уяснить радикальное (вероятно, неустранимое) различие между СССР и США. Как и обитатель Оклахомы, советский человек пребывает в неведении относительно почти всего происходящего за пределами его провинции. Но если оклахомец глубочайшим образом убежден, что Париж и Лондон (и все в них происходящее) далеко отстали от любого американского городка, русский с тоской и печалью признает, что даже Тараскон является идеалом для Ленинграда и Москвы».

------
И вот на этой-то основе развилось наше «шестидесятничество» - Лев Давидович в пыльном шлеме, но без бронепоезда – о котором они так воздыхают.

"МГУ" и "чтение"

книги

Никаким чтением самых замысловатых книг нельзя заменить «хорошего образования». Иголка (чтение) без нити («МГУ») ничего не сошьет - Холмогоров не по праву изображает приват-доцента.
А лучше бы ушел в шоу бизнес (НТВ, политика), интуитивно он это делает, но до конца со старой блажью не расстался.

(Необъяснимо, ведь "бессмысленно". Разве что Розанов откроет, почему так - "...Но вот прошло 25 лет с тех пор, и университет – не литографированные лекции, а именно университет – стоит весь и целый передо мною. … Всю мою жизнь, все эти 25 лет я, собственно, питался, внутренне и молча, не говоря и даже почти не благодаря, именно университетом, а не какими-нибудь читаемыми тогда или потом книгами, лекциями и проч.; питался им как живым безотчетным обаянием, как громадной коллективной личностью… Между тем тогда, в пору самого учения, это не сознавалось, и я так же небрежно, как и все прочие посещал лекции».

Ирония судьбы

Горький "О Чехове":
"Гроб писателя, так - "нежно любимого" Москвою, был привезен в каком-то зеленом вагоне с надписью крупными буквами на дверях его: "Для устриц". Часть небольшой толпы, собравшейся на вокзал встретить писателя, пошла за гробом привезенного из Манчжурии генерала Келлера и очень удивилась тому, что Чехова хоронят с оркестром военной музыки. Когда ошибка выяснилась, некоторые веселые люди начали ухмыляться и хихикать. За гробом Чехова шагало человек сто, не более; очень памятны два адвоката, оба в новых ботинках и пестрых галстуках - женихи. Идя сзади них, я слышал, что один, В. А. Маклаков, говорит об уме собак, другой, незнакомый, расхваливал удобства своей дачи и красоту пейзажа в окрестностях ее. А какая-то дама в лиловом платье, идя под кружевным зонтиком, убеждала старика в роговых очках: "Ах, он был удивительно милый и так остроумен..."
Старик недоверчиво покашливал. День был жаркий, пыльный. Впереди процессии величественно ехал толстый околоточный на толстой белой лошади. Все это и еще многое было жестоко пошло и несовместимо с памятью о крупном и тонком художнике".

----
После «Их штербе», и вагона с устрицами, было и такое еще.

Типичная чекисткая провокация

Андрей Кураев вспоминает:
Первый звонок в мою дверь прозвучал через два дни после того, как я подал документы в семинарию. На пороге стоял человек и протягивал красную корочку: «Я капитан такой-то». И началось многолетнее ломание, которое (мы потом с друзьями сверили) обычно шло по вполне определенной схеме. Разговор, как правило, начинался с лести. «Вы такой талантливый человек. У вас и в миру есть все возможности. Куда вы идете? Я вот вам расскажу, этой весной был в семинарии жуткий случай: представляете, один преподаватель, монах-архимандрит, не буду называть его имени, пригласил к себе в келью семинариста якобы именины отпраздно-вать, споил коньяком и изнасиловал». Слава Богу, что я до поступления уже год проработал в семинарии вахтером, поэтому знал, что все это вранье. А на другого этот рассказ вполне мог произвести впечатление. Даже на встречах со своими "подопытными» КГБ занимался распространением клеветы на церковь и церковных людей.

Тактика и стратегия

Нам никогда не догнать их по передовитости, но мы можем на целый круг отстать архаикой – и ПУСТЬ ОНИ ДОГОНЯЮТ.
Ебля в жопу и негры в городе не ускоряет научно-технический прогресс, поэтому стратегически мы ничем не рискуем.

Почему Березовский повесился

"...Среднегодовая температура российской столицы – +3,8оС. Расположенный гораздо севернее Рейкьявик прогревается Гольфстримом до +5оС. В Хельсинки – в среднем +6,8оС, в то время как в находящемся на той же широте Якутске температура составляет ¬-10,2оС. Лондон с Гольфстримом – +11оС, Воронеж на той же широте – +5оС. Берлин – +10оС, а одноширотный Новосибирск – -0,2оС.

Сейчас картина океанических течений выглядит так – холодное и более плотное Лабрадорское течение «подныривает» под теплое и более легкое течение Гольфстрим, не мешая ему обогревать Европу. Затем Лабрадорское течение «выныривает» у берегов Испании под названием холодного Канарского течения, пересекает Атлантику, достигает Карибского моря, нагревается и уже под названием Гольфстрим беспрепятственно устремляется обратно к Северу. Не «парниковый эффект», не «озоновые дыры», не техногенная деятельность человечества, а именно плотность вод Лабрадорского – ключевой фактор благополучия мира. В настоящее время плотность вод Лабрадорского течения лишь на одну десятую процента выше плотности вод Гольфстрима.

Всего 0,1%, а в результате – пальмы в Лондоне, пляжи Лазурного берега, незамерзающие фьорды Норвегии и круглогодичная навигация в Баренцевом море.
Как только Лабрадорское течение сравняется по плотности с Гольфстримом, оно поднимется на поверхность океана и перекроет движение Гольфстрима на север. Великая взаимосвязанная «восьмерка» океанических течений превратится в два круговых течения, характерных для ледникового периода. Гольфстрим направится к Испании и начнет циркулировать по малому кругу, холодное Лабрадорское течение прорвется в Европу, которая тут же начнет замерзать.

Данные о прежних похолоданиях, полученные при бурении льда в Гренландии, показывают – это произойдет практически мгновенно даже по меркам человеческой жизни. От трех до десяти лет на весь процесс – и Гольфстрим будет «отключен». Температура воздуха в Европе через несколько коротких лет станет сибирской. Жить в Европе, Канаде и США станет невыносимо. Сегодня в Лондоне пальмы, а уже завтра Британия будет утопать в снегу, морозы достигнут -40оС, и даже северные олени откажутся там жить".
Отсюда