June 17th, 2013

Статья про Бернейса

В октябре 1914 года германские войска взяли Антверпен. В честь победы в немецких костёлах звонили колокола. Газета "Кölnische Zeitung" посвятила событию одну фразу.

Вскоре после этого французский ежедневник "Le Matin" написал: "Согласно "Кёльнише Цайтунг", антверпенское духовенство после взятия города было вынуждено звонить в колокола."

На следующий день в "London Times" можно было прочесть: "По сообщениям "Ле Матин" из Кёльна, бельгийские священники, после взятия Антверпена отказавшиеся звонить в колокола, были изгнаны со своих постов".

"Corriere de la Serra" добавила: "По сведениям "Таймс", полученным через Париж из Кёльна, бельгийские священники, отказавшиеся звонить в колокола после падения Антверпена, были отправлены на принудительные работы".

После чего "Le Matin" вернулся к теме и закрыл её словами: "Информация "Коррьере де ла Серра", полученнaя через Лондон, подтверждает, что когда бельгийские священники героически отказались звонить в колокола, захватившие Антверпен варвары повесили их головами вниз вместо колокольных языков".

Разумеется, после окончания войны умные люди не могли не задаться вопросом: а нельзя ли использовать ту же самую технику для решения проблем мирного времени?Эдвард Бернейс,"Прoпаганда", 1928 год

Знает ли "военный эксперт" военную историю?

Павел Фельгенгауэр «Красная линия» пересечена. США кардинально меняют политику в Сирии

Об чем он? Видимо про это:

"Тонкая красная линия (англ. The Thin Red Line) — историческое событие, ставшее явлением английской культуры, отражение кавалерийской атаки 93-м шотландским пехотным полком горцев в битве при Балаклаве 25 октября 1854 года, во время Крымской войны. Для того, чтобы прикрыть слишком широкий фронт атаки русской кавалерии, генерал-майор сэр Колин Кэмпбелл приказал своим солдатам построиться в шеренгу по два, вместо предусмотренной уставами в таких случаях шеренги по четыре. Корреспондент «Таймс» Уильям Рассел описал[5] потом шотландский полк в этот момент как «тонкую красную полоску, ощетинившуюся сталью». Со временем это выражение перешло в устойчивый оборот «тонкая красная линия», обозначающий оборону из последних сил. Эта фраза стала символом британского хладнокровия в сражениях".

Или была другая "красная линия"? Если про арабо-израильскую войну, то там была "зеленая линия". Похоже она у него от "осциллографа".

В чем открытие Деревянко

Сартр, экзистенциализм, Тургенев

Сартр:
В одной своей замечательной статье Понж 12 писал «Человек - это будущее человека». И это совершенно правильно. Но совершенно неправильно понимать это таким образом, что будущее предначертано свыше и известно богу, так как в подобном случае это уже не будущее. Понимать это выражение следует в том смысле, что, каким бы ни был человек, впереди его всегда ожидает неизведанное будущее.

Но это означает, что человек заброшен.

Я не могу обратиться к чувству, чтобы им руководствоваться. А это значит, что я не могу ни искать в самом себе такое истинное состояние, которое побудило бы меня к действию, ни требовать от какой-либо морали, чтобы она предписала, как мне действовать. Однако, возразите вы, ведь он же обратился за советом к преподавателю. Дело в том, что, когда вы идете за советом, например, к священнику, значит, вы выбрали этого священника и, в сущности, вы уже более или менее представляли себе, что он вам посоветует.

Никакая всеобщая мораль вам не укажет, что нужно делать; в мире нет знамений. Католики возразят, что знамения есть. Допустим, что так, но и в этом случае я сам решаю, каков их смысл.

Я могу сказать: «Я люблю своего приятеля достаточно сильно, чтобы пожертвовать ради него некоторой суммой денег». Но я могу сказать это лишь в том случае, если это уже сделано мною. Я могу сказать «Я достаточно люблю свою мать, чтобы остаться с ней», в том случае, если я с ней остался. Я могу установить значимость данного чувства лишь тогда, когда уже совершил поступок, который утверждает и определяет значимость чувства.


Тургенев "Накануне":
- Вы очень любите свою родину? -- произнесла она робко.
-- Это еще неизвестно, -- отвечал он. -- Вот когда кто-нибудь из нас умрет за нее, тогда можно будет сказать, что он ее любил.