August 13th, 2013

Искусство и жизнь

А ведь у Макара Девушкина «кризис среднего возраста» когда он «Шинель» прочитал и запил, и на улице пьяный валялся. И в «Дяде Ване» такой же всплеск эмоций. И «Полеты во сне и наяву», и «Красота по-американски»...
А вот в жизни я такой хуйни не видел.
Не выдумали ли сей «кризис» литераторы-кинематографисты, как много чего выдумано и прижилось и даже многие это «переживают»? (Маргарет Мид, говорят, что-то такое сочинила про подростковый кризис).

(no subject)

"...из постоянного страха в них, то есть страха смерти. Потому что нечто внутри говорит: «Господи, не дай мне умереть, ведь я еще не жил». Юнг.

Николай Павлович

Барон Модест Корф «Записки»:
«Вскоре по отъезде Мандта государь сильно простудился на маскараде в Большом театре, и эта простуда сопровождалась обыкновенными его болями в правой половине головы и частой рвотой. Со всем тем, во всю болезнь, продолжавшуюся дней пять, Карель, несмотря на жестокие страдания своего больного, никак не мог уговорить его лечь в постель. Лишенный возможности чем-либо заниматься, государь позволял себе ложиться только на диван, в шинели, всегда заменявшей ему халат, и в сапогах, которые, вдобавок, были еще – со шпорами!»

М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»
«Самый образ жизни Угрюм-Бурчеева был таков, что еще более усугублял ужас, наводимый его наружностию. Он спал на голой земле, и только в сильные морозы позволял себе укрыться на пожарном сеновале; вместо подушки клал под голову камень; вставал с зарею, надевал вицмундир и тотчас же бил в барабан. … Школ нет, и грамотности не полагается; наука числ преподается по пальцам. Нет ни прошедшего, ни будущего, а потому летосчисление упраздняется. Праздников два: один весною, немедленно после таянья снегов, называется «Праздником неуклонности» и служит приготовлением к предстоящим бедствиям; другой — осенью, называется «Праздником предержащих властей» и посвящается воспоминаниям о бедствиях, уже испытанных. От будней эти праздники отличаются только усиленным упражнением в маршировке».

"бессмертная партия"

По ссылке проигрывается «бессмертная партия», сам я один или два раза играл в шахматы, но все равно завораживает: слон, обе ладьи, ферзь жертвуются белыми и следует мат черному королю!

Политологическое

А есть ли у нас вообще нереволюционная оппозиция?
Кто-то ведь должен патетически восклицать, указывая на Навального и его друзей – «Не хотите нас?! Тогда получите вот ЭТИХ!!!»
Ведь так все устроено, верно? А у нас (кроме Жириновского) все выстроились в ряд и сами собой пугают. «Левее только сумасшедший дом».
Это так карикатурно задумывалось или случайно у Кремля вышло?

Наше счастье

Наше счастье, спасибо Ильичу, что у нас манчестерская школа воцарилась когда уже был советский жирок и инфраструктура, а победи они в 17-м?
Представьте (например), как бы выглядело решение крестьянского, земельного вопроса «по Гайдару» в первобытных условиях, на голой равнине, без заводов и паровозов, без всего советского (как выпало коммунистам), - по опыту их наглого либерального похахатывания в девяностые и сейчас.

Остров и континент

Сектанты-протестанты отвергли государство уже подточенное феодалами и оно окончательно стало над схваткой. Так возникает свобода на острове.
На Великой равнине все происходит несколько по-другому. Тут осознается необходимость и уже на этом континенте каждый чудит по-своему.

Еще про эту страну

Вот Набоков – клялся-божился в любви, всегда называл себя американским писателем, но при первой же возможности улизнул в Швейцарию и за два десятка лет лишь дважды ступил на благословенную землю с краткими деловыми визитами (а всю Европу объездил).
Циничный человек. Но и со вкусом. В отличие от простодушных правдорубов с Брайтон-Бич (взять того же Познера).

Ничто не ново под Луной

пьяный ельцин

Болотов Дневники 1761г.:
"Как редко стали уж мы заставать государя трезвым и в полном уме и разуме, а всего чаще уже до обеда несколько бутылок аглинского пива, до которого он был превеликий охотник, уже опорознившим, то сие и бывало причиною, что он говаривал такой вздор и такие нескладицы, что при слушании оных обливалось даже сердце кровью от стыда перед иностранными министрами, видящими и слышавшими то и бессомненно смеющимися внутренне. Истинно бывало, вся душа так поражается всем тем, что бежал бы неоглядкою от зрелища такового!"