December 5th, 2013

Утреннее

«…Построенный западным человеком за предыдущие столетия величественный договорный социокультурный дом рухнет. Его падение сметет договорную демократию, договорной капитализм в купе с частной собственностью и договорное общество свободных людей.
…Сила станет правом. В результате разразятся войны, революции, мятежи… Человек пойдет на человека, класс – на класс, нация – на нацию, вера – на веру, раса – на расу.
…Перестанут существовать неотъемлемые права, Декларации прав или тоже отменят, или начнут использовать как красивые ширмы для неприкрытого насилия.
На смену великому христианству придет множество самых отвратительных небылиц, состряпанных из фрагментов науки, обрывков философии, настоянных на примитивной мешанине магических верований и невежественных суеверий.
…Мышление заменится «поиском информации»; вместо мудрецов будут шустрые Алексы; вместо подлинных критериев – фальшивки; вместо великих лидеров – мошенники.
…Покой в душе и счастье станут редкостью».

Питирим Сорокин «Социальная и культурная динамика» (1957 год).

Характеры

Мне нравиться нонконформизм, только не тогда, когда он во имя большого мейнстрима борются с малым. И не когда во имя малого мейнстрима борются с большим. И не эпатажные мужчины типа Уайльда, и не совести нации типа несть им числа. Скорее всего я понимаю под нонконформизмом уникальность, когда у человека нет толпы ни кругом ни сзади, и в этом отношении русская "дикость" в характерах или продукты русской "дикости" в искусстве меня радуют и привлекают.
Не знаю уж, как это назвать, но это единственный мой "национализм" (а не "плоть" или "величие" или "великие евреи").

В ожидании Штольца

ЕВРОМАЙДАН, или РЕАКЦИОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
"...Вероятно, у народа, как у отдельного человека, есть периоды духовного и соответственно трудового и боевого подъёма, когда «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», и периоды упадка духа, разложения и деморализации, когда хочется упасть мордой в грязь и не шевелиться. Куда уж нам, убогим? Нам бы как-нибудь…
Вот в такие моменты и происходят реакционные революции. Они переводят жизнь народа на более низкую орбиту. Промышленный, образованный, высокоразвитый, самостоятельный народ превращается в народ второсортный. Потому что народ, не имеющий собственной промышленности, обречён на то, чтобы быть батраком и бедняком в кругу народов. И – что интересно – в какой-то исторический момент народ этого может ЗАХОТЕТЬ. Сегодня на киевских баррикадах, сработанных из новогодней ёлки, революционеры сражаются за своё священное право – упасть мордой в грязь. Чтоб никто не смел тащить вверх и навязывать развитие. Руки прочь от самостийной Украины!

Народ заморочили сладкоголосые зазывалы из ЕС? Да, это есть. Но тут есть и другое. Есть какой-то духовный СПИД - полное отсутствие иммунитета от заграницы. В состоянии упадка духа народ, целый народ, поверил и верит в несообразное: что Запад – его друг. Что он хочет ему, слабому и бестолковому, бескорыстно помочь. То есть Запад не обобрать его желает, не воспользоваться, а напротив – развить и обогатить. То есть что ему, украинскому народу, бесплатно и бескорыстно невесть почему дадут некие блага – вроде как родители детям. Помогут встать на ноги, протянут дружескую руку.
Это не просто далеко от реальности – это противоположно реальности. В международных отношениях, как и в бизнесе, вообще нет понятия дружбы: там каждый за себя. А уж Западные страны – тем более. Но наши украинские братья – верят. В западных доброхотов, в дармовые пироги и пышки.

Мне кажется, в коллективном бессознательном и русского, и украинского народа живёт обломовская мечта о друге-немце, эдаком коллективном Штольце, который придёт и бескорыстно займётся ТВОИМИ делами. Будет разгребать и разруливать, может, денег ссудит без отдачи… А ты будешь сидеть и ждать, когда твои дела магическим образом наладятся. Бацилла этой болезни духа в скрытом виде всегда сидела в народном организме, но в моменты слабости и духовного упадка болезнь приобретает клиническую форму. И очень разрушительную. Как сегодня на Майдане.
....Сегодняшние события показывают, что народ, как и человек, может опуститься и деморализоваться, потерять веру в себя и утратить верный путь. И его желание может быть так же далеко от его истинного блага, как искреннее и свободное волеизъявление вполне крепкого парняги, встреченного мною недавно на рынке, пристроиться охранником на кладбище и больше никогда ничем не заморачиваться. Он этого хочет, но наши хотелки – далеко не всегда суть наше благо".

Эстрада и шансон

"В той степи глухой замерзал ямщик" - все признаки шансона, как и "На палубу вышел - сознания уж нет". А у эстрады, попсы - кафе-шантан в истоках, к нему, кстати, и вернулись, просто еще сохранился престиж советского качества.

Невпопад

Казус: надели лапсердаки и стали бороться с ордынством, апеллируя к седой Европе. А седая Европа поднялась против однополых браков. Весь фазис Европы в этой борьбе, ее история и нерв - с ордынством заодно, которое тоже видит в этом свой сущностный фазис ("Валдайская речь").
А ты стоишь, дурак дураком, в своем лапсердаке, фантазер, пропустивший со своим "ордынством" главный нерв наступающей эпохи.

