December 12th, 2013

Последний раз о ВУкраине

За два дня я кажется больше понял в хохлах чем за двадцать два года их незалежности. Откуда и укропитеки взялись, и как от них динозавры произошли и все остальное, и Махно откуда и Петлюра и Бандера. Пусть хохлы отпустят русских и сливаются в экстазе с галичанами под надзором ляхов, теперь вижу, что это судьба и не надо их удерживать, ведь желание стать "румынами" это не меньшая метафизика, чем нежелание ими становиться.
Вот, один из штихов - Николай Трубецкой:
«Не подлежит сомнению, что между обеими редакциями (западной и восточной) русской культуры существовали довольно глубокие различия, порождавшие притяжения, так и отталкивания.
Для украинцев государственность большого стиля была чем-то чужим и внешним, ибо она ассоциировалась для них с государством польским, от которого им приходилось обороняться; развиваясь в постоянном отмежевании от давления государств, они, естественно, были склонны к известному государственному минимализму, граничащему с анархией.
Напротив, великорусы выросли и развивались в государственном строительстве, в сознании колоссальных возможностей и миссии государственного объединения, государственность большого стиля была для них своим национальным делом, национальной миссией, и потому естественным для них являлся известный этатизм, государственный максимализм, по необходимости связанный с некоторой жестокостью государственной власти.
Это резкое различие между обеими редакциями русской культуры по вопросу об отношении к государственности порождало некоторое отталкивание: москвичам украинцы казались анархистами, украинцам же москвичи могли казаться мрачно-жестокими».

(no subject)

Дарвин противопоставил человека обезьяне а Достоевский – подобию, человеку без Бога. Это дурная шутка сводить «происхождение» к физиологии, труду и искусству. Щелчок, «день Х» состоял совсем в другом.

Про непреодолимую потребность

сталин
Гизо:
"...причина, не подлежащая точной оценке, но тем не менее действительная, — это появление великих людей. Никто не может сказать, почему в известную эпоху является великий человек, и насколько он участвует в развитии мира, — это тайна провидения; но самый факт тем не менее существует. Есть люди, которых поражает и возмущает вид анархии или застоя в обществе, которые восстают всей душою против законности этого факта и чувствуют в себе непреодолимую потребность изменить его, внести в окружающий их мир некоторый порядок, нечто общее, правильное, прочное. Сила этих людей страшна, опасна, она часто обращается в тиранию, влечет за собою тысячи не-
справедливостей и заблуждений, потому что ее сопровождают человеческие слабости; но при всем том она велика и спасительна, потому что она приводит человеческий род в сильное движение, заставляет его сделать большой шаг вперед".

Желание стать румыном

http://top-lap.livejournal.com/829351.html
"Все пЕйсатели о европейских благах, которые возможно получат хохлы, чередуют свои посты, с постами про то, как заебали гастарбайтеры из Средней Азии и Кавказа. Они не понимают, что для тех же немцев, мы, хохлы, белорусы, даже сербы, давно живущие среди европейцев, являемся такими же вонючими и низшими существами, как для нас являются те же таджики. А с тотальным развалом образования, например, в нашей стране, мы реально для них обычные, тупые, не знающие языка гастарбайтеры. Кстати, это слово немецкое. Вот такое вот совпадение. Я рассказывал вам об отношении немцев к мигрантам из России, из первых уст, не от иммигранта, которому понятное дело в глаза никто ничего не скажет, а фактически от человека живущего там всю свою жизнь. Мы для них – быдло, с деньгами, без, просто быдло. Для них любой работяга немец, в разы выше по статусу, нежели крутой россиянский бизнесмен с бабками. Российские ученые для них – товар, рабочий материал, некий ноут со знаниями, но более того.

Поверьте, тут нет ксенофобии, кого то неприятия наших, не в этом дело. Просто на генетическом уровне они считают себя по статусу и национальности выше нас, и с этим ничего не поделаешь. Так же мы считаем себя по статусу выше, чем те же таджики или узбеки. Это жизнь, это Мир, в конце концов, и тут вопрос в другом, или ты являешься туалетной бумагой для Европы и за это тебе дают место в светлом европейском сортире на неком бумагодержатели или ты сохраняешь какую то самобытность, свободу, самоопределение, ну тут кому что нужно. Например та же Порльша всегда хотела быть именно этой бумагой, потому что сами поляки ничего никогда решать не хотели. Так же поступили Литва, Латвия, Эстония и они счастливы, реально счастливы. И, кстати, я во многом их поддерживаю. Люди реально определились. Расписались в том, что они туалетная бумага для европейцев, это по крайней мере честно. А чего хотим мы и хохлы, тут хер проссышь. И независимыми хотим быть, свободными и в то же время хотим в Европе дворы мести. Как всегда славяне пытаются усидеть на двух стульях, что априори приводит к неминуемому падению.

