June 11th, 2013

К сегодняшнему

Андрей Белый "Петербург":
Дальше, за мостом, на фоне ночного Исакия из зеленой мути пред ним та же встала скала: простирая тяжелую и покрытую зеленью руку тот же загадочный Всадник над Невой возносил меднолавровый венок свой; над заснувшим под своей косматою шапкою гренадером недоуменно выкинул конь два передних копыта; а внизу, под копытами, медленно прокачалась косматая, гренадерская шапка засыпающего старика. Упадая от шапки, о штык ударилась бляха.

Зыбкая полутень покрывала Всадниково лицо; и металл лица двоился двусмысленным выраженьем; в бирюзовый врезалась воздух ладонь.

С той чреватой поры, как примчался к невскому берегу металлический Всадник, с той чреватой днями поры, как он бросил коня на финляндский серый гранит — надвое разделилась Россия; надвое разделились и самые судьбы отечества; надвое разделилась, страдая и плача, до последнего часа — Россия.

Ты, Россия, как конь! В темноту, в пустоту занеслись два передних копыта; и крепко внедрились в гранитную почву — два задних.

Хочешь ли и ты отделиться от тебя держащего камня, как отделились от почвы иные из твоих безумных сынов, — хочешь ли и ты отделиться от тебя держащего камня и повиснуть в воздухе без узды, чтобы низринуться после в водные хаосы? Или, может быть, хочешь ты броситься, разрывая туманы, чрез воздух, чтобы вместе с твоими сынами пропасть в облаках? Или, встав на дыбы, ты на долгие годы, Россия, задумалась перед грозной судьбою, сюда тебя бросившей, — среди этого мрачного севера, где и самый закат многочасен, где самое время попеременно кидается то в морозную ночь, то — в денное сияние? Или ты, испугавшись прыжка, вновь опустишь копыта, чтобы, фыркая, понести великого Всадника в глубину равнинных пространств из обманчивых стран?

Да не будет!..

Раз взлетев на дыбы и глазами меряя воздух, медный конь копыт не опустит: прыжок над историей — будет; великое будет волнение; рассечется земля; самые горы обрушатся от великого труса; а родные равнины от труса изойдут повсюду горбом.

О коварстве Альбиона

«Мюнхенский сговор» 31 сентября 1938 года - чтобы сохранить престиж Гитлера, его власть и не допустить к власти прусских генералов, исторически ориентированных на Россию.

(21 марта 1938 года Гитлер предлагает Польше взамен на признание западных границ Польши, данцигского коридора, свободной гавани в Данциге и претензий на Украину согласиться на переселение немецкого населения в свободный город Данциг и пользующейся правом экстерриториальности полосы вдоль дорог в Восточную Пруссию.
Поляки отказываются).

«Гарантии Польше» 31 марта 1939 г. чтобы поляки, возбудившись гарантиями, не пошли на полюбовное соглашение с Гитлером, и тем самым не закрыли бы ему путь на Восток. О том что серьезной войны не будет, Германию можно уведомить конфиденциально.

«Пакт Молотова-Риббентропа» 23 августа 1939 года - пиздец Альбиону. Через 10 лет Империя кончилась.

Бенгази

«С тех пор как сместили Акелу, Стая оставалась без вожака, и волки охотились или дрались как кому вздумается… Одни из них охромели, попавшись в капкан, другие едва ковыляли, раненные дробью, третьи запаршивели, питаясь всякой дрянью, многих недосчитывались совсем… Один, самый захудалый, провыл:
– Будь снова нашим вожаком, о Акела! Будь нашим вожаком, о детёныш! Нам опротивело беззаконие, и мы хотим снова стать Свободным Народом!
– Нет, – промурлыкала Багира, – этого нельзя. Если вы будете сыты, вы можете опять взбеситься. Недаром вы зовётесь Свободным Народом. Вы дрались за Свободу, и она ваша. Ешьте её, о волки!»

