September 11th, 2013

(no subject)

Идеал личности несопоставимо важнее государства, богаче, разнообразнее - но зачем же стулья ломать?

Здесь Русью пахнет

Москва потрясла всю страну наличием 600 тыс. человек, готовых голосовать за Навального. Как в 93-м Москва была потрясена Россией, отдавшей голоса Жирику.
Одно другого стоит.
Выходит мы не такие уж разные с тобой, Москва, а? Русские люди, хоть и говорили разное.

Обама

57785716

Обама: "Глядя на лошадиные морды и лица людей, на безбрежный живой поток, поднятый моей волей и мчащийся в никуда по багровой закатной степи, я часто думаю: где Я в этом потоке"

Адъ и Израиль

Оригинал взят у letopisetz в Ура)
Владимир Путин принял принципиальное решение пойти навстречу пожеланиям Ирана по двум ключевым вопросам — поставкам модифицированных зенитно-ракетных комплексов С-300 и строительству второго энергоблока АЭС в Бушере, пишет «Коммерсантъ».
Таким образом, Россия все же поставит Ирану пять дивизионов ЗРК С-300ВМ «Антей-2500» (модифицированный экспортный вариант системы С-300В). Ключевое условие сделки: Тегеран должен отозвать иск к «Рособоронэкспорту» на $4 млрд за срыв прежнего контракта.

(no subject)

Н. Бердяев, Миросозерцание Достоевского, 1921:

"Вопрос «все ли дозволено?» стоит и перед индивидуальным человеком, и перед целым обществом. И те же пути, которые влекут отдельного человека к преступлению, влекут целое общество к революции. Это аналогичный опыт, схожий момент в судьбе. Подобно тому, как человек, преступивший в своеволии своем границы дозволенного, теряет свою свободу, и народ, в своеволии своем преступивший границы дозволенного, теряет свою свободу. Свобода переходит в насилие и рабство. Безбожная свобода истребляет себя. Этот роковой процесс утери свободы в революции и перерождение ее в неслыханное рабство пророчески предсказан Достоевским, и он гениально раскрывает его во всех его извилинах. Он не любил «революцию», потому что она ведет к рабству человека, к отрицанию свободы духа. Это – основной у него мотив. Из любви к свободе восстал он идейно против «революции», изобличил ее первоосновы, которые должны вести к рабству. Также должна «революция» привести и к отрицанию равенства и братства людей, к неслыханным неравенствам. Достоевский вскрывает обманный характер «революции». Она никогда не достигает того, чем прельщает."

Турецкая война

Турецкая война 1878 года была навязана царю общественным мнением - кажется единственный случай в русской истории. Три несчастных штурма Плевны, вымерзание целых дивизий на Шипке, позорный Берлинский конгресс, почти сразу же предательство болгар, обнищание страны. И за всем за этим - газеты и славянофилы.
Ведь это тоже "урок", который не грех в школе изучать в разделе "Этапы развития гражданского общества в России"

В Украину, на Украине

Удивительная история с Украиной. Если бы там не было украинцев – то было бы стабильное европейское государство, всеобщий союзник. Если бы там не было русских, то пошли бы обиды ко всем соседям до драк.
Когда же как сейчас, вместе украинцы с русскими, то нечто необыкновенное: всеобщий союзник до драк.

Последний генсек

А вдруг потом, позже и Зюганов, как Горбачев, признается, что целью у него было - покончить с "человеконенавистнической" идеологией коммунизма?
В принципе, - никто не удивиться, по его делам.

Не то

Если Ройзмана съедят, то чудовище из сказок Навального, из триллера «Мэрия». Если не съедят, то чудовищем он станет сам.
Есть ли вообще выход? Разумеется – «опричник», «шериф» (если режет слух азиатчина), «ройзманы» - не решение.

(no subject)

Достоевский "Бесы":

— Люди из бумажки; от лакейства мысли всё это, — спокойно заметил Шатов, присев в углу на стуле и упершись обеими ладонями в колени.
— Ненависть тоже тут есть, — произнес он, помолчав с минуту, — они первые были бы страшно несчастливы, если бы Россия как-нибудь вдруг перестроилась, хотя бы даже на их лад, и как-нибудь вдруг стала безмерно богата и счастлива. Некого было бы им тогда ненавидеть, не на кого плевать, не над чем издеваться! Тут одна только животная, бесконечная ненависть к России, в организм въевшаяся... И никаких невидимых миру слез из-под видимого смеха тут нету! Никогда еще не было сказано на Руси более фальшивого слова, как про эти незримые слезы! — вскричал он почти с яростью.
— Ну уж это вы бог знает что! — засмеялся я.
— А вы — «умеренный либерал», — усмехнулся и Шатов. — Знаете, — подхватил он вдруг, — я, может, и сморозил про «лакейство мысли»; вы, верно, мне тотчас же скажете: «Это ты родился от лакея, а я не лакей».
— Вовсе я не хотел сказать... что вы!
— Да вы не извиняйтесь, я вас не боюсь. Тогда я только от лакея родился, а теперь и сам стал лакеем, таким же, как и вы. Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить.