В случае с Украиной это будет раскол страны, вот увидите. Потому что, то что выгодно Западной Украине и Центральной, пиздец как не выгодно Восточной. Со вступлением в Европу, все предприятия на Востоке тупо сдохнут, то же автомобилестроение просто исчезнет как вид, и народ, живущий на Востоке это понимает. А Россия, а что Россия, нам надо сейчас смотреть на хохлов, потому что их сценарий абсолютно может быть применим и к нам. Та же Москва, Питер, Псков и небольшая Европейская часть ратует за Европу, а всей остальной России это на хуй не нужно".

Страсть

Свящ. П.А. Флоренский. Из письма В.В. Розанову от 11 марта 1914 г.
"Около Посада есть замечательный скит — Гефсиманский. Круглый год сюда не пускают женщин, и жизнь тут достаточно строгая, если брать общую массу, а не отдельные исключения. Но вот 16–17 августа, в празднования воскресения и вознесения Божией Матери (тут совершается редкий чин отпевания Божией Матери и празднование воскресения, похожий на богослужения Страстной седмицы и Пасхи) в скит пускают женщин. Если день проходит еще сравнительно спокойно, то зато ночью начинается подлинное радение и подлинная оргия. На каждом шагу объятия (и далее), всюду исступление. И это открыто. В скитском саду опасно оставаться женщине без нескольких провожатых; слыхал я, что бывают даже случаи насилия. Впрочем, в этой приподнятой и возбужденной атмосфере нет, вообще говоря, нужды в насилии. А бабы считают чуть не за благодать такие объятия, и, зная все, лезут в скит и чуть не плачут, если почему-либо придется пропустить «в этот год». — Кругом скита горят всюду костры; — где спят, где беседуют, где чайничают. Начальство знает обо всем, но не только не мешает, но и открыто поддерживает радение. И когда некоторые монахи ревнители порядка, пытались было жаловаться Митрополиту, и требовали недопущения женщин в Скит и в эти оргиастические дни и мотивировали свою просьбу указанными выше фактами, то они сами же подверглись выговору и замечанию, что «так было положено при основании скита — нельзя де менять порядки», хотя о происходящих оргиях знают решительно все, и благоразумные люди в эту ночь, совпадающую по времени с Великими Дионисиями Афин, — сидят дома и избегают с вечера показываться в районе Скита.
Между тем именно у монахов этих, оргиастических, но не строго-православного, трезвенного закала, можно подметить гнушение браком, гадливость к браку, брезгливое отношение к женщине. Правда, послушники, а иные тоже монахи, и помимо 16-го августа имеют сношения с женщинами, и даже просто с случайными бабами. Однако этого они избегают и стараются (или так выходит естественно) падать с монахинями. Мне «жаловались» послушники: «Вот искушение... Только выйдешь за ворота в лес (Скит в лесу), — тут уж вертится какая-нибудь монашка; и потащит с собою, а там и лег с нею». Послушники искренно ругают монашек, что впрочем не мешает им падать с «сестрицами». А монашки, как мухи около меда, вертятся именно около Скита с особою жадностью. Например, около Лавры и в Лавре нет ничего подобного. Тут все солидно и без поэзии. У иеромонахов и проч. есть одна-две-три «законных» сожительницы. Им строятся дома, выдается жалование; всякому известно «чья» та или другая особа. Одним словом, этот институт «мамошек» (испорченное «мамашки», т.е. «мамаши», супруги «отцов») признан общественным мнением Посада и почти узаконен Лаврою. В Лавре можно слышать даже о монахах от монахов одобрительные отзывы такого рода: «Он человек скромный — живет с одной» и т.п. А с другой стороны, и для девушки или женщины быть супругою монаха считается долею завидною и, пожалуй, почетною. Вот, например, как-то кухарка Каптеревых , почтенная и отличная женщина, вздумала «выдавать» свою дочь за одного из иеромонахов. Жена Каптерева стала ее останавливать: «Что ты делаешь? Ведь стыдно!». Но кухарка обиделась: «Что Вы, барыня! Ведь он (т.е. будущий «молодой») не кто-нибудь, он ведь иеромонах», т.е., значит, лицо почтенное и с положением. Монашкам тут делать, понятно, нечего, да и скучно возиться с этими солидными и пузатыми отцами семейства, дети которых открывают какие-нибудь лавки или вешают себе на дома вывески с фамилиями вроде «Монахов». Правда, в этих монахах есть и монашеское сознание: они упорно смотрят на свое положение как на какую-то незначащую случайность, как на «просто так» и высказываются о своем превосходстве над мирянами — даже прямо считают себя спасшимися тем самым, что они «безбрачные». Есть у них и презрение к женщине; но это презрение — в значительной мере — мужицкое презрение, а не монашеское, а отчасти — выражение «дурной совести», ибо все же, как ни говори, а чувствуется, что что-то «не так». В Скиту же совсем другое дело. Живут там строго, действительно не по-мирски"
.
(Розанов В.В. Собр. соч. Т. 29. Литературные изгнанники. Кн. 2. М. — СПб., 2010)

Бюрократия

Технически именно наличие бюрократии позволило освободить крестьян, в этом ее историческая роль и заслуга. Потом она проиграла две войны, но выиграла последнюю (как Англия последнее сражение). Потом снова неудача и снова возрождение.
Чиновник, бюрократия, «они» - историческое явление, они нам менее свойственны чем, к примеру, немцам или французам (но больше чем американцам), и оно пройдет, как прошло дворянство, не надо видеть в нем квинтэссенцию русской истории.