Киплинг «Книга Джунглей»

12 июня и 4 октября

12 июня 1990 года первым Съездом народных депутатов РСФСР была принята «Декларация о государственном суверенитете РСФСР», стало праздничной датой с 1992 года (с 2002 года как "День России")
----
По этой логике и 4 октября года надо бы праздновать.
Что нибудь этакое, в стилистике Пурима (кровавая расправа над мешающими властвовать)

(no subject)

"- Слушайте, мы сначала пустим смуту, - торопился ужасно Верховенский, поминутно схватывая Ставрогина за левый рукав. - Я уже вам говорил: мы проникнем в самый народ. Знаете ли, что мы уж и теперь ужасно сильны? Наши не те только, которые режут и жгут, да делают классические выстрелы или кусаются. .. Cлушайте, я их всех сосчитал: учитель, смеющийся с детьми над их богом и над их колыбелью, уже наш. Прокурор, трепещущий в суде, что он недостаточно либерален, наш, наш. Администраторы, литераторы, о, наших много, ужасно много, и сами того не знают! ... Но одно или два поколения разврата теперь необходимо; разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь - вот чего надо! А тут еще "свеженькой кровушки", чтоб попривык. ... надо, чтоб и народ уверовал, что мы знаем, чего хотим, а что те только "машут дубиной и бьют по своим". … Мы провозгласим разрушение... почему, почему, опять-таки, эта идейка так обаятельна! Но надо, надо косточки поразмять. Мы пустим пожары... Мы пустим легенды... Тут каждая шелудивая "кучка" пригодится. Я вам в этих же самых кучках таких охотников отыщу, что на всякий выстрел пойдут, да еще за честь благодарны останутся. Ну-с, и начнется смута! Раскачка такая пойдет, какой еще мир не видал... Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам..."

Чем люди на жизнь зарабатывают

"Россия была больна и безумна, и мы, ее мысли и чувства, вместе с нею. Была минута, когда все чувства нашей родины превратились в сплошной, безобразный крик, похожий на крик умирающего от мучительной болезни. Тело местами не чувствует уже ничего, местами разрывается от боли, и все это многообразие выражается однообразным, ужасным криком. Этим криком был одно время Л. Андреев, но, к сожалению, он продолжал кричать тогда, когда уже ничто кругом не кричало. он стал пародией своей собственной некогда подлинной муки, являя неумный и смешной образ барабанщика, который, сам себя оглушая, продолжает барабанить, когда оркестр, которому он вторил, замолк."
(Блок "Открытое письмо Мережковскому", 1910 г.)

17 год сто лет спустя

"Богатые праздные классы", сейчас "бедные праздные классы". Не нравится? Мозолят глаза? Ну так уничтожьте их в грядущей революции.

Гитлер и Муссолини

Юнг:
"Гитлер — шаман, род божественного сосуда, полубожество, более того, миф, тогда как Муссолини — человек, и все в фашистской Италии принимает более гуманную форму, чем в нацистской Германии, где ход событий определяется через откровение. Гитлер, как человек, едва существует. По меньшей мере, скрывается за своей ролью. Муссолини, напротив, никогда не заслоняется своей ролью.
Итак, поскольку я наблюдал за Муссолини, то не мог не заметить, что он следит за лучшим гусиным шагом, какой когда-либо видел, с удовольствием и интересом маленького мальчика в цирке. По сравнению с Муссолини, Гитлер произвел на меня впечатление, в некотором роде, деревянного каркаса, одетого в платье, механизма, напоминающего робота или с маской робота. В продолжение всей церемонии он ни разу не улыбнулся, как будто он сердился, был в дурном настроении. Я не обнаружил ни одного человеческого признака. Его лицо выражало непреклонную одержимость целью, без тени юмора. Казалось, что он дублер реального человека и что Гитлер-человек прячется внутри, и прячется намеренно, для того чтобы не нарушить механизм.

Какое поразительное различие между Гитлером и Муссолини! Я не мог не почувствовать расположения к Муссолини. Его жизненная энергия и пластичность были теплыми, человеческими, заразительными. У вас уютное ощущение от Муссолини как человека. Гитлер вас пугает. Вы понимаете, что никогда не будете способны разговаривать с этим человеком, потому что это никто, это не человек, а коллектив. Он не личность, он целая нация.
Я полагаю, безусловно, закономерно, что у него нет личного друга. Как можно интимно разговаривать с нацией? Вы можете объяснить Гитлера при личном сближении не более, чем объяснить великое произведение искусства, изучая личность художника. Великое произведение искусства является продуктом времени, мира в целом, в котором живет художник, результатом взаимодействия миллионов людей, которые его окружают, неисчислимых потоков мыслей и энергий, струящихся вокруг него. Таким образом, Муссолини, который только человек, будет легче найти преемника, чем Гитлеру. К счастью, в отличие от Муссолини я не вижу такой возможности для Гитлера.