Связь с этикой и капитализм

Экономику с этикой развели и табуировали связь и высмеяли ее: «Взять все и поделить!».
Сейчас может время вернуться хоть к веберовскому протестантизму, хоть к русской традиции, хоть к тысячам других толков (раз колоний больше не будет и капитализм мертв), но невозможно, - «власть идей»! проще погибнуть.

Если в среднем

В Англии свобода политическая, личная, творческая, а у нас – Дон, Сечь, Сибирь, среднестатистически не ниже, а эстетически даже и в пример.

Поэма

«Новая газета»
"Я стою близко от сцены и очень быстро понимаю, что вокруг меня, в первых рядах, стоят его самые активные активисты, его торсида. У всех в руках синие таблички со словом «Навальный». Они истово кричат его фамилию, разбивая ее по слогам — На-валь-ный! — задолго до того, как он выходит на сцену, кричат с мечтательными лицами и светящимися глазами адептов новой веры. Я чувствую себя пришельцем и чужаком в этих дружных влюбленных рядах, без подсказок знающих религиозный ритуал. «Вы что-то можете? — он кричит на грани срыва голоса, с интонацией Навального. — Да! — Тогда Навальный любит вас!» …Почти все они подражают своему лидеру в его единственном ораторском приеме. Дикий, нагнетающий крик они переняли у него, и даже интонация этого крика у них навальная. …Демонстрируя, девушки курят длинные тонкие сигаретки. Левых тут нет, анархистов нет, нациков нет, люмпенов нет, работяг нет, бедных тоже не видно, это не их компания. …Там, на прошлых митингах и маршах, было ощущение народа, вышедшего на улицу из своих сталинских домов, панельных девятиэтажек, унылых хрущоб, бараков и даже нор. Тут такого разнолюдья нет, тут публика аккуратная, единая, однообразная в разнообразии городской моды и московского стиля: мягкие курточки с капюшонами, толстовки с надписями, яркие пластиковые часы на запястьях и хорошо начищенные туфли. …Рядом с ней, уронив голову на грудь, усталым сном менеджера, вставшего в семь утра и проработавшего весь день на заказах или доставке, спит в ожидании начала митинга мужчина в строгом черном костюме и голубой рубашке. Чуть дальше узкоплечий парень в кожаной курточке, городское чучело, чудо-юдо митинга. На левом лацкане у него значок «Дело не в Навальном, дело в нас» … Двое приехали на велосипедах. Новый формат политики: сочетай фитнес с митингом! Один приехал на черном мопеде Honda и привез с собой пачку предвыборной газеты Навального. …Митинг разворачивается не как кривое, иногда абсурдное, иногда веселое, а иногда свирепое русское действо, а как хорошо отлаженная европейская пьеса, технологично залитая оптимизмом, рецепты которого выучены в Йельском университете. Безудержный оптимизм, оптимизм без конца и края, много слов о свободе, никаких конкретных проблем, ни слова о бедности и справедливости, ни слова об олигархах…. Оптимизм сгущается, наступает апофеоз: «Если они не хотят нового мэра, они получат нового президента!» — женский голос со сцены звучит с угрозой, и тут же, подхватывая порыв, разогревая восторг, следуют мантры новой городской религии, данные ее пророком. «Один за всех! — Да-а-а! — Один за всех! — Да-а-а! — Один за всех! — Да-а-а!» …Эта армия Навального — обитатели офисов, и сочинители бизнес-планов, и носители почетного титула MBA, и виртуозы бухгалтерии 1С, и студенты, мечтающие о собственном бизнесе в стиле фанк, и молодые люди, такие молодые, что их еще не успел обмануть ни один политик, и практики жизненного успеха, знающие, что значит слово «мерчендайзинг», и жители и творцы русского капитализма, желающие, наконец, обустроить его на удобный и комфортный европейский лад. …Навальный нагнетает речь и вместе с ней умело нагнетает экстаз своих сторонников. Он говорит о том, что «каждый третий избиратель Москвы отдал голос за нас». Говорит об этом дважды. А когда он заканчивает и на сцене начинается водоворот уходящих людей, его жена Юля подходит к нему, и они быстро целуются. … Тут, на митинге, где оптимизм взнуздывается и доводится до предела, за которым уже почти что отключенные мозги, все эти вопросы насущной жизни остаются за кадром, а звучат громко, с той властностью, с которой вождь и должен говорить со своими восторженными сторонниками, совсем другие слова: «Кто-нибудь может победить в России, кроме нас? — Не-е-ет! — Вы верите мне? — Да-а-а! — Верю я вам? — Да-а-а-а!»

Судьба Полиграфыча

Любопытно: часть дем.тусовки смотрит на Навального влюбленными глазами Швондера, но ведь и часть - как Преображенский в эпизоде с балалайкой и пляскою.
И вот, когда в кировском лесу Борменталь поведет себя грубо, на чьей стороне будет профессор?
Не знаю, не знаю... но на этом могут и сыграть.