(no subject)

Ю.Поляков «Демгородок»:
«С Украиной получилось потрудней. Дело чуть не дошло до войны! Даже объявили частичную мобилизацию… Но тут оказалось, что министр обороны России – украинец, а министр обороны Украины – русский; российская армия на 21% состоит из украинцев, а украинская на 38% из русских. … В довершение всего украинский президент имел неприятное объяснение со своей женой-кацапкой, а Иван Петрович бурно посоветовался со своей супругой-хохлушкой.
И вот когда два братских народа были готовы сцепиться в братоубийственном кровопролитии, раздались спокойные и взвешенные слова Избавителя Отечества. Ради сохранения славянского единства он предложил переименовать Московскую область в Залескую Украину, а Украину впредь считать Русью, как это и было при Рюриковичах. Более того, он предложил считать русский язык диалектом украинского, а Москву старшей дочерью матери городов русских – Киева. Николай Шорохов, привезший эти судьбоносные инициативы в украинский парламент, застал там полное смятение умов. Парламент заседал без перерыва восемнадцать часов, после чего выдал зачинщиков и постановил снова считать памятник гетману Мазепе памятником гетману Хмельницкому»

Почему мы не делаем лавки?

Немка, после 22 лет в России, о нас:
...Какой контраст с немецкой строительной культурой, со всеми этими дверными ручками, петлями, плинтусами и распорками, создание и доведение до ума которых осуществляются с прямо-таки трогательным пафосом функциональности! ...Как часто я думала об этом разглядывая тщательно отполированные, но грубо отесанные и криво положенные плиты московского мрамора — зрелище, от которого у меня почти наворачивались слезы на глаза.

Или вот, грузин-философ Мамардашвили:
"…благоустроенные квартиры, забитые вещами, высококачественной импортной аппаратурой... Эта атмосфера отражает самоуважение грузин, которое отсутствует, как я уже говорил, у русских. Обстановка, среда отражают мое отношение к самому себе, мое самоуважение. На стол я стелю скатерть, а не газету. Русские готовы есть селедку на клочке газеты. Нормальный, не выродившийся грузин на это не способен.."

Или еще один немец, офицер Кюнер, увидев русских крестьян в войну, в их среде обитания недоумевает, - почему они не мастерят возле своих изб лавок, а сидят вечерами на ступеньках крыльца – «У них было достаточно времени в течении нескольких столетий, чтобы построить лавочки, они ведь хорошие плотники, и леса много вокруг. Однако они этого не сделали. Почему?!»

У меня брат построил трехэтажный дом, а в нем трехметровую печь своими руками – и, действительно, сидит на крыльце (кстати, недоделанном) - почему он не строит лавку?
Почему мы не делаем лавки? Боязнь завершенности? Страх пошлости? Исконное, бродяжное? Это так понятно, почему мы не делаем лавки, что невозможно сформулировать окончательную причину.

Наследники

"Неандертальцы хоронили умерших, посыпая их цветами и охрой, плели веревки и привязывали каменные наконечники копий и ножей к деревянным рукояткам, умели ловить рыбу, возможно, даже делали примитивные рисунки и украшения. Денисовцы и вовсе обладали невероятными для той эпохи (50 тыс. лет назад) умениями, судя по находкам в Денисовой пещере: делали ожерелья из зубов животных, иглы из костей птиц, подвески из ракушек, сложные составные украшения с применением технологий, которыми Homo sapience овладели лишь через десятки тысяч лет. Когда племена Homo sapience дошли до Восточной Азии, они встретили денисовцев. С тех пор до 7% денисовских генов есть у папуасов, коренных австралийцев и многих других народов, живущих сейчас в Китае и других частях Восточной Азии. Конец этой истории печален для всех, кроме Homo sapience: альтернативные версии человечества вымерли, и, скорее всего, в этом им очень помогли наши предки. Но как и почему были уничтожены эти люди с развитой культурой, прекрасно приспособленные к своей среде обитания, успешно заселявшие мир сотни тысяч лет, — загадка".

Замечательная книга Голдинга ("Повелитель мух") - "Наследники" как раз об этом. И есть фильм "Последний неандерталец", несколько сцен из него видел - единственно возможная версия "как и почему были уничтожены эти люди" в нем тоже.