- Что, если Гитлер женится?
Он не женится. Не может быть женатого Гитлера, даже если он женится. Он перестанет быть Гитлером. Но невероятно, что он когда-либо решится на это. Меня не удивит, если станет известно, что он всецело пожертвовал своей сексуальной жизнью ради Дела. Это нередкое явление, особенно для людей типа шамана, хотя гораздо менее характерное для типа вождя. Муссолини и Сталин, по-видимому, ведут вполне нормальную сексуальную жизнь. Подлинной страстью Гитлера является, конечно, Германия. Можно сказать, что он будет находиться либо под властью женщины, либо под властью Идеи".

(no subject)

Ролф Якобсен

"То, что ты думал и сделал,
никогда не умрет,
а надежды твои
умрут, твоя радость
умрет, твои нужды
умрут, и умрет
твоя плоть, но не то,
что ты сделал, не то,
что сделал,
всему вопреки
всё же сделал,
может, стыдно –
это немного,
но это живо,
может, могло быть больше,
но это диво.
А то, чего ты желаешь,
умрет, и надежды
умрут очень скоро,
но то, что ты думал,
будет жить,
и то, что ты сделал,
да, черт побери,
что ты сделал,
ты..."

Сложности жизни в Дагестане

"Был такой министр торговли Гаджиев - один из самых богатых людей тогда, в конце 80-х. Случился конфликт интересов и амбиций, пошли взаимные покушения. Травму позвоночника Амиров получил в 93-м году как раз в этой войне, в ходе которой Гаджиев не выжил. Потом был такой Тотурбиев, глава Дагпотребкооперации. Тоже очень богатый человек. Его нашли в Москве в гостинице с отрезанным членом во рту. Потом министр финансов Гамид Гамидов. Взорвали. Затем - война с Шарапутдином Мусаевым, главой пенсионного фонда. Шарапутдин тоже даргинец, бывший боксер, создал свою ОПГ из спортсменов. Он решил сыграть на опережение, подорвать дом Амирова. Страшный был теракт, подняли на воздух 13 домов, 19 погибших. На Мусаева завели уголовное дело, и он убежал в Москву, сидел тихо, не высовывался. Там его и убили с любовницей.

Постепенно с политического поля исчезли практически все мало-мальски значимые фигуры. «Болтуны», как их называют в Дагестане, чиновники и политики, не имеющие своей силовой поддержки. А сферы их влияния перешли под контроль мэра Махачкалы, выстроившего жесткую систему подчинения. Многие дагестанцы называют ее «порядком». Когда, к примеру, в своей машине сгорает главный архитектор столицы, приторговывавший строительными разрешениями без ведома шефа, это называется «борьба с коррупцией». Но с местным колоритом.

Как и подобает фигуре «авторитетной», личность Саида Амирова действительно окутывают многие тайны и легенды. В Махачкале, к примеру, на полном серьезе рассказывают, что за мэром постоянно ходит некий хитрый еврей, который учит его, как лавировать между криминалом и государством. Маленький такой, старенький. А в жертвы «Кровавого Рузвельта» записывают всех скопом вплоть до Гамсахурдиа. Тот, дескать, бежал из Грузии в Дагестан на вертолете с золотым запасом своей страны. Глупо было упускать такой куш.

Пока арест Саида Амирова напоминает палку, которую воткнули в муравейник. Хотя логика подсказывает, что вместе с арестом «императора» метрополия должна провести множество неприятных процедур - аудит банковской системы республики, тотальную проверку коммунальных служб, переаттестацию местного МВД, наконец. Без этого Дагестан скоро получит «Амирова № 2», который учтет ошибки предшественника".
Отсюда

Маннергейму венок



"Много, например, мы знали храбрых генералов, увенчанных по заслугам всевозможными знаками отличий. Но такого заслуженного воина, как белогвардейский (прежде просто гвардейский) генерал Маннергейм, который за одну войну получил и русский орден Св. Георгия и немецкий орден Железного креста, мы всё же видим впервые".

---
А сам он был швед и по фински ни бум-бум...

Пацаны на дорожке