Еще про "ценности"

В Греции гомосексуализм был только между взрослыми и мальчиками-юношами. Потом женились и производили потомство. Вне этой системы гомосексуализм был позором (как и в Риме, вспомните как доводили до отчаяния Цезаря слухи об его одной единственной гомо-связи).
Спорадические всплески беспорядочной педерастии были всегда, вспомните Содом, отдельные регионы в отдельные эпохи. Я к тому, что нет ни в античности оправдания ни в "необыкновенности", по совокупности фактов это скорее симптом издыхания (по совокупности а не сам по себе).

Жесткая ротация

"Он сказал им в ответ: грешник ли Он, не знаю; одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу".

По отношению к творцам (истинным), их личной жизни и личного сифилиса - да будет правилом, но только не абстрактно а очень конкретно - нужно именно "прозреть". Например Цветаевой не прощаю, а Тарковскому - да (читал на днях его "Мартиролог", очень бедно и с претензией - и вспомнил его неловкий "быт").

Уход из Газы

Уход Израиля из Газы в 2005 году, как кажется подкосил их первоначальный порыв государства. На следующий же год - проигранная вторая ливанская война, сейчас вот - Женева, неразбомбленный Иран и никаких терактов. Нет Хуссейна, Каддафи, Ахмениджата, зато альянс с саудитами (какая азиатчина после "Вашингтона"!).
Уход из Газы, говорят 90 млрд вложили в поселения а потом сами их уничтожили. Многое наложилось, но началось все с Газы, и неожиданно пошло по другому.

"Стэндфордский тюремный эксперимент"

"Стэндфордский тюремный эксперимент", как известно, об одном, а "Стокгольмский синдром" - о другом. Настолько человеку важна "идейность" и во что нас превращает "безыдейность", голый эксперимент, игра, роли.

Еще про Европу

Герцен пишет как 50 тыс. лондонцев собрались обсудить беззаконную высылку Гарибальди, живой символ свободы но послушно разошлись по приказу и под наблюдением тридцати полисменов. У немцев, возможно, и одного бы хватило.
Вот - а не "технологии" и "уровень жизни".

Третье поколение

У меня гостит семидесятипятилетний тесть и это тоже опыт (до этого никогда не жил со стариками) - когда не теоретически видишь близость небытия, болезни, немощи, падение интеллекта, страх смерти. Действительно, в семью должны входить три поколения, это не случайно устроено, - добавляет серьезности. Например, вспоминать "про Украину" в таком соседстве просто неловко и нелепо.

Польский брат на западе

Оригинал взят у ljfun в Вот это я понимаю — братский народ


Warszawa solidaryzuje się z Ukrainą. W ramach gestu solidarności z Ukrainą w środę, 4 grudnia, w godz. 17.00–24.00, gmach Pałacu Kultury i Nauki w Warszawie, zostanie podświetlony na kolory niebieski i żółty, barwy narodowe naszego wschodniego sąsiada.
-------------
Короче, поляки вывешивают украинские флаги у себя в городах, поддерживая братский народ в его вековой борьбе с Мордором.
В связи с этим немного фактов:
"...Новая переселенческая акция началась в мае 1946 г. и продолжалась до начала июля. Против украинского населения был брошен корпус польских карательных войск. Они проводили массовые облавы, вылавливали людей, жгли села и леса. Подпольный журнал «Самостійність» отмечал, что «Линию Керзона было видно издалека — ночью она полыхала пожарами, днем казалась широким кладбищем». В ходе этой акции украинское население полностью было выселено из районов Перемышля и Ярослава, незначительное количество украинцев осталось на Белзчине и Грубешевщине. С сентября 1945 г. по июль 1946 г. польскому правительству удалось насильственным путем выселить в УССР 260 тысяч человек, а за все время переселенческой акции, с ноября 1944 г. — 482661 человека.

Вопрос о принудительном выселении 150 тысяч украинцев, которые оставались на юго-востоке Польши, польские власти стали прорабатывать сразу после окончания переселенческой акции в 1946 г. На этот раз украинское население выселялось уже не в УССР, как это было раньше, а на запад, на бывшие немецкие земли, преимущественно в Ольштынское воеводство. Это обусловливалось планами польской национальной политики того времени, основной целью которой было стремление к полной ликвидации украинского вопроса в национальной и территориальной формах.

29 марта политбюро ЦК польской рабочей партии утвердило решение о выселении украинцев. ... 28 апреля началась операция «Висла». Оперативная группа в составе шести дивизий под командованием генерала Моссора, окружив украинские села, приступила к принудительному выселению украинцев в северные и западные воеводства Польши. Советские войска и пограничные части Чехословакии блокировали границы своих государств. На протяжении трех месяцев, по данным Генерального штаба польской армии, было выселено 140573 украинцев и членов смешанных польско-украинских семей, которые проживали на территории трех воеводств. В том числе из Краковского воеводства — 10510 человек, Ряшевского — 85339, Люблинского — 44726. Их расселили в 71 уезде 9 воеводств.

Украинцы погибали не только на поле боя, но и в польских лагерях и тюрьмах. На протяжении 1947 г. смертные приговоры были вынесены 372 украинцам. В том числе 173 — военным судом. Не делали исключения даже женщинам. Так, 25 мая 1947 г. расстреляли Розалию Минько, 9 июня — Прасковию Бабьяк, а 11 июня — Галину Горак. Около 4 тысяч украинцев содержались в лагере Явожно, в том числе 707 женщин и 27 священников. В последнее время стало известно, что военные суды в Варшаве, Кракове, Люблине, Ольшине, Ряшеве и Щецине на протяжении 1945–1950 гг. приговорили к смертной казни 570 украинцев".

Фиров П.Тю "История ОУН-УПА"
Взаимная резня до и во время войны - отдельный разговор.